В поисках Земли Санникова

Только случай не позволил величайшему исследователю Эдуарду Толлю открыть Северную землю, от которой он находился в нескольких шагах…

«Все полярные экспедиции… в смысле достижения цели были неудачны, но если мы что-нибудь знаем о Ледовитом океане, то благодаря этим неудачным экспедициям. Толль не нашел Землю Санникова. Однако научное наследство, оставленное им, быть может, более ценно для нас, чем если бы он открыл еще один остров в Ледовитом океане»
С. О. Макаров, адмирал

В этом году исполняется 280 лет Русскому географическому обществу. Оно было учреждено 6 (18) августа 1845 года Высочайшим повелением императора Николая I.

В нашем регионе побывало немало исследователей. Некоторые величайшие сыны нашей Родины бесследно пропали в арктическом белом безмолвии. Как выяснилось, места их захоронения ещё найти возможно — на соседнем острове Котельном возрождается военная Арктическая база, там круглогодично присутствует военный контингент, а министр обороны РФ С. Шойгу является к тому же президентом Российского географического общества. Восстановить справедливость и отдать почести героям России — это наш гражданский долг.

Слово исследователю, человеку удивительной эрудиции и интуиции, исследователю всего уникального и неизведанного, члену-корреспонденту Петровской академии наук и искусств, академику Российской народной академии и нашему постоянному автору Михаилу Сластухину.

Вместо предисловия

В предыдущих статьях о Русанове и Брусилове мною уже упоминалось о бароне Эдуарде Толле, который так же, как и они, пропал на бескрайних просторах Арктики. Но последняя экспедиция барона Толля была осуществлена на целых 10 лет раньше, упоминавшихся в предыдущих моих исследованиях. Но вот в чём парадокс: о результатах экспедиции Толля известно почти всё, за исключением описания его гибели и места его захоронения, в отличие от последующих аналогичных экспедиций Русанова и Брусилова, о которых мы можем судить только по отчётам Русанова об исследовании Шпицбергена и научного и эпистолярного наследия штурмана Альбанова — одного из двух уцелевших участников экспедиции Брусилова.

Экспедиция

Нет, я не имею возможности организовать поисковые отряды ни в силу материальных возможностей, авторитета и организационных способностей, я провёл своё исследование «методом планшетного сканирования», которое пока не воспринимается официальной наукой как инструмент познания по разным причинам, и, в первую очередь, — отсутствия понимания физических и философских критериев оценки. Остепенённые учёные мужи от традиционной науки предпочитают такие методы относить к разряду эзотерики, т. е. интуитивных способов исследования, хотя имеются статистические подтверждения относительной достоверности метода планшетного сканирования и его теоретического обоснования, но не подкреплённого математическим аппаратом. Проще отвергать метод, называть его лженаукой, когда нет объяснений в рамках существующей парадигмы. Хотя научные авторитеты с энтузиазмом могут рассуждать о теории «ноосферы» Вернадского, о которой, впрочем, нет ни теоретических, ни экспериментальных подтверждений достоверности этой теории; доктора наук от РАН рассуждают о ноосфере как непреложном факте, хотя признают, что померить ничего нельзя, а допустимы только философские обсуждения. Как же — это же придумал общепризнанный авторитет!

Экипаж шхуны «Заря»

Предлагаю внимательно вглядеться в эти две, такие непохожие, фотографии одного и того же человека: одна — парадная, аристократа, остзейского барона, придворная карьера которого, казалось бы, была предрешена и обеспечена происхождением и блестящей образованностью. Вторая — уставшего, но целеустремлённого полярного исследователя, облачённого не во фрак, а в тяжёлые меховые одежды, не снимаемые месяцами, ради достижения далёких горизонтов науки пожертвовавшего своей карьерой.

Я почти уверен, что подавляющее большинство россиян даже не слышали о такой исторической личности, чтобы особо не афишировать заслуги, якобы дискредитированные совместной работой с А. Колчаком. У нас остались другие герои — Седов, Папанин, Шмидт, Чкалов, Леваневский, да теперь и их перестали вспоминать. Да, одним из сотрудников и ближайших помощников Толля был молодой учёный-исследователь, лейтенант Императорского флота Александр Васильевич Колчак, будущий Верховный правитель России и Верховный главнокомандующий Русской армией. Поэтому по политическим мотивам при советской власти история экспедиции радикально искажалась, а сегодня — наоборот, Колчаку приписываются несуществующие заслуги и идеализируется образ, как вынужденного страдальца за истину.

К сожалению, и сегодня, при отсутствии цензуры, когда ничто не препятствует исторической справедливости, в новой России 21 века опять появляются благоглупости, незаслуженно и в угоду моде возвеличивающие до несоразмерных высот заслуги А. Колчака перед нашей историей и наукой. Моё утверждение о забвении имени Толль подтверждается таким фактом: 22 февраля 2016 года телеведущий РЭН ТВ Игорь Прокопенко в своей программе, претендующей на научную объективность, заявил, что инициатором поиска Земли Санникова был император Николай II, а возглавить экспедицию поручил Александру Колчаку. Кто такой для царя в то время был неизвестный лейтенант А. Колчак? — никто. А историческая действительность такова: Северная экспедиция к Земле Санникова была осуществлена по настоятельной просьбе Э. Толля, одобрена Николаем II, и подготовить и возглавить её император поручил через брата, великого князя Константина, президента Географического общества барону Эдуарду Толлю, к тому времени уже знаменитому полярному исследователю и многопрофильному учёному.

А вот Колчак трижды обращался к Толлю о включении его в состав экспедиции, и только с третьего раза Толль взял его третьим офицером на шхуну «Заря», правда, это был удачный выбор, Колчак сделал очень много в этой экспедиции и для науки — надо отдать должное. Его обязанности в экспедиции — гидрограф и третий офицер после капитана Коломойцева и помощника капитана Матисена, не считая главу экспедиции штатского человека Эдуарда Толля. И до сих пор путаница в головах многих: кто остался старшим на судне, когда Толль ушёл к Земле Санникова. Ведь поручение о дальнейших действиях было написано лично Матисену. Да, Колчак подбирал удобное место в устье Тикси для зимовки шхуны — так это была его обязанность гидрографа. Коломойцев почти год назад ушёл пешком в Диксон во время первой зимовки экспедиции на западном побережье Таймыра — готовить угольные и продуктовые склады для обратного рейса шхуны. Кстати, в 70 годах нашли на Таймыре продуктовые склады Толля, и консервы с гречневой кашей оказались абсолютно пригодные в пищу.

Надо отдать должное, что при своём вздорном и несносном характере А. Колчак был незаменимым специалистом-гидрологом, и ему многим обязана географическая наука и океанология; потом, не отнять у него человеческой порядочности, когда он, рискуя жизнью, бросился на поиски Э. Толля, который ушёл на остров Беннетта для дальнейших географических открытий. За плавание на остров Беннетта лейтенант Колчак был награждён высшей наградой Русского географического общества — Константиновской медалью. Тогда же на острове Беннетта А. Колчак чуть было не погиб, провалившись в расщелину с водой, и спасён был боцманом Бегичевым, который отдал ему свою одежду. Бегичев и Колчак впоследствии стали друзьями — офицер-дворянин и боцман — старший матрос, он был на его свадьбе, за Колчаком пошёл добровольцем на войну с японцами, потом в Красноярске в 1919 г. уговаривал Колчака организовать экспедицию по поиску Толля, но Колчак отказал.

Интересна сама личность Никифора Алексеевича Бегичева, русского моряка, полярного путешественника, дважды награждённого Большой золотой медалью Российской академии наук, участвовавшего в должности боцмана в высокоширотной экспедиции Э. В. Толля на парусно-моторной шхуне «Заря»; первый начал поиски пропавшего Толля. Его именем названы острова в море Лаптевых, гряда в устье реки Пясино, в посёлке Диксон сооружён памятник Бегичеву.

Последнее из полей действия…

Так кто же такой Эдуард Васильевич Толль, почему решил автор привлечь к нему внимание читателей, и в первую очередь жителей Красноярского края? Во-первых, его научная и исследовательская деятельность настолько обширна и глубока, что перечисление его заслуг перед Отечеством займёт несколько страниц. Во-вторых, имя полярного исследователя Э. Толля в историографии освоения Арктики незаслуженно принижено или находится в тени, и главная причина — остатки советского наследия по отношению к участию в экспедиции Э. Толля будущего верховного правителя России Александра Васильевича Колчака, заслужившего ненависть народа не за участие в белом движении, а за карательные деяния по отношению к мирному населению в тылу своей армии. В-третьих, несколько экспедиций Э. Толля работали непосредственно на территории современного Красноярского края, на Таймыре, от Хатанги до Дудинки и на побережье, оставив научное наследие в виде уточненных карт и открытых островов; только случай не позволил ему открыть Северную землю, от которой он находился в нескольких шагах, что сделано впоследствии экспедицией Велькицкого.

Эдуард Толль

«На протяжении всей своей деятельности Э. В. Толль проявлял себя как истинный патриот своей Родины, он может служить образцом мужества и героизма», — так высоко отмечены заслуги барона Толля устами одного из наиболее выдающихся русских геологов и географов, путешественников и писателей — Владимиром Афанасьевичем Обручевым. Литературное творчество Обручева-писателя было во многом и напрямую навеяно глубокой верой Толля в существование Земли Санникова.

Вернёмся к Эдуарду Толлю. Русский геолог, арктический исследователь (по существующей версии, пропал без вести), из дворянского рода остзейских немцев, барон. Близкий родственник семейства Миддендорфов, одним из представителей которого был учитель Толля — известный естествоиспытатель, академик Императорской академии наук А. Ф. Миддендорф, кстати, это имя есть в географических названиях территории Красноярского края. Нет смысла пересказывать полную историю жизни Толля, она достаточно широко описана в энциклопедиях и биографических трудах исследователей деятельности этого аристократа, да и у меня нет доступа к оригинальным документам, поэтому не имею права выступать в роли биографа.

Кем был Э. В. Толль по своей научной специализации? Во всех источниках Э. В. Толль именуется геологом. Толль окончил естественноисторический факультет Дерптского университета, где изучал сначала минералогию, затем увлекся медициной, а на последних курсах — зоологией. Работая на рубеже XIX и XX столетий, в еще отдаленном преддверии научно-технической революции, Э. В. Толль обладал всесторонней эрудицией естествоиспытателей прошлых эпох, одновременно счастливо избежав дилетантизма. Толль профессионально мог выполнить магнитные наблюдения и определить виды встреченных птиц или растений. При этом он был геологом: предметом его научной мысли была земная кора в ее эволюционном развитии.

Э. Толль был включен в состав научной экспедиции своего бывшего учителя зоологии, профессора Макса Брауна по Средиземному морю. По берегам Алжира и Балеарских островов он изучал фауну, знакомился с геологическими отложениями, набирался опыта исследователя и знаний. По возвращении в Юрьев защитил кандидатскую диссертацию по зоологии и был оставлен при университете. Расширял знания в зоологии, но не забывал и о геологии, чем привлек внимание директора геологического музея академика Императорской академии наук, участника двух экспедиций в Сибирь Ф. Б. Шмидта.

Эдуард Толль в экспедиции

Вернувшись в Дерпт, защитил кандидатскую диссертацию по зоологии, был оставлен при университете. Труды Толля привлекли внимание знаменитого учёного-полярника А. А. Бунге. Он пригласил Толля в экспедицию на Новосибирские острова. В марте — апреле 1885 года, проделав по реке Яна около 400 километров, Толль прибыл в Верхоянск. Собрав много ценных материалов, вернулся в с. Казачье и через пролив Лаптева перебрался на Новосибирские острова. Экспедиция завершилась в декабре 1886 года. 28 января 1887 года путешественники прибыли в Петербург. Было составлено геологическое описание Новосибирских островов, собраны обширные коллекции ископаемых животных и растений — две с половиной тысячи экспонатов. На заседании Академии наук были заслушаны доклад А. А. Бунге и выступление Э. В. Толля. Он высказал уверенность в существовании Земли Санникова и добавил: «Неужели мы отдадим последнее из полей действия для открытия нашего Севера опять другим народам? Ведь одна из виденных Санниковым земель уже открыта американцами». Он имел в виду американского полярного исследователя Дж. Де-Лонга, возглавлявшего экспедицию 1879–1881 годов и открывшего целую группу северных островов. Э. В. Толль получил известность в кругах специалистов и научной общественности. Он был зачислен хранителем минералогического музея Петербургской Императорской академии наук. Занялся обработкой собранного геологического материала.

В 1893 году Э. В. Толлю представилась возможность вновь посетить Новосибирские острова. Академия командировала его исследовать местонахождение трупа мамонта в районе устья Яны. Прибыв на место весной, Толль убедился, что останки не слишком интересны, однако решил еще раз осмотреть их после того, как растает снег, а пока посетить Новосибирские острова, благо в задании экспедиции был пункт, дававший свободу выбора действий — «Изучение неизвестных частей Сибири».

19 апреля Толль, его помощник лейтенант Евгений Иванович Шилейко и четверо каюров двинулись на собаках по известному маршруту: Святой Нос — остров Большой Ляховский. Поездка оказалась трудной, так как подготовились наскоро, а каюры, привыкшие к оленям, не умели обращаться с собаками. Тем не менее, успели объехать Большой Ляховский и Котельный, описать множество обнажений, пополнить астрономические и магнитные наблюдения, устроить «продовольственные депо» для Нансена, который тогда готовился к рейсу на «Фраме». А в оставшиеся дни лета Толль совершил еще феноменальный по длине маршрут по материку: дельта Лены — низовья Оленека — Анабарская губа — Хатанга — Дудинка на Енисее.

«Раз ступить на землю и умереть…»

13 августа 1886 года в жизни Э. В. Толля произошло событие, определившее всю его дальнейшую судьбу. Стоя на северном берегу Котельного, в устье ручья Могур, он увидел по азимуту 14–18 градусов «ясные контуры четырех столовых гор с прилегающим к ним на востоке низким остроконечием». Картина была настолько четкой, что Толль не только определил расстояние до гор (около ста пятидесяти верст, или полтора градуса по широте), но и заключил, что они сложены трапповыми породами подобно островам Земли Франца-Иосифа.

С этого момента все дни, какие Толлю еще оставалось прожить на свете, были подчинены мечте о достижении увиденного острова. Слова, «раз ступить на землю и умереть», сказал о Земле Санникова проводник Толля эвенк Василий Джергели, которого Толль очень любил и часто вспоминал в своих письмах и научных трудах.

О. Беннетта и Земля Санникова. Расстояние — 342 км

Когда возникает тема Земли Санникова, я думаю, она сразу ассоциируется у всех с фантастической повестью писателя и геолога В. А. Обручева «Земля Санникова, или Последние онкилоны», написанному якобы по рассказам местных жителей Якутии — эвенов, услышанных автором в начале ХХ века. От них Обручев узнал о загадочной тёплой земле, лежащей далеко в Ледовитом океане. Говорили, что туда каждый год отправляются стаи перелётных птиц; что именно там нашло себе приют исчезнувшее племя онкилонов. Именно этому произведению мы обязаны приданием Земле Санникова статуса не научного, а культурного мифа. А кто не читал этой книги, наверняка, определённо видели кинофильм «Земля Санникова», завораживающий по режиссуре и созвёздию артистов — Владислав Дворжецкий, Георгий Вицин, Олег Даль, Юрий Назаров, Махмуд Эсамбаев, Николай Гриценко. (Кстати, автор настоящей статьи был лично знаком с народным артистом СССР Махмудом Эсамбаевым, с которым общался в Красноярске во время его гастролей, и на родине великого танцора — в селе Старые Атаги Чечено-Ингушской АССР). Вот только публичное озвучивание идеи о существовании Земли Санникова принадлежит именно Э. Толлю, и именно он начал продвигать её в общественных и научных кругах, докладах и публикациях, и учёный В. Обручев не мог об этом не знать.

Николай II даёт «добро»

В 1899 Толль приступил к организации новой экспедиции, целью которой было изучение морских течений в Карском и Восточно-Сибирском морях Северного Ледовитого океана, исследование уже известных и поиск новых островов в этой части Арктики, а в случае удачи — открытие «большого материка» (Арктиды, Земли Санникова), в существование которого Толль свято верил. Это косвенно подтверждалось исследованиями американского капитана Де-Лонга и норвежца Нансена. Может быть, аристократическое происхождение, или научные труды, а может, совокупность всех качеств позволили Э. Толлю убедить членов царской семьи и самого императора Николая II в необходимости организации специальной экспедиции по поиску легендарной Земли Санникова. Ему несказанно повезло: сам император распорядился выделить из казны сполна средства на проведение этой экспедиции, мало того, полученные Э. Толлем средства даже превышали представленные им сметы. Именно Э. Толль, и только он, является инициатором, организатором и руководителем этой знаменитой полярной экспедиции.

21 июня 1900 года из Кронштадтского порта вышла яхта «Заря». «Положено начало экспедиции, которой я так долго добивался», — записал Толль в своем дневнике. По плану «Заря» должна была пройти к восточному побережью Таймыра и провести здесь первую зимовку. Затем летом 1901 года достичь Земли Санникова, где провести вторую зимовку и во время санных путешествий детально обследовать эту неведомую землю.

«От всего сердца желаю Вам всего доброго и прекрасного в Вашем долгом и важном путешествии, — писал в эти дни Фритьоф Нансен, с которым Э. В. Толля связывала многолетняя дружба. — Желаю Вам удачи и благополучного положения со льдом, чтобы Вы нашли хорошую гавань для зимовки. Мне нет надобности говорить Вам, что, за исключением Вашей превосходной жены и Вашей семьи, мало кто будет с таким интересом следить за Вами, как я, преданный Вам друг — Фритьоф Нансен… На прощание мы скажем, как эскимосы на восточном берегу Гренландии: «Чтобы Вам всегда плыть по свободной от льда воде!»

К сожалению, «Заря» встретила у берегов Таймыра слишком много льда и слишком мало воды. На первую зимовку Толль вынужден был остановиться у западного побережья, а не у восточного, как предполагалось. Здесь были проведены разнообразные научные наблюдения, составлена первая карта западного берега Таймыра. Время никоим образом не было потрачено зря, но на следующий год яхта освободилась от ледового плена очень поздно.

Во время зимовки участники экспедиции обследовали очень большой участок прилегающего берега Таймырского полуострова и архипелаг Норденшельда; при этом Федор Андреевич Матисен прошел на север через пролив (Матисена) и открыл в архипелаге Норденшельда несколько островов Пахтусопа. Капитан «Зари» Николай Николаевич Коломейцев из-за разногласий с Толлем оставил судно и в апреле 1901 года вместе со Степаном Расторгуевым прошел около 800 километров к Гольчихе (Енисейская губа) за 40 дней. По дороге он открыл впадающую в Таймырский залив реку Коломейцева, а его спутник в Пясинском заливе — остров Расторгуева. Новым капитаном «Зари» стал Ф. Матисен. Осенью 1901 года Толль прошел на «Заре», обогнув мыс Челюскин, от Таймыра к острову Беннетта почти по чистой воде, причем напрасно искал Землю Санникова к северу от Новосибирского архипелага. На вторую зимовку он остался у западного берега острова Котельного, в проливе Заря. Подойти к Земле Санникова из-за льдов было невозможно. Вечером 5 июня 1902 года Толль, астроном Фридрих Георгиевич Зееберг и два якута-промышленника — Николай Дьяконов и Василий Горохов — вышли на нартах с собачьими упряжками, тащившими две байдары, к мысу Высокому Новой Сибири. Оттуда сначала на льдине, дрейфующей в северном направлении, а затем на байдарах они перешли к острову Беннетта для его исследования.

Он верил в свою звезду

В феврале 1920 года на допросе в Иркутском ревкоме неудавшийся «верховный правитель России» адмирал Колчак вспоминал: «Шансов было очень мало, но барон Толль был человеком, верившим в свою звезду, в то, что ему все сойдет, и пошел на это предприятие». Между тем Эдуард Васильевич Толль вовсе не был склонен к авантюризму. Это был аналитик, вдумчивый и дотошный до педантизма исследователь, с огромным чувством ответственности. Именно как аналитик он рассчитал, что ограниченные запасы угля скоро заставят «Зарю» уйти, и новой возможности увидеть Землю Санникова — а Толль именно с этой надеждой шел на остров Беннетта — быть может, не представится никогда.

Группа Толля обеспечила себе кров, соорудив из пла́вника поварню. Этот же наличествовавший в избытке плавник мог служить и топливом. Гораздо хуже было с провиантом. Колчак писал, что «по какому-то недоразумению партией барона Толля не было использовано удобное время для охоты и не было сделано никаких запасов». Для удовлетворения текущих потребностей в пище вели охоту на оленей. Были убиты также 3 медведя, мяса которых хватило бы на несколько месяцев, однако оно было брошено на льду. Когда стало понятно, что «Заря» уже не придёт, стрелять и заготавливать птиц было поздно: в поварне экспедицией Колчака было обнаружено не более 30 патронов для дробовика. Медведя свободно подстрелить тоже можно далеко не всегда. Олени ушли с острова Беннетта на юг осенью, вслед за ними пришлось уходить и людям.

26 октября 1902 года партия Толля двинулась с острова на юг. Записка Толля, обнаруженная позднее Колчаком, оканчивалась словами: «Отправляемся сегодня на юг. Провизии имеем на 14–20 дней. Все здоровы. 26 октября 1902 г.».

Осенью снять оттуда отряд должна была «Заря». Толль дал капитану следующую инструкцию: «…Если летом нынешнего года лед около Новосибирских островов и между ними и островом Беннетта совсем не исчезнет и не дает, таким образом, плавать «Заре», то предлагаю Вам оставить судно в этой гавани и вернуться со всем экипажем судна зимним путем на материк, следуя известному маршруту с острова Котельного на Ляховские острова. В таком случае Вы возьмете с собой только все документы экспедиции и важнейшие инструменты, оставив здесь остальной инвентарь судна и все коллекции. В этом же случае я постараюсь вернуться до наступления морозов к Новосибирским островам, а затем зимним путем на материк. Во всяком случае, твердо верю в счастливое и благополучное окончание экспедиции…». «Заря» не смогла подойти к острову Беннетта в назначенное время из-за ледовых условий. Капитан сделал все возможное, но вынужден был отказаться от дальнейших попыток.

Путь группы Э. Толля (1305 км). Места гибели членов группы и последнее местонахождение участников

Весной на собаках, тащивших на нартах вельбот, Бегичев перешел из устья Яны к острову Котельному, летом на вельботе отправился к острову Беннетта, где поисковая экспедиция нашла покинутое зимовье Толля. Спасатели нашли на берегу два песцовых капкана и четыре ящика, в которых лежали собранные Толлем геологические коллекции. Неподалеку находился небольшой домик; до половины он был заполнен снегом, который смерзся, превратившись в ледяную глыбу. На грубых дощатых полах были найдены анемометр, ящик с мелкими геологическими образцами, жестянка с патронами, морской альманах, чистые записные книжки, банки из-под пороха и консервов, отвертка, несколько пустых склянок.

15 августа 1903 года Бегичев и несколько спасателей на вельботе с яхты «Заря» под руководством А. Колчака вышли в открытое море и взяли курс на мыс Эмма острова Беннетта. Как считали в ту пору, Толль и его спутники вынуждены были зазимовать на острове Беннетта, и спасти их не так уж и трудно… Переход оказался сравнительно легким и быстрым. Море было открытым. Льда не было. Уже через день, 17 августа, вельбот подошел к южному берегу острова Беннетта. Следы экспедиции Толля нашлись почти сразу: один из участников экспедиции багром поднял лежащую на прибрежной отмели крышку от алюминиевого котелка. Согласно договоренности, Толль должен был оставить сведения об экспедиции на мысе Эмма. И на следующий день, после первой ночевки на острове, несколько человек отправились к этому условленному месту.

Еще не дойдя до мыса, члены спасательной экспедиции нашли две стоянки Толля. На них были обнаружены следы костров, рубленые ветки плавника, служившего топливом. А на мысе Эмма сразу же были найдены документы: в груде камней, сложенной рукой человека, лежала бутылка с тремя записками: «21 июля благополучно доплыли на байдарах. Отправимся сегодня по восточному берегу к северу. Одна партия из нас постарается к 7 августа быть на этом месте. 25 июля 1902 г., остров Беннета, мыс Эмма. Толль». Вторая записка была озаглавлена «Для ищущих нас» и содержала подробный план острова Беннетта. Наконец, третья записка, подписанная Зеебергом, содержала такой текст: «Нам оказалось более удобным выстроить дом на месте, указанном на этом листке. Там находятся документы. 23 октября 1902 года».

Наконец из-под груды камней был извлечен обшитый парусиной ящик, в котором лежал краткий отчет Толля, адресованный на имя президента Российской академии наук. Из этого документа явствовало: Толль не утратил веры в существование Земли Санникова, однако так и не сумел из-за туманов разглядеть ее с острова Беннетта. Когда уже кончались запасы продовольствия, Толль и три его спутника приняли решение пробиваться на юг… В ноябре 1902 года они начали обратный переход по молодому льду к острову Новая Сибирь и пропали без вести.

Что заставило путешественников пойти на такой рискованный шаг как переход по морскому льду в полярную ночь с запасом продовольствия всего на 14–20 дней? Очевидно, Толль был уверен в том, что яхта «Заря» обязательно придет на остров, а потом, когда выяснилось, что надежды на это больше нет, заниматься промыслом было уже поздно: птицы улетели, олени ушли от преследования на лед.

22 ноября 1904 года на заседании Комиссии Российской академии наук было, в частности, определено, что в 1902 г. температура к 9 сентября упала до 21° и до времени ухода Э. В. Толля с острова Беннетта (8 ноября) неизменно колебалась между –18° и –25°. При таких низких температурах на пространстве между островом Беннетта и Новосибирским архипелагом нагромождаются высокие труднопреодолимые торосы. Затянутые льдом и предательски запорошенные снегом промежутки между торосами во мраке полярной ночи становятся еще опаснее, чем при путешествии в светлое время года. Обширные полыньи, покрытые тонким слоем ледяных кристаллов, совершенно не видны в густом тумане. При движении по полынье байдарка покрывается толстым слоем льда, а двухлопастные весла, обмерзая, превращаются в тяжелые ледяные глыбы. Кроме того, ледяное сало спрессовывается перед носовой частью байдарки и еще более затрудняет движение, и обмерзшая байдарка легко переворачивается. При таких обстоятельствах трещина во льду шириной всего лишь в 40 м представляла непреодолимое препятствие для перехода партии. Экспедиция Колчака обследовала все острова Новосибирской группы, однако следов группы Толля нигде так и не обнаружила. По мнению Колчака, она погибла во время перехода по льду с острова Беннетта на Новую Сибирь. Оставленные для неё на южном направлении запасы продовольствия остались нетронутыми.

Комиссия пришла к выводу, что всех членов партии нужно считать погибшими. И все же, несмотря на этот вердикт, комиссия назначила премию за отыскание всей партии или части ее и другую премию, меньших размеров, за первое указание несомненных следов ее. Увы, эти премии так и не были никому присуждены… Экспедиция закончилась гибелью барона Толля и трёх его спутников по санно-байдарочной партии, основная же часть экспедиции вернулись на материк.

«Провидческий смысл» экспедиции

Научно-практические результаты экспедиции оказались высоки. Экспедиция положила начало комплексному исследованию арктических морей и суши. Значительные результаты были достигнуты, прежде всего, в описании побережья и промерах глубин, которые учёные делали на всём пути экспедиции. Это особенно важно, если учитывать, что предыдущие экспедиции под руководством Нансена и Норденшельда систематических съёмок и промеров глубин не вели. Это видно из простого сравнения современных очертаний полуострова Таймыр и тех, что дают карты начала XX века. Группа Толля ценой жизни её участников обследовала неизученный остров Беннетта, собрав геологическую коллекцию.

По результатам работ экспедиции была составлена геологическая карта полуострова Таймыра и острова Котельного. Краткий физико-географический и биологический очерк северного побережья Сибири содержит сведения о климате, гидрографии, геологии, орографии, животном и растительном мире Таймыра и Новосибирских островов. На материалах экспедиции лейтенант А. Колчак выполнил фундаментальное исследование, посвящённое льдам Карского и Восточно-Сибирского морей, представлявшее собой новый шаг в развитии полярной океанографии.

Научные результаты Русской полярной экспедиции Академии наук, включающие исследования в области метеорологии, океанографии, земного магнетизма, гляциологии, физической географии, ботаники, геологии, палеонтологии, этнографии, полярных сияний были обработаны в течение 10–15 лет и изданы в «Известиях Российской академии наук», в навигационных картах и лоциях арктических морей.

По мнению исследователя Н. А. Черкашина экспедиция Толля имела и особый «провиденческий смысл»: она проводилась больше в интересах Военно-Морского флота, чем в интересах Академии наук. Ведь кроме поисков Земли Санникова, полярники разыскивали и выходы каменного угля, чтобы обеспечить кораблям, идущим с Запада на Камчатку и во Владивосток, заправку на середине пути.

По мнению ряда исследователей, Земля Санникова все же существовала, но в конце XIX или начале XX века была разрушена морем и исчезла подобно островам Пасильевскому и Семгиовскому, сложенным ископаемым льдом.

Точно так же считает и автор, который на основании собственных исследований построил схему и диспозицию взаиморасположения острова Беннетта и Земли Санникова, видимо, действительно существовавшей во времена Русской полярной экспедиции Э. Толля 1899–1902 гг. Вот только вряд ли и Санников, и Толль могли разглядеть эту землю с острова Котельный, которая была далеко за горизонтом и о существовании которой они могли судить по миграции перелётных птиц.

Отдать последние почести Героям России

Так всё же, справедливо ли считать пропавшей без вести четвёрку полярных путешественников во главе с Эдуардом Толлем? Автор так не считает и рассчитывает, что хотя бы уж останки или захоронение Э. Толля ещё можно найти. Вот предполагаемая схема маршрута от острова Беннетта до материка группы четырёх: Эдуард Толль — руководитель, астроном Фридрих Зееберг, зверопромышленники Василий Горохов, Николай Дьяконов; схема выполнена методом планшетного сканирования.

Как следует из результатов исследования первым из четвёртки погиб Эдуард Толль в 14 километрах от береговой линии острова Новая Сибирь, куда они направлялись. Команда не бросила во льдах своего погибшего командира и доставила тело до суши, где он и был похоронен.

Эдуард Васильевич Толль

Теперь вопрос: почему группа из оставшихся трёх не осталась на зимовку на острове Новая Сибирь, где по указанию Толля в своё время были созданы запасы продовольствия и сооружено зимовьё из плавника, а продолжила опасный путь до материка. Видимо, ответ следует искать в следующем: о существовании и точном местонахождении временной базы знал только сам Э. Толль, а его гибель была мгновенной, чего он сам не предвидел, поэтому не успел поделиться информацией со своими спутниками. Искать базу без ориентиров в полярных условиях даже на островной суше — бессмысленно, даже если они знали о её существовании.

Следующим из оставшейся группы погиб в ледяных просторах Восточно-Сибирского моря астроном Фридрих Зееберг. Нести на себе его тело двое оставшихся в живых были уже не в силах, потому он был оставлен в торосах. Вдвоём зверопромышленники смогли достичь материка и продолжили путь на юг до ближайшего поселения. Но, пройдя около 200 км по суше, погиб Василий Горохов, видимо, Николай Дьяконов похоронил своего товарища по его национальному эвенкийскому обычаю, а сам двинулся по известному ему маршруту в сегодняшний Билибинский район, в котором в те времена велась хозяйственная деятельность зверопромышленников и золотоискателей. Но до поселений и ему не удалось добраться, и, возможно, остатки его амуниции ещё можно отыскать в Билибинском районе Чукотского автономного округа, в месте гибели с координатами 67°8’18.36’’N 160°7’21.14’’E (67.138433,160.122539), хотя вряд ли кто предпримет такую экспедицию.

Место захоронения Эдуарда Толля

А вот что касается поиска места захоронения Эдуарда Толля, то найти его не так уж сложно и не затратно. Дело в том, что на соседнем острове Котельном возрождается военная Арктическая база, там круглогодично присутствует военный контингент, а министр обороны РФ С. Шойгу является к тому же президентом Российского географического общества. Может быть, не всё абсолютно точно с координатами, но попробовать восстановить справедливость и отдать почести героям России необходимо — это уже дело государства.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.