Архив

Мы вынуждены охранять свой Карфаген

Уважаемая редакция!

С интересом и пристрастием слежу за публикациями газеты «Красноярская версия», посвященными ситуации на Саяно-Шушенской ГЭС.

И пристрастие и интерес вызваны тем обстоятельством, что я являюсь одним из
созидателей этой многострадальной «жемчужины советской энергетики», и
горжусь этим. Вторым существенным обстоятельством является то, что и
после случившейся аварии моя семья никуда съезжать из
Черёмушек не планирует (см. фото). А значит, надо попытаться предельно точно разобраться в причинах происшедшего и в том, что ещё может произойти с таким грандиозным во всех смыслах сооружением.
За публикациями уважаемого А. Н. Дмитриева мы следим давненько, правда, относимся к его выводам примерно так же, как подавляющее большинство
людей с высшим образованием и средним соображением относится к доказательствам и выводам теории относительности: честно осознавая, что материя сия выходит далеко за пределы интеллекта среднестатистического российского инженера или физика.

…И наконец, самое главное. «Карфаген», увы, может быть именно разрушен, но никак не может быть планово демонтирован. Поверьте, не существует таких технических решений и технологий, которые позволили бы даже при горячем желании обеспокоенного правительства безаварийно ликвидировать уже построенную гидроэлектростанцию подобного масштаба. Спустить уровень водохранилища по всем правилам можно только на 37 метров ниже того, который был на момент аварии (или на 39
метров ниже нормального подпорного). Вероятно, удастся осадить его ещё на
десяток метров, если пренебречь интересами турбинных водоприёмников (к весне 2010-го их работа вряд ли будет насущной). Так наверняка и планируется штабом по ликвидации аварии, потому что встречать паводок надо с максимально опорожненным водохранилищем. Это аксиома для любых гидроэлектростанций. Объём предполагаемого сброса воды к моменту начала весенне-летного паводка – порядка 15 кубических километров плюс естественный приток за оставшиеся до начала паводка 6-7 месяцев. Это вполне реальные цифры, можно будет даже притормозить сброс в особо холодные месяцы, чтобы избежать гололёдных явлений вблизи ГЭС. Но ниже существует непреодолимый предел сработки уровня водохранилища – пороги водосбросных отверстий (см. фото). Пропускная способность этих отверстий при малых уровнях водохранилища становится мизерной в строгом соответствии с законами гидравлики. Пороги берегового водосброса расположены ещё выше. Первый же летний паводок начнёт обратное заполнение аккумулирующей призмы водохранилища. А дальше действительно практически всё зависит от природы, то есть от величины паводка. С большой долей уверенности можно ожидать, что на ближайший паводок объёма этой призмы и производительности водосбросов вполне хватит.
Но на многолетнюю перспективу такое упование категорически неприемлемо. Я напомню печально известную позицию Троцкого на мирных переговорах в Бресте: «Ни войны, ни мира…». Кто интересуется историей Отечества, тот знает, к чему это привело. Так что с позиции человека, живущего под самой плотиной, я бы сформулировал насущную задачу совершенно иначе, нежели это делает профессор Дмитриев: мы просто вынуждены восстанавливать, сохранять и охранять свой «Карфаген» ради общей безопасности нас и наших земляков по всей долине Енисея до самой Игарки. Всеми возможностями государственной экономики и воли, всеми достижениями человеческого разума. В том числе и теми уникальными знаниями в своей сфере деятельности, которыми обладает, не сомневаюсь, мой уважаемый оппонент, профессор Алексей Николаевич Дмитриев.

С уважением Виктор Кириченко,
инженер-гидростроитель, член Союза российских писателей, п. Черёмушки

 

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий