Чудо в престольный праздник

Спустя 159 лет в церкви Параскевы Пятницы в селе Барабаново прошёл молебен — с будущего года здесь начнутся работы по её восстановлению…

В селе Барабаново произошло знаменательное событие: настоятель Свято-Троицкого храма иерей Андрей Кручинкин совершил молебен в церкви Параскевы Пятницы. Это произошло в престольный праздник, в день, когда церковь отмечала память святой великомученицы Параскевы.

Храм

Этого события верующие ждали почти полтора века. Было холодно. Окна, обтянутые плёнкой, хлопали от ветра, резкие порывы ветра открывали входную дверь. Однако трём священнослужителям Красноярской епархии, певчим и всем собравшимся в этот день непогода не помещала совершить то, ради чего собрались.

Купола

Церковь оживала на глазах — православных становилось больше — волшебные звуки духовного песнопения и молитвы «разбудили» барабановцев. Они потянулись в храм. Затем состоялся крестный ход вокруг церкви. Её старинные бревенчатые стены о. Андрей окропил святой водой. Этой боготворящей жидкостью благословили и всех собравшихся. Её капли замерзали на лицах и одежде, но всем было тепло и радостно от внутреннего света и от огней свечей, которые оживили многовековые стены храма.

Из истории

В 1852 году жители четырёх деревень — Додоново, Шивера, Карымская и Барабаново — решили собрать средства на строительство своей приходской церкви. Жители деревень были потомками выходцев из Архангельской и Вологодской областей. Это нашло отражение в облике сооружения: церковь Параскевы похожа на деревянные церкви европейского севера России.

Церковь выложена из крепких сосновых брёвен и состоит из храма и колокольни, а обе её высшие точки увенчаны яблоками с крестами. Корпус здания сложен из брёвен в традиционной для православной архитектуры планировке — храм и колокольня. Её завершал шатёр, а храм венчался пятиглавием.

Крепкие стены, на окнах кованые решётки. Перед алтарём была могила священника, а подземный переход вёл прямо к Енисею — говорят, что через него священники от большевиков спасались.

По местной легенде, строительству церкви предшествовала чудесная история: возвращавшийся в родное село солдат нашёл в Енисее старую дощечку. Он потёр её песком, и на дереве проступил лик святой Параскевы. Так и решили барабановцы сколотить в её честь церковь.

Строили церковь в 1855–1857 годах местные плотники: Черкашины, Минеевы, Айкановы, Черных и др. Николай Черкашин за 35 пудов муки и 300 рублей вызолотил киоты, иконостас и царские врата.

В «Памятной книге Енисейской епархии» за 1911 год записано: «Барабановский Параскевский приход открыт в 1854 году, от города 47 верст. Деревянная однопрестольная церковь во имя святой мученицы Параскевы освящена в 1855 году» (именно эту дату и надо считать годом возведения церкви, хотя окончательно её сдали «под ключ» в 1857 году). Церковь стоит на крутом яру, в неё ежегодно вонзались сотни молний — не сгорела. От креста и от шаров по углам шёл громоотвод — толстая проволока к плитам, вкопанным в землю. В отоплении церквей раньше использовали калориферный метод: между двойными стенками циркулировал воздух. Зимой её топили дровами.

У православных христиан святая Параскева, имя которой с греческого переводится как «канун праздника, пятница», всегда пользовалась любовью и почитанием и отчасти превратилась в мифологизированный женский образ. В Барабаново чаще всего едут, чтобы просить у святой семейного благополучия и детей.

После своей почти вековой истории — в 50 годах прошлого века — церковь была закрыта. Её превратили в склад зерна. На большие праздники сюда приходили молящиеся, но о сохранности здания уже никто не заботился.

Лики святых

Слава о чудесах, которые происходили с людьми, побывавшими у св. Параскевы, разносилась далеко окрест. Всю стену алтаря украшают всевозможные иконы — их принесли сюда люди, которые все эти годы почитали этот храм и шли сюда за советом и за помощью.

На стенах храма

Сохранились на потолке и масляные росписи, выполненные на рубеже XIX-XX веков. В середине — Бог-Отец, у алтаря — лики апостолов Петра и Павла. Сохранились фрески с ликами Николая Чудотворца, святых Луки и Матфея, Параскевы. Все они написаны прямо на деревянных стенах. Образы святых потемнели и облупились, но и сейчас поражают яркостью красок…

Под охраной государства

Церковь Параскевы Пятницы постановлением крайисполкома взята под охрану государства ещё в 1980 году. На стене висит блёклая от времени и дождей табличка, на которой можно прочесть, что это памятник архитектуры и охраняется государством.

Крестный ход

В 2008 году она была включена в предварительный перечень объектов культурного наследия, предполагаемых к реставрации по концепции долгосрочной целевой программы «Сохранение объектов культурного наследия Красноярского края».

В 2011 году её приписали к приходу Свято-Троицкого храма. Только восстановить её оказалось намного сложнее. Проблема в том, что эта церковь как бы ничья, она не оформлена как собственность. Как рассказал отец Андрей Кручинкин, все эти годы мы добивались того, чтобы её внесли в реестр памятников как муниципальную или краевую собственность, потому что только тогда власти смогут выделить деньги на реставрацию. Мы обращались во все инстанции: в Министерство культуры, Законодательное собрание, предлагали депутатам создать попечительский совет…

Идёт молебен

Позже группа граждан по инициативе митрополита Пантелеимона написала открытое письмо губернатору Красноярского края, в котором просила содействовать передаче церкви в собственность края.

19 мая 2014 года удалось решить главный вопрос — добиться определения юридического собственника. Им теперь является администрация Емельяновского района. Сейчас церковь окормляется духовенством Свято-Троицкого храма села Частоостровское. Удалось решить вопрос охраны, а на деньги жертвователей составлена проектно-сметная документация барабановской церкви. Красноярская епархия начала сбор средств на ремонт и консервацию этого уникального храма-памятника. В настоящее время ведутся переговоры с потенциальными спонсорами, начать консервационные работы планируется в 2015 году.

Реставрация

 

Процесс воцерковления пошёл…

Разрушенные церкви — это духовная составляющая того населения, которое окружает эти здания.

Дмитрий Язев

Дьякон Алексей Язев в Красноярской епархии занимается вопросами реставрационных работ на памятниках архитектуры. Вот что рассказал он о храме Параскевы Пятницы в с. Барабаново.

План реставрации

Здание без адреса

— Если оставить в стороне метафизические свойства этого места, можно сказать, что памятник этот уникальный. Таких деревянных храмов с росписями в таких объемах и такой планировкой за Уралом просто нет. К счастью, наметилась тенденция к тому, что по памятнику проблемы сдвинулись. В суде Емельяновского района был рассмотрен иск прокуратуры Емельяновского района к администрации с. Частоостровское о признании незаконными бездействия местных властей. Их обязали принять в собственность данное здание. Ведь до недавнего времени у него не было даже адреса. Здание являлось памятником культуры краевого значения, а собственника у него нет, соответственно, никакие государственные средства сюда вкладывать было нельзя. Я участвовал в этом процессе. В течение года это здание будет поставлено на баланс местной администрации, и тогда появится реальный законный механизм применения каких-то средств. Так же совсем недавно был изготовлен комплект документации по консервационным и ремонтно-реставрационным работам на данном памятнике. Наличие этих документов даёт законные основания проводить срочные противоаварийные работы, потому что использование памятников культуры — объектов, состоящих в реестре, — имеет очень много ограничений. Если нет проекта, сделанного лицензированной организацией, нельзя ничего делать. Вот сейчас этот проект есть. В ближайшее время мы передадим его в Министерство культуры на согласование, и тогда уже будем изыскивать средства для того, чтобы вся эта красота не исчезла.

На православных традициях

— Говорят, это очень сильный храм, поэтому люди сюда и ходят.

— Дело в том, что есть одна небольшая проблема, я говорю о ней постоянно. Это касается не только храма Параскевы, это проблема нашей человеческой психологии. Мы зачастую лепим сами что-то, и в частности православие, люди используют инструментарий церкви не по-церковному. Если человек идентифицирует себя как православный, он должен, как минимум, уважать, знать и исполнять те установки, которые в православном храме существуют. К сожалению, иногда получается так, что некоторые люди воспринимают данное место как некое магическое место силы и наполняют церковную суть своими домыслами. Вот сейчас здесь появился сторож. Это человек церкви, он здесь живет, он следит за тем, чтобы не остались непотушенными свечи — церковь деревянная, и до беды недалеко. Он убирает территорию. Баба Валя умерла год назад. Несколько десятков лет она с супругом надзирала за церковью. Вот сейчас, мне кажется, начался такой прекрасный процесс воцерковления храма. Или, допустим, есть такая традиция. Я ни разу её не встречал нигде, кроме стены плача в Иерусалиме. Это когда люди пишут записки со своими просьбами и во все дырочки запихивают. Скажу сразу — ничего общего с православием эта традиция не имеет. Я надеюсь, что когда здесь будет сложен приход, будут отправляться богослужения, всё войдет в то русло, которое было здесь до 1917 года.

Расчищаем, фиксируем, оставляем…

— Фрески наверху будут сохранены?

— Конечно. Реставрация — это научно-производственный процесс. Она подразумевает, как минимум, расчистку и фиксацию, если мы говорим об изображениях на стенах. Некоторые считают, что реставрация — это подновление, то есть расписывание поверху, но я сторонник музейной реставрации. Мы расчищаем, фиксируем и оставляем, потому что действительно росписи уникальные. Нигде за Уралом такого нет. На самом деле Барабаново и храм в Частых — это два архитектурных памятника религиозного значения в окрестностях Красноярска, которые на достаточно большом уровне и, слава Богу, что отец Андрей смог восстановить тот храм, сейчас там заканчиваются работы. Я надеюсь, что у него появятся силы и возможности заниматься и здесь. Именно он отвечает за всё, что здесь происходит, и не только перед законом и перед владыкой, но и перед Богом.

Разруха — в головах

— Скажите, много в крае церквей, которые нуждаются в реставрации?

— Я могу говорить только о Красноярской епархии. Она не включает в себя Енисейск — местность, наполненную памятниками архитектуры. Это — Сухобузимская церковь, прекрасная, руинированная. В Емельянове церковь 1802 года — уникальный образец, там уже обрубычек от неё остался, а ближайший аналог Емельяновского храма — это деревня Нижняя Синячиха на Урале. Это — Никольский храм, середина XIX века, д. Нижний Кемчуг. Он находится в чудовищном состоянии.

После молебна

Дело в том, что проблемы есть всегда, но нужно понимать, что разрушенные церкви — это не просто дома, стоящие на учёте в реестре, это показатель духовной составляющей того населения, которое окружает эти здания. И если оно близко к нулю, то, соответственно, и храмы разрушены. Это естественное продолжение того, что происходит в нашей стране, тех негативных процессов, которые мы наблюдаем последние 20 лет.

Люди приучились беречь церковь…

Церковь никогда не была совсем заброшена. По Божьей воле, находились люди, которые не давали ей окончательно погибнуть.

Баба Валя

Многие годы ученики Красноярской летней школы (известной в крае «Калоши») под руководством Георгия Гительзона проводили посильный косметический ремонт старинного памятника: выполняли плотницкие, преимущественно кровельные, работы, вычищали чердак от голубиного помёта, оттирали стены от непристойных надписей.

Поддерживали чистоту и порядок в храме барабановские старики — Алексей Михеевич Петрухин и Валентина Ивановна Басаргаева. По-деревенски — Михеич и баба Валя. Они убирали в церкви, следили за местной шпаной, встречали туристов и паломников. Валентина Ивановна была «ангелом-хранителем», и то, что она ухаживала за церковью, принесло большую пользу, — считают местные жители. Люди приучились беречь церковь. Год назад бабы Вали не стало, но даже после её смерти в церкви не мусорят и не срывают иконы.

Вот что рассказала прихожанка Барабановской церкви Анна Гавриловна

— Я постоянно захожу в этот храм. Несмотря на запустение и разруху, людей сюда приезжает очень много. Я встречалась здесь с женщиной из Казахстана. Она приехала специально в эту церковь просить о здравии своим близким — её муж и сын в аварию попали. Потом я увидела её через год. Она сказала, что дела у них пошли на поправку.

— Сегодня что вас сюда привело?

— Я шла за хлебом, слышу, моление идёт, вот и зашла пение послушать — не ошиблась…

— Теперь храм у вас будет.

— Мы очень рады, жаль, баба Валя не дожила. Она бескорыстно ходила сюда каждое утро. Бывало, встанет рано-рано, часа в 4 или 5 утра, потому что с 7 часов сюда уже люди приезжали, ставили свечи, молились. Скоро год, как её нет. Жаль, не дожила она до этого светлого дня…

От редакции. А нам всё это время, пока шла служба, казалось, что баба Валя здесь, рядом, просто душа её вознеслась к небесам…

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.