Вопросы без ответов…

Мероприятие, которое должно объединить усилия власти, ученых и экологов-общественников в борьбе за экологию, таковым не стало…

Напомним историю вопроса. Красноярцы все реже видят чистое небо над головой. В начале года неравнодушный горожанин Денис Горинов на интернет-площадке www.change.org создал петицию «Красноярцам нужен чистый воздух!», адресованную мэру города Э. Ш. Акбулатову и губернатору Красноярского края В. А. Толоконскому.

Дым

Более 10 тысяч горожан поставили свои подписи под петицией, направленной на улучшение экологии в городе. Свои ответы дали и руководитель региона, и мэр города. В конце февраля тяжёлая экологическая ситуация в Красноярске стала темой обсуждения на «круглом столе» в Законодательном собрании Красноярского края. Автор петиции Денис Горинов подготовил обзор по итогам этого заседания.

30 марта: готовимся к слушаниям

Сначала я постараюсь максимально объективно донести суть выступления каждого участника — то, что я смог запомнить и записать. А потом в конце позволю себе выразить собственное мнение и отношение к происходящему. Я возлагал большие надежды на этот «круглый стол», поскольку это как раз то мероприятие, которое должно объединить усилия власти, ученых и экологов-общественников и в результате которого станет понятно, как решать экологическую проблему города. Однако этим ожиданиям не суждено было сбыться. Но обо всем по порядку…

На «круглом столе» выступили 16 человек, а всего собралось около 80 человек. Модерацию осуществлял депутат Законодательного собрания края А. А. Симановский. Он открыл заседание и озвучил дату проведения публичных слушаний на тему экологии в Законодательном собрании — принято решение назначить слушания на 30 марта. Данный «круглый стол» можно рассматривать как подготовку к слушаниям, которая позволит определить повестку и основные вопросы для голосования.

Виной всему — антициклоны

Первым выступал заместитель министра Минприроды края Д. А. Еханин. Он начал с того, что обрисовал картину загрязнения атмосферного воздуха (количество предприятий-загрязнителей, количество загрязняющих веществ, количество нарушений и т. п.). Он отметил, что, по сравнению с уровнем загрязнения атмосферы в 90 годы, произошло существенное снижение объема промышленных выбросов. Более того, структура по загрязняющим веществам меняется, например, значительно сократилось присутствие в воздухе сероводорода, сероуглерода, фенола, но очень сильно возросла концентрация бензопирена, что чиновник объяснил ростом автотранспорта.

Однако такую радужную картину снижения выбросов портят обширные и продолжительные антициклоны над Сибирью, в результате которых изменилась роза ветров. Именно в результате этих антициклонов за последние годы выросло число дней НМУ (неблагоприятных метеоусловий).

Дальше замминистра начал перечислять заслуги министерства. В их числе — разработка сводных томов ПДВ для каждого крупного предприятия в 9 городах края (суть этих томов, как я понял, — расчет индивидуальных норм выбросов для каждого предприятия на основании норм ПДК, установленных на федеральном уровне). Еще минприроды очень гордится краевой системой мониторинга, которую они реализовали. В частности, было сказано, что лишь 9 регионов России имеют схожие системы. В части надзорных функций замминистра посетовал, что существующих полномочий не хватает для контроля крупных предприятий федерального масштаба, но уточнил, что министерство готово взять на себя эти полномочия, если на то будет воля федеральных властей. (*Примечание: крупные предприятия имеют право контролировать только федеральные чиновники — Росприроднадзор и природоохранная прокуратура, и то не чаще одного раза в 3 года, а внеочередные проверки возможны только при наличии обращения граждан).

Конкретных мероприятий, которые планируется реализовать, было названо немного. В частности, министерство вышло с инициативой на федеральный уровень по поводу ускоренного принятия поправок к Закону № 219-ФЗ, касающихся обязательного оснащения стационарных источников выбросов автоматическими датчиками-газоанализаторами. Ожидалось, что эти датчики должны появиться на всех трубах с 2018 года, министерство предложило начать установку этих датчиков уже в 2017 году. Кроме того, министерство планирует модернизировать краевую систему мониторинга атмосферного воздуха, а также усовершенствовать подачу информации на сайте krasecology.ru. Помимо этого, названы мероприятия, связанные с осуществлением надзорных функций: рейды, проверки, контроль и т. п. Для всего этого чиновник предложил изыскать дополнительные средства в бюджете, но конкретную сумму не назвал.

Черное небо

В целом это выступление было похоже на годовой отчет наемного менеджера перед советом директоров. Суть его можно свести к следующему: да, ситуация непростая, но мы усердно работаем, делаем то-то и то-то, результаты такие-то, поэтому в целом мы — молодцы, есть планы по улучшению, но для этого нужно больше денег. При этом вывод делается такой: не стоит драматизировать, выбросы от предприятий снижаются, а вот от автотранспорта — растут. Поскольку все крупные предприятия имеют федеральный статус, министерство не имеет реальных полномочий существенно влиять на ситуацию. Поэтому основные усилия чиновники в настоящее время нацеливают на повышение эффективности мониторинга, а также улучшение информирования граждан.

Люди должны приспособиться…

Следующим выступал И. И. Ребрик, депутат Законодательного собрания, курирующий экологию, и по совместительству — директор департамента экологии «Русал» (это указано на сайте краевого парламента). Суть его выступления сводилась к следующему: если из общей картины выбросов убрать парниковые газы, то окажется, что «Русал» выбрасывает в атмосферу не 31% от общих выбросов, а лишь 7%, при этом доля выбросов автотранспорта возрастает до 37%, а доля теплоэнергетики — до 45% (могу немного ошибиться в точных цифрах, но порядок такой). Г-ном Ребриком было предложено много мероприятий, которые я, к сожалению, не смог зафиксировать из-за высокого темпа подачи информации. Многие из мероприятий, предлагаемых депутатом, были очень созвучны с теми, которые продвигает «Красноярский экологический фронт» в своей новой программе «7 шагов к чистому воздуху» (в их числе контроль выбросов печных труб в частном секторе и котельных, контроль выбросов автотранспорта, регулирование схемы движения в городе, рост зеленых насаждений, создание рекреационных зон и т. д.). По части КрАЗа депутат упомянул о возможности использования тепловой энергии, выделяемой предприятием для отопления города. Странно, но ничего не было сказано о повышении экологичности непосредственно самой выплавки алюминия на КрАЗе.

Одно из предложений Ребрика я запомнил очень хорошо, поскольку меня оно возмутило. Звучало оно так: «Повышение адаптационно-приспособляющей возможности организма жителей г. Красноярска к воздействию вредных факторов». В рамках этой задачи депутат предлагает начать жителям массово принимать биопротекторы. Перефразируя, получается так — с КрАЗом мы ничего делать не будем, а вот населению нужно укреплять свой организм! На мой взгляд, это верх цинизма.

 

НМУ год от года растут

Дальше по регламенту было выступление В. В. Еремина, начальника Росгидромета («Среднесибирское УГМС»). Это надзорная структура, которая распоряжается широкой сетью постов мониторинга загрязнений и которую я часто критикую за то, что они делают замеры не круглосуточно, а лишь 4 раза в сутки.

Выступающий привел статистику по числу дней НМУ за последние годы: 2012 г. — 14 дней, 2013 г. — 27 дней, 2014 г. — 40 дней, 2015 г. — 67 дней. То есть, с каждым годом в результате изменения погодных условий растет число безветренных дней в результате антициклона, стабильно зависающего над Сибирью. Тем не менее, общий тон выступления был спокойный и как бы расслабленный, мол, да, дела не очень хороши, но мы усердно работаем, и наша работа очень важная и нужная.

Роспотребнадзор не уполномочен…

Следующим выступал М. Р. Аккерт, заместитель руководителя Роспотребнадзора по краю. Его выступление было коротким, а суть сводилась к тому, что последнее время число жалоб в данное ведомство возросло, люди жалуются на обострение хронических заболеваний, но Роспотребнадзор не уполномочен проводить проверки предприятий на предмет вредных выбросов.

Тем не менее, 1 раз в месяц, они проводят проверку состояния воздуха в 9 точках города по 22 вредным веществам. Существенных загрязнений воздуха в результате таких проверок они не зафиксировали. Г-н Аккерт начал озвучивать свои предложения по улучшению экологии, но, поскольку они повторяли то, что уже было сказано ранее, модератор «круглого стола» прервал его и в целях экономии времени дал слово следующему выступающему.

Средств на посадки нет

Взял слово руководитель департамента городского хозяйства мэрии И. П. Титенков. Здесь я слушал, честно говоря, невнимательно, поскольку полномочия мэрии не касаются контроля загрязнений воздуха предприятиями. Г-н Титенков довольно бодро доложил о том, что в мэрии работают над программой озеленения, в частности, уже посадили 19 тысяч деревьев, в т. ч. 14 тысяч — за счет коммерческих спонсоров. Увеличивать объем посадок мешает нехватка средств в городском бюджете в связи с текущей экономической ситуацией.

Также ведется работа по регулированию деятельности общественного транспорта, в частности, отбор перевозчиков на конкурсе ведется с учетом экологического класса автобусов. Реализована схема окружного объезда города большегрузным автотранспортом. Особое внимание в работе уделяют разработке схемы теплоснабжения и сокращению выбросов от мелких котельных.

Вывод: я обратил внимание, что в целом выступления чиновников проходят по одной схеме: 1) анализ ситуации, 2) проведенная работа, 3) полученные результаты, 4) предложения и планы на будущее. Выступления очень формальные и безучастные. Чиновники не бьют тревогу, не акцентируют внимание на каких-то вопиющих проблемах, а просто отчитываются. Может, это, конечно, такой профессиональный подход, но мне лично показалось, что единственная цель всех этих выступлений — продемонстрировать свою профпригодность и защитить свои портфели.

Объединить систему мониторинга

Тональность выступлений несколько поменялась, когда слово от чиновников перешло к ученым. Доклад профессора кафедры экологии СФУ В. В. Заворуева был менее формальным. Начал он с того, что показал два слайда (на одном слайде был грязный серый город, а на другом — чистый город залитый солнцем) и предложил определить, на каком слайде воздух более загрязнен. Вопрос был риторическим, поскольку визуально невозможно установить степень загрязнения.

Далее профессор привел такой факт: ежесуточные выбросы предприятий составляют около 70 тонн, а для того, чтобы загрязнение превысило ПДК в период безветренной погоды, достаточно лишь 2 тонны в сутки. Таким образом, он призывал примириться с мыслью о том, что в период НМУ невозможно обеспечить чистоту воздуха, иначе нужно просто остановить все производства.

Затем профессор обратил внимание на то, что если по стационарным источникам загрязнений ведется строгий учет выбросов, то по автотранспорту и печным трубам — дается лишь приблизительная оценка. Кроме того, г-н Заворуев призвал объединить федеральную и краевую системы мониторинга загрязнений, чтобы общественность получала единую выверенную информацию по загрязнениям. Это позволит предотвратить спекуляции отдельных лиц, вызванные тем, что данные двух систем отличаются (здесь я категорически не согласен и считаю, что нет ничего страшного в таком несовпадении — различия в показателях легко объясняются различием применяемых методик измерения, лучше пусть данные поступают из разных независимых систем, чтобы была возможность сравнения, а монополизация здесь совершенно ни к чему).

В завершение своего выступления профессор Заворуев неожиданно перешел к КрАЗу и упомянул о необходимости внедрения технологии инертных анодов. Но сказано это было быстро и коротко, без необходимого акцента, так что мне показалось, что люди, которым это сообщение было адресовано, не услышали его.

Городские леса сокращаются

Следующим выступающим была Н. М. Подоляк, энергичная защитница экологии, представляющая движение «Зеленая Россия». Вот чье выступление было действительно острым и злободневным. Активистка обратила внимание на то, что в последнее время, в результате изменений в кадастровом учете, общая площадь земельных участков, относимых к городским лесам, сократилась с 7,5 тыс. га до 3 тыс. га. То есть, власти переводят земельные участки в категорию «земли населенных пунктов», при которой вырубка леса становится вполне законной.

Также эколог обратила внимание на то, что для универсиады запланирована вырубка более 100 тысяч деревьев (вот она, скрытая цена универсиады!). При этом вырубаются взрослые деревья, а в рамках компенсационного озеленения выполняется посадка мелких молодых деревьев, большая часть из которых не приживается на новом месте. Бюджет, выделяемый для компенсационных посадок, недостаточен: по расчетам экологов, для адекватной компенсации вырубки деревьев под универсиаду нужно увеличить бюджет с 400 млн рублей до 4 миллиардов рублей.

Далее г-жа Подоляк перешла к теме выбросов Красноярского алюминиевого завода. Эколог продемонстрировала слайды хвойных деревьев с хвоей, пораженной фтором, содержащимся в выбросах КрАЗа. Если лиственные леса сбрасывают пораженную листву каждый год, то хвойное дерево до конца своих дней стоит словно обожженное, причем с каждым годом этот «ожог» увеличивается. В заключение активистка поставила вопрос о необходимости резкого сокращения выбросов КрАЗа, подчеркнув, что ни в одной стране мира невозможно размещение в городе предприятия, выпускающего 1 миллион тонн алюминия в год.

Тепло — в жильё

Затем слово было предоставлено известному теплофизику В. В. Данилову, который предложил вернуться к итогам предыдущего «круглого стола» по экологии. По его мнению, очень ценным предложением, прозвучавшим ранее, но не реализованным, было использование «сбросного тепла» от КрАЗа для отопления жилья в Красноярске, что позволит существенно сократить объем тепла, вырабатываемого нашими ТЭЦ, а значит — и объем выбросов в атмосферу. Буквально вчера г-н Данилов давал развернутое интервью телекомпании «Центр Красноярск» на эту тему (вот ссылка на видеозапись, очень рекомендую: http://www.tck.tv/programs?program_id=3&release_id=1231#release_1231 ).

Не нужно молчать!

Следующими выступающими были два пожилых ученых из Красноярского научного центра РАН, один из них — Р. Г. Хлебопрос, доктор наук; имя второго ученого, к сожалению, я не смог пока выяснить. Ими были озвучены результаты исследования экологии и заболеваемости жителей в Красноярске. В частности, было установлено, что загрязнение воздуха усиливается при увеличении его влажности, поэтому, когда была построена ГЭС в Красноярске и Енисей перестал замерзать, то заболеваемость населения возросла. Причем заболеваемость напрямую зависит от того, на каком расстоянии от берега проживает человек — чем ближе к берегу, тем выше процент заболевших.

Р. Г. Хлебопрос вспомнил то время, когда не было ГЭС. Енисей зимой замерзал, а летом в реке можно было купаться. Сейчас гигантское водохранилище приводит к тому, что зимой вода в реке недостаточно холодная для замерзания, а летом — недостаточно теплая для купания. Чтобы решить эту проблему (если я правильно понял), по его словам, необходимо всего лишь 200 млн рублей, что, по меркам крупного предприятия, довольно смешная сумма. Однако кто-то из власть имущих постоянно тормозит эту инициативу.

Еще учёный вспомнил, как много лет назад он присутствовал на совещании, на котором решался вопрос о месте строительства алюминиевого завода — рядом с городом или на удалении 20 км, и кто-то из партийных боссов настоял на том, что завод должен быть рядом с городом. Ученый винит себя за то, что он промолчал и не воспротивился этому, в результате сейчас мы имеем из-за этого экологическую катастрофу (он так и сказал — «экологическую катастрофу»). Поэтому он призвал всех — не нужно молчать, чтобы нашим детям потом не расплачиваться за наше малодушие. Выступление было настолько эмоциональным, что некоторые присутствующие на «круглом столе» стали аплодировать.

Не уголь грязный, а технология

Следом было выступление еще одного ученого — доктора наук С. Р. Исламова, который рассказал о технологии «Термококс». Начал он с такой резкой фразы: «Отказ от угля в нашей теплоэнергетике — это иллюзия, с которой пора расстаться». Технология «Термококс» позволяет осуществить газификацию нашей теплоэнергетики, но не с помощью добычи природного газа из скважины, а благодаря извлечению этого газа из бурого угля. Суть в том, что бурый уголь на 40% состоит из газа, который при соответствующей обработке можно извлечь и использовать для выработки электроэнергии.

Преимущество этой технологии еще и в том, что оставшийся уголь можно использовать в качестве сырья в металлургии (если я правильно понял), что в целом делает эту технологию гораздо более выгодной и экологически чистой в сравнении с обычной угольной теплогенерацией. Ключевой тезис его выступления: «Не уголь — грязное топливо, а грязная сама технология». В настоящее время на одной из городских котельных проводится эксперимент по внедрению этой технологии. Результаты эксперимента довольно обнадеживающие. Поэтому ученый рекомендует использовать эти наработки на наших ТЭЦ. Если кто заинтересуется — автореферат диссертации г-на Исламова за 2010 год можно легко найти в Интернете.

Использовать энергию ГЭС

Следующим выступающим был В. М. Долженко, председатель общественного совета при правительстве Красноярского края. Почетный общественник обратил внимание на тот факт, что когда строилась ГЭС, жителям обещали, что электроэнергия у них будет бесплатной. Он предложил вернуться к этому тезису, если не полностью, то хотя бы частично. В частности, использовать энергию ГЭС для развития электрического общественного транспорта, а также для теплового снабжения города, что позволит отказаться от теплоснабжения с помощью ТЭЦ (я наблюдал, что некоторые из сидящих в зале восприняли это предложение со скептической улыбкой). Еще одним предложением г-на Долженко был возврат к практике контроля выбросов автотранспорта на дорогах города, либо во время техосмотра.

Компенсация — за вредные выбросы

Далее слово было предоставлено А. А. Черных, депутату Законодательного собрания, который продвигает свою программу компенсационных мер жителям, пострадавшим от вредных выбросов предприятий (санаторно-курортное лечение, раздача молока за вредность и т. д.). Однако модератор «круглого стола» прервал г-на Черных, упрекнув, что здесь не место для предвыборной агитации (хотя — почему нет, если мы собрались, чтобы услышать все предложения?).

7 шагов к чистому воздуху

Общественник и член «Красноярского экологического фронта» Карданец А. В. озвучил несколько наиболее важных тезисов программы «7 шагов к чистому воздуху». Полный текст программы можно почитать здесь: https://www.facebook.com/sergey.shahmatov.7/posts/1276365539054525 Программа очень объемная. Мне лично больше всего нравятся в ней такие меры, как перенос части мощностей КрАЗа на Богучанский алюминиевый завод к 2025 году, а к 2035 году полное закрытие КрАЗа (доживем ли?), ужесточение норм снижения выбросов предприятиями в период НМУ, прекращение выпуска электроэнергии на всех ТЭЦ во время режима НМУ, закрытие ТЭЦ-1 к 2020 году, прекращение строительства 2-й очереди Красноярского цементного завода, а также расширение зеленых насаждений, борьба с неорганизованными выбросами и др. Программа охватывает все сферы хозяйственной жизни города и претендует на право называться комплексной программой. Единственное, в чем можно упрекнуть разработчиков, так это в том, что программа не учитывает ограниченность полномочий региональной власти, некоторые вопросы из программы можно решить только на федеральном уровне. Ну, и еще вопрос: хватит ли денег в бюджете на реализацию этой программы?

Аудит котельных

Следующего выступающего я, к сожалению, не смог опознать, а имя его я не расслышал. Выступающий выразил мнение, что нам не стоит ожидать миллиардных расходов на какие-то мегапроекты, вроде строительства новых транспортных развязок, в ближайшее время, учитывая текущую экономическую ситуацию в стране. Вместо этого он призвал направить усилия на простые и низко затратные меры, например, проведение аудита всех котельных с целью определения эффективности расхода топлива, по его словам, если нормализовать режим расхода топлива на котельных, то можно добиться снижения выбросов на 15–20%. Однако выступающему пришлось сократить свою речь в связи с очень жестким регламентом.

В завершение «круглого стола» слово было представлено экологу и активному общественному деятелю Г. Г. Поляковой, биологу, старшему научному сотруднику Института леса РАН. Г-жа Полякова сказала, что она не согласна с утверждением замминистра Минприроды о том, что рост выбросов бензопирена вызван лишь автотранспортом, и напомнила, что применяемая сегодня на КрАЗе технология выплавки алюминия обусловливает большой объем выбросов этого вещества.

На этом «круглый стол» завершился.

Чем хочется подытожить?

С одной стороны, я понял, что ждать от чиновников и служащих надзорных органов каких-то решительных действий, способных кардинально изменить ситуацию, не стоит. Те ожидания, которые у меня были в отношении законодательных инициатив Минприроды, не оправдались. Общая тональность выступления чиновников была сглаженной, мол, выбросы предприятий и так плавно снижаются, а безветрие — это погода, тут ничего не поделаешь. У чиновников действительно недостаточно полномочий для серьезных изменений — для этого нужно выходить на федеральный уровень. А в Москве сейчас не до экологии совсем, им бы экономику удержать на плаву.

Кроме того, я увидел, что КрАЗ совсем не хочет меняться. За все время ничего не было сказано по поводу внедрения «зеленых» технологий на КрАЗе. В частности, меня очень интересовали перспективы внедрения технологии инертных анодов, про которую говорят уже последние 20 лет. Эта технология позволила бы снизить число выбросов фторосодержащих соединений в 2–3 раза, а общий объем выбросов — в 25 раз. Похоже, PR-служба КрАЗа выбрала тактику игнорирования запросов общества, считая, что отмолчаться проще, чем устраивать пресс-конференции и публиковать отчеты о состоянии дел.

Все остальное, что было сказано — зеленые насаждения, контроль выбросов печных труб, борьба с котельными, мониторинг загрязнений от автотранспорта, развитие электротранспорта, — все это выглядит не как решение основной проблемы, а как уход в сторону. Да, зеленые насаждения важны, но если КрАЗ и СГК продолжают травить город, то деревья не спасут нас. Да, котельные смердят и чадят, но это локальное загрязнение, в масштабах города оно занимает не более 5–10%, а КрАЗ и ТЭЦ-1, — 2, — 3 — в сумме 54%. А переключать внимание на печные трубы — это просто смешно!

С другой стороны, несколько обнадеживают выступления Валентина Данилова и Сергея Исламова. В частности, я говорю о технологиях использования «сбросного» тепла, которая позволит якобы отказаться от ТЭЦ вообще, поскольку тепловой энергии, вырабатываемой КрАЗом во время электролиза, хватит на два таких города как Красноярск. Однако вопрос: насколько «Сибирской генерирующей компании» захочется останавливать свои ТЭЦ?

Другая перспективная технология — это «Термококс». Но тут тоже большой вопрос. Если изобретение было опубликовано в 2010 году, то почему оно до сих пор внедрено лишь на какой-то маленькой котельной? Насколько эта технология масштабируема на общегородские ТЭЦ? И насколько теплоэнергетики в принципе заинтересованы в ее внедрении?

Вопросы без ответа…

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.