Праздник атомной индустрии

Трижды юбилейный: десятый по счёту, приуроченный к десятилетнему сроку нахождению у руля «Росатома» его нынешнего главы и 70-летию российской атомной отрасли…

В Центре международной торговли в Москве состоялся форум-диалог, организованный Общественным советом Госкорпорации «Росатом». О том, как проходило это мероприятие и каковы его оценки, рассказывают непосредственные участники этого форума-диалога.

Федор Марьясов на форуме-диалоге

Мы — в лимите

Андрей Ожаровский, физик-ядерщик, эксперт экологического правозащитного центра «Беллона», Московская область

Андрей Ожаровский

— Только что закончилось пленарное заседание общественного форума-диалога, каковы первые впечатления?

— Это мероприятие проходит в рамках юбилейного года, атомщики празднуют семьдесят лет своей отрасли. На мой взгляд, выглядит всё довольно жалко. Зал заполнен наполовину. Видимо, это потому, что само мероприятие старается сидеть на двух стульях. И хоть называется это общественным форумом-диалогом, но общественность здесь представлена в качестве гостей, которых в зал-то пускают, но установили очень серьёзный лимит. Мы пытались стать полноправными участниками: не я один, несколько коллег подавали заявки с докладами. Из Ростовской области были люди, из других регионов. Нам всем пришёл отказ. Сказали: знаете, ваша тема докладов неинтересна, но если вы хотите, вы можете в рамках дискуссии, если время останется после основных докладчиков, в течение пяти минут там что-нибудь прокукарекать. Ну, то есть это праздник атомной индустрии, мы здесь — гости. Но, тем не менее, несколько активистов, я знаю, здесь решили-таки побороть такое вот скептическое отношение к этому мероприятию, решили сюда приехать. Посмотрим, что произойдёт. Я сейчас не знаю, дадут слово или нет. В общем-то, обещали, но это не обязательно совершенно. Надо чётко понимать, что, как и общественный совет, так и вот этот общественный форум-диалог, это мероприятие самой госкорпорации и название «общественный» не должно вводить никого в заблуждение. Если бы этот форум был общественный, тогда бы общественность участвовала в формировании повестки дня, в приглашении участников. И вообще-то, общественность должна быть, как минимум, полноправным партнёром, а не вот таким вот гостем, как здесь.

Второе, о чём хочется сказать, — в принципе по первой части, которая сейчас закончилась (по официальной пленарной части), мы какую-то свою программу-минимум уже выполнили. Александр Никитин смог показать лично Кириенко, вот просто перед ним, в рамках своего доклада, список разногласий, что для нас неприемлемо в атомной отрасли. Попробую на память повторить. Это риск аварий, который остаётся. Новый реактор, старый реактор — любой реактор может взорваться. Это накопление радиоактивных отходов, с которыми непонятно что делать. Это низкие экономические показатели — атомная энергетика как отрасль очень дорого стоит. Для страны. И чётко было сказано, что с этим общественность не смирится никогда. Здесь мы принципиальные противники. Далее Александр Константинович показал слайд, где были пункты, по которым мы можем согласиться. Это попытки привести в менее опасное состояние существующие, уже накопленные радиоактивные отходы. Это принципиально важно понимать: те отходы, которые уже произведены, чтобы сейчас не произошло, не исчезнут. И оставлять их в старых хранилищах 60 годов, как сейчас в Ростовской области обсуждается, или как отходы Обнинской атомной станции лежат в протекающих уже хранилищах, прямо на территории города Обнинска, — конечно, невозможно. Это не вариант. И хорошо, что атомная отрасль что-то делает, хоть какие-то денежки инвестирует в попытки привести в менее опасное состояние старые отходы. Не знаю, является ли это успехом, но, безусловно, Кириенко должен знать и понимать, что наше участие вот здесь, в этом мероприятии, не означает, что мы со всем согласны, что вдруг мы стали союзниками «Росатома». Это очень важно, что это было сделано в пленарном заседании. Официально и от имени всего движения.

Выступление главы Росатома С.В. Кириенко

— Представители общественности собираются что-либо предпринимать на этом форуме по вопросу начавшихся гонений на экологических активистов?

— К сожалению, мы видим, что существует практика (она началась недавно, буквально в последний год) гонений и притеснений экологических активистов. Но не тех притеснений, которые были раньше. Те же налоговые инспекции и раньше приходили. Бывало, компьютеры и в «Дронте», и в «Байкальской экологической волне» изымали, потом возвращали, описывали. Всё это мы знаем. И общественные активисты оказывались в тюрьмах. Меня самого неоднократно арестовывали. Но всё это было за мои действия. За конкретные дела. Например, за то, что я действительно стоял с транспарантом, протестуя против опасных проектов «Росатома». Но это не было большой проблемой, потому что всё было понятно: что-то сделал — за это получил соответствующую «оценку». Сейчас же без каких-либо поводов, без того, чтобы экологи сделали какую-то гадость и прочее, неожиданно пошла массированная атака. Мы видим случай Надежды Кутеповой, которая была вынуждена взять детей и бежать из своего родного города за границу. Она не собиралась этого делать, я знаю её ситуацию. Но как многодетная мать, когда у её детей вдруг стали собирать информацию и возникли реальные опасения, что их хотят отобрать, она вынуждена была это сделать. Мы знаем ситуацию в Красноярском крае, мы знаем ситуацию в Челябинской области. Мы знаем, что «Беллона-Мурманск» была вынуждена закрыться. Организация, которая очень лояльно относилась к проектам приведения ядерного наследия в менее опасное состояние. Губа Андреева, судно «Лепсе» — это те объекты, по которым «Беллона-Мурманск» способствовала решению проблем через привлечение международного внимания и международного финансирования. «Росатом» не смог бы сам с этим справиться. Сейчас бы там был ужас какой-то, если бы не общественники. А теперь организация закрыта, деятельность приостановлена, на них навесили ярлык «иностранного агента». Этот вопрос, конечно, остался за скобками главного пленарного заседания. Я очень надеюсь, что мы сможем это обсудить, когда у нас будет небольшой «круглый стол» по диалогу между общественниками и «Росатомом».

Откат в… Средневековье

Андрей Талевлин, кандидат юридических наук, руководитель общественного движения «За природу», председатель ЧРО РОДП «ЯБЛОКО», Челябинск

Андрей Талевлин

— Какова ваша оценка того мероприятия, которое здесь происходит?

— Это традиционный форум-диалог. Очень жаль, что в юбилей 70-летия российской атомной отрасли сюда не попали те организации, которые хотели сюда попасть. И можно посмотреть по залу — малочисленный этот форум. Наверное, самый малочисленный, на которых я побывал. Хотя он считается юбилейным. На мой взгляд, диалог между «Росатомом» и общественностью возможен лишь на равных началах и при неизменяемых правилах. И он должен быть искренним. Если же это лишь видимость такого диалога, имитация его, то реально никакого диалога не будет.

— Атомщики заявляют, что они не имеют никакого отношения к той волне гонений на общественных активистов и некоммерческие организации, которая прокатилась по стране. Как вы к этому относитесь?

— Конечно, это откат в Средневековье. По сути, мы наблюдаем преследование общественных организаций и активистов по идейным соображениям. Действительно, можно сказать, что «Росатом» не был инициатором этого процесса, но меня настораживает то, что некоторые люди, работающие в «Росатоме» или сотрудничающие с ним, с удовольствием подхватили этот процесс. Стали использовать закон об иностранных агентах в своих целях. Например, стали взаимодействовать с некоторыми журналистами, которые пишут доносы на общественные организации.

— Вы имеете в виду некоего Максима Моисеевича, называющего себя «творческим спецназом» и с которым поздоровался за руку сам президент?

— Да, этот товарищ написал заявление на «Зелёный мир», ещё раньше — на общественную организацию «За природу». Мы видим, что он появляется в закрытых городах, ему оплачивают переезды, оформляют пропуска, сообщают конфиденциальную информацию об активистах, предоставляют возможность для выступлений с обличительными речами на общественных слушаниях, в эфире местных и федеральных каналов. Думаю, что это всё делается не без помощи некоторых представителей «Росатома». Всё-таки диалог должен быть равным. И такие вещи, я считаю, использовать недопустимо и просто непорядочно.

Исключить социальную напряжённость

Александр Никитин, российский эколог, правозащитник, капитан 1-го ранга в отставке, председатель правления экологического правозащитного центра «Беллона», Санкт-Петербург

Александр Никитин

— Александр Константинович, вы, как член Общественного совета «Росатома», объясните, пожалуйста, что происходит в стране, и почему против неугодных общественных активистов и организаций, критически выступающих против проектов «Росатома», объявлен самый настоящий «крестовый поход»?

— Перед этим форумом-диалогом здесь было мероприятие, которое называлось «Атомэко». И там был «круглый стол», на котором тоже обсуждалось взаимодействие общественности с атомной отраслью. На этом «круглом столе» выступала Аня Киреева, которая работала в «Беллоне-Мурманск». В организации, которая объявлена иностранным агентом и которая на данный момент уже закрыта. И Аня рассказывала, как мы начинали работать двадцать лет назад. Она показывала, что мы имеем сегодня. В Сайде-губе, губе Андреева. И она закончила своё выступление словами, что вот такое взаимодействие общественности с атомной отраслью приводит к конкретным, хорошим результатам. И села. После чего я ей сказал: «Аня, ты не закончила, ты должна была сказать: а вот теперь «Беллона-Мурманск», которая была объявлена агентом, закрыта. Вот результат того, что происходит сейчас. Вот так мы успешно работали, так много сделали, мы двадцать лет вместе, а теперь нас закрыли. И что теперь, как дальше?». После такого моего, как говорится, вброса представитель «Росатома» чётко сказал о том, что руководство госкорпорации не поддерживает и, тем более, не участвует в том, что сегодня происходит с «агентами». Руководство «Росатома», наоборот, осуждает это всё. Они сожалеют, что на местах, скажем, в Челябинской области, ещё где-то, это происходит с активистами, которые нам известны. Это сказал представитель «Росатома», который сидел рядом со мной и модерировал этот «круглый стол». Насколько я знаю, он выражает точку зрения руководителя «Росатома». И сегодня я ещё раз об этом сказал, когда выступал.

— Ну, а что тогда делать-то, если руководство госкорпорации заявляет, что оно ни при чём, а в регионах идёт охота на ведьм?

— Да, правильно. Вот они ни при чём, а что делать? Какие-то журналисты повылезали, непонятно, откуда и с непонятными званиями «творческого спецназа президента» или ещё чего-нибудь. Какие-то там, значит, местные службы безопасности, которые зачем-то это делают. Минюст, их региональные отделения, которые приходят и начинают проверять. То есть в стране сегодня происходит всё то, о чём я сказал в своём докладе. Вот это нагнетание социальной напряжённости идёт, в том числе и через это. Этого нельзя делать. Я понимаю, что мы не всегда совпадаем во мнении, я понимаю, что у нас есть разногласия, я понимаю, что у нас есть вещи, которые надо садиться и обсуждать. Добавлять, отвечать на вопросы. Это я всё понимаю. Но нельзя поступать так, как поступают сейчас. Этого нельзя просто делать. Потому что если в стране организовать вот такое гонение, то тогда социальная напряжённость может возникнуть в любой точке. И во что это превратится — непонятно.

— А до Кириенко-то это доходит?

— Да, это доходит, и он знает об этом. Я точно знаю, что он об этом знает. Когда у руководства «Росатома» спросили: а что делать, как нам работать с организациями, которые объявлены иностранными агентами? — руководство заявило: «Продолжать с ними работать».

— Эти слова принадлежат Кириенко?

— Эти слова принадлежат руководителю «Росатома».

Диалог должен быть всегда

Сергей Пешков, глава администрации ЗАТО «Железногорск»

Глава администрации ЗАТО Железногорск Сергей Пешков

— Сергей Евгеньевич, какова цель вашего присутствия на этом мероприятии?

— На этот форум приехали представители всех закрытых городов «Росатома», главы, администраций. Здесь мы не первый раз присутствуем. Каждый год этот форум проводится. Это общественная организация проводит, «Росатом проводит». Здесь мы как раз слышим, видим, общаемся. Здесь «Росатом» открыто показывает все свои дела, поскольку это интересует не только работников «Росатома», но и тех людей, которые живут в городах присутствия «Росатома». Здесь мы это узнаём, мы это слышим и делимся между собой тем, что происходит в каждом городе. Это для нас очень важно.

— Как оцениваете уровень проведения этого форума?

— Очень хороший уровень. И это каждый раз бывает. Это бывало и в других городах. Один раз это было в Томске, было подобное в Красноярске и вот второй раз я в Москве на этом форуме.

— Как вы относитесь к той информации, которая была доложена на конференции, относительно гонений на общественных активистов и неугодные организации? Считаете такую практику нормальной или нет?

— Честно говоря, я не совсем понимаю, что такое гонения. Безусловно, должен быть всегда диалог. Диалог должен быть двусторонним. Всегда. И общественных организаций, и городских властей, и предприятий, и госкорпорации. Обязательно.

Заявление лидеров антиядерного движения России

Х юбилейный Международный общественный форум — диалог «70 лет Российской атомной отрасли. Диалог поколений», 13 ноября 2015 г., Москва

С 2012 года в России под эгидой борьбы с экстремизмом принят ряд законов, направленных на ограничение конституционных прав граждан и общественных объединений, на создание искусственных барьеров для деятельности независимых общественных организаций. Происходит очернение лидеров, переходящее в травлю, навешивание ярлыков «иностранный агент», «враг народа», «чёрные экологи» и т. д.

Под удар уже попали 100 общественных объединений, из них 19 экологических организаций, в том числе выступающие с обоснованной критикой радиационно-опасных проектов Госкорпорации «Росатом». Деятельность ещё сотен общественных и некоммерческих организаций парализована нескончаемыми внеплановыми проверками Минюста, прокуратуры и иных органов, которые проводятся зачастую на основании анонимных доносов или по заявлению заинтересованных лиц. Фактически идет планомерное уничтожение наиболее независимой и авторитетной части некоммерческого сектора, выстраивание вертикали «гражданского общества» по критерию лояльности.

Между тем, благодаря деятельности и усилиям общественных экологических организаций, удалось остановить строительство новых энергоблоков АЭС в регионах с активным несогласием населения, ввоз радиоактивных отходов из Германии и Венгрии, отказаться от продувки водоёма-охладителя Балаковской АЭС в Волгу, заставить ГК «Росатом» серьёзней отнестись к экологическому обоснованию проектов размещения могильников радиоактивных отходов (РАО) в регионах России, решить целый ряд проблем советского ядерного наследия. Именно так мы действовали и намерены продолжать действовать — в интересах населения России, руководствуясь её Конституцией.

В последнее время методы давления на общественные организации и преследование их лидеров становятся всё более агрессивными: от заказных «дискредитирующих» статей до провокаций, запугиваний, угроз и иных форм давления не только на общественных лидеров, но и на членов их семей. Их вынуждают замолчать или покинуть страну.

Мы заявляем, что преследование экологических организаций и их лидеров, вне зависимости от целей конкретных заинтересованных лиц, ведёт к ослаблению общественного контроля в основополагающей сфере — охране окружающей среды, здоровья и жизни россиян.

Мы считаем, что российское общество должно знать об этом, а «Росатом», равно как и его лоббисты, должны прекратить давление на организации и людей, стоящих на страже конституционных прав граждан, экологической, ядерной и радиационной безопасности России!

Асинкритов Г. П. — ветеран российского атомного флота

Бодров О. В. — «Зелёный мир», Ленинградская область

Виноградова А. М. — член Совета Балаковского отделения ВООП

Гарапов А. Ф. — Антиядерное общество Татарстана

Десятов В. М. — «Зелёная Россия», Санкт-Петербург

Дронник В. М. — «Союз за химическую безопасность», Рязанская область

Зернова Л. С. — РОДП «Яблоко», Ленинградская область

Колотов А. А. — КРОЭО «Плотина», Красноярск

Лагутов В. В. — «Зелёный Дон», Ростов-на-Дону

Манзурова Н. Б. — член СоЭС, Челябинск

Марьясов Ф. В. — КРОЭО «Природа Сибири», Красноярск

Пискунов М. С. — ЦСГИ, Ульяновская область

Пицунова О. Н. — ЦСЭИ, Саратов

Резникова И. С. — ветеран антиядерного движения России, Костромская область

Талевлин А. А. — общественное движение «За природу», Челябинск

Углев В. И. — активист антиядерного движения, Саратовская область

Яблоков А. В. — «Зелёная Россия», Москва

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.