Наш Таймыр, или Национальный приоритет ХХI века

В современных условиях Россия не может, как раньше, игнорировать требование мирового сообщества по сокращению крупных вредных выбросов в Арктике…

С красноярским Заполярьем автор книги «Уроки Таймыра в свете фактов и аргументов» познакомился еще в 80 годах прошлого столетия, когда по заданию газеты «Лесная промышленность» изучал состояние лесотундры, пострадавшей от выбросов норильского металлургического гиганта. С тех пор Т. Ф. Шевченко было опубликовано немало очерков, статей в центральной и местной прессе, журналах и сборниках. Норильская тема постоянно присутствовала на страницах редактируемой им газеты «Экология Красноярья».

Нам не хватает людей, смотрящих в будущее…

Тем не менее, в книге, которая готовится к печати, широкий спектр проблем не ограничивается только судьбой хрупкой северной природы. Автор поведал о тех, кто стоял у истоков Норильска, кто наложил неизгладимый отпечаток на так называемый норильский характер. В частности, Н. Н. Урванцев и А. П. Завенягин. Кстати, школу Завенягина прошли такие видные руководители края, как В. Н. Ксинтарис, Б. И. Колесников, А. В. Филатов, В. И Долгих, П. С. Федирко и многие другие. Кто определил стремительный рост индустриального Красноярья.

Норильск знак

Автор показывает и то, почему оказался невостребованным бесценный опыт норильчан в период перестройки. В частности, их территориальная система управления, исключающая диктат ведомств. Что и определило комплексное развитие региона.

В книге говорится о словах и делах теперешних хозяев Норильска. Рассказывается о путях развития не только промышленного района, но и всего Арктического Севера.

Вот строки из письма руководителя приемной по производственным и социально-трудовым вопросам треста «Норильскшахтстрой», лидера одной из крупнейших профсоюзных организаций ОАО «ГМК «Норильский никель» Владимира Викторовича Стребкова:

«Уважаемый Теодор Федорович! Я от души рад, что Вам удалось завершить сей тяжкий труд! С большим интересом прочитал рабочий вариант книги. Что можно сказать по ее поводу? У Норильска, бесспорно, героическое прошлое. Труд, достойный памяти и уважения от рядового слесаря до Завенягина. Что толкало этих людей на неимоверные усилия? Думаю, люди были разные, но история сохранила и превознесла тех, кто был движим идеей поднять экономику страны, улучшить качество жизни последующих поколений. (Эх, как нам не хватает людей, смотрящих в будущее!).

Определенно уверен, что читателей, подобных мне, у Вас будет немало. Прежде всего, это люди, которые интересуются историей Норильска, историей дела, которому посвящают жизнь. Читатель обязательно найдет в книге достойные примеры прошлых лет, а может быть, даже переосмыслит настоящее…».

Сегодня мы представляем читателям одну из глав книги Теодора Шевченко «Уроки Таймыра в свете фактов и аргументов».

Старые и новые русские

Недавно в Интернете обнаружил солидный трактат «Дело «Норильский никель». Кстати, автор книги Александр Коростелев (выступает под псевдонимом) в 90 годах прошлого столетия сам проводил приватизацию по лекалам господина Чубайса, а теперь со знанием дела принялся разоблачать своего бывшего патрона.

Вот его вывод о характере бизнеса теперешних хозяев Таймыра:

«Это — хищнический воровской бизнес. В отличие от славных трудов российских купцов Демидовых, рисковавших не только своим благосостоянием, но и жизнью ради освоения природных богатств недр Урала. Благодаря частной инициативе, подвигнув их к продвижению на восток, в глубь таежных лесов, промышленно-экономический потенциал Российской империи несравненно возрос, а успех этот был закреплен строительством города Екатеринбурга. Хотя это только лишь один эпизод из истории России, когда смекалистые люди умели своим личным трудом творить чудеса, возводя на свои средства и на свой страх и риск рудники, фабрики и заводы, попутно строя города. В определенных же кругах современной бизнес-элиты умение хитрить ценится выше способности созидать…

Осуществляя лишь текущие производственные затраты, постоянно экономя на капитальных ремонтах, после проведения переоценки производственных фондов компании они получали возможность через амортизационные отчисления, входящие в состав себестоимости готовой продукции, увеличивать необлагаемые налогом на прибыль доходы. Даже не вспоминая о том, что не потратили ни копейки на создание всего того, что теперь через амортизацию шло к ним в руки».

Куда же тратятся полученные неправедным путем миллиарды? Не только на приобретение профильных рудников в африках и австралиях, но и на предметы неслыханной роскоши, спортивные клубы и даже тропические острова.

Недавно «Комсомольская правда» порадовала своих читателей изображениями яхт, на которых владыки Таймыра — Владимир Потанин и Михаил Прохоров — бороздят южные моря. Стоимость яхт превысила 400 миллионов долларов. Кстати, это еще не самые дорогие личные суда. «Eclipse» и «Lunа» Романа Абрамовича потянули уже на без малого миллиард долларов. 20 мая сего года «Красноярский рабочий» поведал об очередной мечте Михаила Прохорова — особняке в одном из французских городов. Стоимость виллы составляет около 500 миллионов долларов. Он уже пытался ее купить в 2008 году. В конце концов, сделка не состоялась, и миллиардер отступил, потеряв при этом 50 миллионов евро, внесенных в качестве предоплаты…

Безнаказанность и воровство

3 апреля с. г. «Красноярский рабочий» опубликовал пространные умозаключения бывшего губернатора Красноярского края, а ныне депутата Государственной думы Валерия Зубова. Под заголовком «Деньги на Крым возьмут у Сибири и Дальнего Востока». Вот один из абзацев статьи:

«Напомню, что Россия в свое время пошла на конфликт с Грузией по поводу Южной Осетии и Абхазии. Была война. Затем из федерального бюджета страны выделили 15 миллиардов рублей на развитие Южной Осетии. И вот сейчас на территории этой республики нельзя найти практически ничего, что было бы построено на эти деньги. Эти 15 миллиардов, по сути дела, просто исчезли…».

Заявление громкое. Но ведь сделано оно было не у тещи на кухне, а для широкой читательской аудитории, которой интересно было бы узнать, а что лично сделал Валерий Михайлович, чтобы обнаружить исчезнувшие миллиарды и наказать расхитителей. Сделано как депутатом Госдумы.

Безнаказанность поощряет воровство. Но только в более крупных масштабах. Примеров тому — великое множество. Ну, взять хотя бы ситуацию с судьбой моногородов. Как следует из выступлений печати, Министерство экономического развития России предложило закрыть бесперспективные города страны, а их жителям помочь с переселением. Но вся сложность заключается в том, что моногородов (то есть населенных пунктов с числом жителей более 3 тысяч, и где на одном предприятии трудятся не менее 20% горожан) в стране не считанные единицы, а целых 342. И проживает в них около 16 миллионов человек — более 10% граждан России. Например, в Челябинской области, по данным Минэкономразвития, в число моногородов попали Магнитогорск, Миасс и Верхний Уфалей, где более-менее успешно работают несколько крупных предприятий, а не одно градообразующее. И все эти города закрыть? А куда переселять их жителей? И кто, где их ждет? В той же Челябинской области, в областном центре, местный тракторный завод сокращает штат, «Мечел» — сокращает. А жилье? Цены на него в Челябинске несопоставимы на жилье в других городах. Дальше встает вопрос обеспеченности школами, детскими садами, поликлиниками… Так что, с попытками переселения ничего не получилось. Да и не могло получиться. В Интернете прозвучал уже не один десяток откликов на эту авантюру. И все эксперты приходят к одному выводу: «Они просто бесят и дразнят народ, если уж на то пошло, то нужно предоставлять работу и выдавать квартиру, какой лишаются переселенцы. Но на это никто не пойдет. Это фейк, глупость, бред, и ничего из этого хорошего не получится».

И весь этот бред и фейк Минэкономразвития выдает за государственную политику. Впрочем, госчиновникам плевать на логику и здравый смысл. Потому что только в этом году планируется потратить на программу переселения весьма крупную сумму — 50 миллиардов рублей. А уж как они будут потрачены — показывает пример Южной Осетии. Но самое интересное, что планы выделения этих миллиардов поддерживает все тот же… Зубов В. М.!

В прошлом году он в паре с другим доктором экономических наук, директором Центра исследования постиндустриального общества, членом Президиума Российского Совета по международным делам Владиславом Иноземцевым издал книгу «Сибирский вызов». Сей труд был приурочен к 130-столетию выхода в свет книги Николая Ядринцева «Сибирь как колония в географическом, этнографическом и историческом отношениях».

Но вот что пишут теперешние почитатели знаменитого русского ученого: «Не вызывает ли удивления тот факт, что мы по-прежнему вынуждены держаться за созданные еще в советское время в совершенно непригодных для жизни точках города Норильск, Верхоянск и некоторые другие?».

Для пущей важности доктора наук ссылаются на опыт Канады и Аляски, большая часть ископаемых которых разрабатывается вахтовым методом, а население сконцентрировано в более южных районах.

И наконец, заключительный аккорд: «Следует усилить участие государства в отселении людей с территорий Крайнего Севера. Подобная оптимизация высвободит многие миллиарды долларов инвестиционных ресурсов, сделает экономику региона более гармоничной».

О том, как господа-олигархи делают «более гармоничной» «экономку» региона, да и страны в целом, сказано выше. Докторам экономических наук должно было быть известно, что общие потери страны от «прихватизации» оцениваются в сотни миллиардов долларов. К этому следует добавить, что, по итогам переписи 2010 года, численность населения Крайнего Севера сократилась на 60 процентов. Дальше, как говорится, некуда.

Да, у Канады и других стран есть чему поучиться. Но только не применению вахтового метода в горнорудной промышленности. В России, кстати, он нашел самое широкое применение в нефтегазовом комплексе Западной Сибири. Без него вряд ли бы здешние нефтяники столь быстро нарастили темпы добычи «черного золота» (от 953 тысяч тонн в 1965 году до 141 миллиона в 2000-м). В этом же 2000 году в Ханты-Мансийском автономном округе (дающим более половины российской нефти) трудились 70 943 вахтовика. Столь великое количество приезжающих рабочих рук обусловлено низкой плотностью населения и малыми сроками эксплуатации месторождений. Что касается Канады, где действуют два десятка горнорудных вахтовых поселков, то (как отмечается в диссертации кандидата экономических наук Д. В. Борисова) «в последнее время канадцы стали заметно осторожнее в оценке вахтового метода. Так, например, определены временные рамки использования вахтового метода: если разработка месторождения рассчитана более чем на 10–15 лет, то строятся постоянные поселения». В Норильске же только разведданные запасы руды трех месторождений составляют 2 миллиарда 535 миллионов тонн. Так что, рудной базы горнякам смело хватит минимум на 115 лет. Так о какой вахте тут можно вести речь?

Потерять Норильск — значит лишиться основной базы освоения районов Крайнего Севера да и Арктического шельфа, обладающих гигантскими, еще не открытыми богатствами. В одном только Норильском промышленном районе остаются неразведанными около 70 процентов территории. У всех на слуху разгоревшийся недавно спор между «Норникелем» и «Русской платиной» за право разработки Масловского платиново-медно-никелевого месторождения. А предстоящая реализация крупного проекта, имя которому Черногорская ГМК? Кстати, перспективное Черногорское месторождение расположено всего в 15 километрах к юго-востоку от Норильска.

Чего желает русский

В октябре 1995 года мне, как редактору краевого вестника «Экология Красноярья», довелось принять участие в международной конференции «Ответственность за экологическое состояние». Проводилась она в Иркутске во исполнение межправительственного соглашения по российско-канадскому проекту «Федерализм в сотрудничестве».

Свое выступление один из зарубежных гостей начал с анекдота:

— Какое будет ваше последнее желание? — спросили перед расстрелом у русского, американца и канадца. Русский попросил стакан водки. Американец заявил, чтобы он был расстрелян первым. Канадец сказал, что он желал бы изложить свои соображения насчет раздела функций между различными уровнями власти в области охраны окружающей среды.

Как оказалось, в этой байке была заложена немалая доля истины. И невооруженным глазом можно было узреть горячую заинтересованность в проведении конференции со стороны канадцев. И несколько прохладное отношение к предложенному диалогу россиян. Представители Минприроды России, к примеру, прибыли на конференцию с большим опозданием, их выступления не блистали эрудицией и даже вызывали иронические реплики из зала. И все же, говоря о российской стороне, было бы ошибкой ставить знак равенства между поведением москвичей и представителей регионов.

Не случайно в дни работы конференции в «Восточно-Сибирской правде» было опубликовано «Обращение Ассоциации государственных комитетов по охране природы «Экологическая инициатива Восточной Сибири и Дальнего Востока» Президенту РФ Б. Н. Ельцину, председателю Госдумы И. П. Рыбкину, председателю правительства В. С. Черномырдину. В нем говорилось о хищническом разграблении природных кладовых регионов, заблокировании правительственными структурами Закона «Об охране окружающей природной среды», резком снижении эффективности государственного экологического контроля, сдачи позиций тогдашним руководством Минприроды.

Канада — страна развитого федерализма. Здешние провинции — полноправные хозяева своих природных ресурсов. Живут и развиваются по собственным конституциям. Главное условие при этом, чтобы провинциальные законы не вступали в прямое противоречие с федеральными. И в деле охраны природы роль провинций была и остается определяющей. Федеральные власти в основном занимаются заботами международного уровня. Вот почему появление общенационального закона об охране окружающей среды провинции восприняли как вторжение центра в их сферу регулирования. Для гармонизации отношений федерального и провинциального уровней власти был создан Канадский совет министров охраны окружающей среды, в котором федеральный министр имеет такие же права, как и провинциальный. Решения принимаются путем достижения консенсуса.

Согласно теперешней российской конституции, все богатства недр регионов не являются их собственностью, а находятся в совместном ведении с центром, а по существу — в ведении последнего. Большинство субъектов Федерации не принимают законов до выхода соответствующих федеральных актов. И в то время, когда они дожидаются, когда основные вопросы недропользования будут разрешены сверху, канадские провинции разрабатывают и принимают множество законопроектов, исходя из собственной необходимости.

Расхожая фраза о том, что у российских властей нет цельной региональной политики, как видим, имеет основания. Подсказать пути решении ключевых проблем как раз и была призвана конференция в Иркутске, к чему искренне стремились члены канадской делегации во главе с министром природных ресурсов провинции Остров Принца Эдуарда Барри Хикеном.

Во время одного из фуршетов я очутился рядом с главой канадской делегации — невысоким симпатичным человеком средних лет — и попытался вызвать его на разговор. Пропустив пару рюмок коньяка, Хикен был настроен весьма благодушно и на сносном русском стал уверять меня, что у русских и канадцев очень много схожего.

— О какой схожести вы говорите, господин Хикен! — возразил я ему. — Разве она заключается только в величинах территорий и климатических условиях? Да нам до вас как до Луны! Ведь суть заключается в личности Гражданина Отечества. Кто для Канады глава провинции? Один из вершителей ее судьбы. А у нас губернатор на положении шавки, которой позволено только лаять из подворотни.

Хикен замолчал, затем снял с лацкана своего пиджака значок в виде красного кленового листка и прикрепил к моей груди.

Как ни старались канадцы, но конференция цели своей не достигла. Ибо она должна была заявить о нерешенности в РФ ключевого вопроса о собственности на природные ресурсы. К примеру, в проекте рекомендаций, представленном зам. начальника департамента экономики и финансов Минприроды России А. В. Шевчуком, во главу угла была поставлена возможность практического применения в Российской Федерации организационных структур типа Канадского совета министров охраны окружающей среды. Это предложение вызвало недоуменную реплику председателя Кемеровского областного комитета по охране природы О. П. Андрахановой: «Актуальность создания совета министров охраны окружающей среды бесспорна. Но у них — совет министров, а у нас будет совет при министре. Это же принципиально разные вещи!».

После той конференции утекло немало воды. Стерся лак с подаренного мне значка, да сам он куда-то затерялся. Вскоре после конференции «ушли» с занимаемой должности Андраханову, исчезла Ассоциация «Экологическая инициатива Восточной Сибири и Дальнего Востока». Недолго оставался на своем посту и инициатор проведения конференции — губернатор Иркутской области Ю. А. Ножиков. Правда, до своей отставки он сумел (не в пример красноярцам) отстоять от посягательств Москвы свои ГЭСы, а также и дешевую электроэнергию. Да и само Минприроды кануло в Лету, растворившись в Гостехнадзоре. Словом, федеральный центр сделал должные выводы, в конце концов, установив чуть ли не царскую вертикаль власти. Все вернулось на российские круги своя.

Слова и дела олигархов

В недавнем интервью глава «Норникеля» Потанин заявил:

— Сейчас много разговоров о том, кто как деньги заработал, что там было справедливо, а что нет. Кстати, такие разговоры были во все времена — и много веков назад, и когда создавался европейский капитализм, американский капитализм. Но спустя много десятилетий людей вспоминали уже по тому, что они после себя оставили, что они хорошего сделали и что они продолжают делать хорошего. Именно в этом идея и состоит: то, что будет наработано в течение всей моей бизнес-карьеры, поставить на службу обществу, прежде всего стране, в которой я родился, вырос и в которой, я надеюсь, будут жить мои дети и внуки, но также и в других странах, для укрепления престижа России, россиянина. Плюс, конечно, я не лишен желания оставить память о своем имени, нашей семье, фамилии…

Так что же оставит после себя Владимир Олегович? Яхту «Anastasia», разоренный и брошенный Норильск или еще что-то более существенное?

Прошлогоднее предновогоднее сообщение «Таймырского телеграфа»:

«Уникальная рождественская благотворительная акция стартовала в норильском кафедральном соборе Иконы Божией Матери Всех Скорбящих для детей-сирот из школы-интерната. Воспитанники интерната подписали рождественские открытки с просьбами к Богомладенцу Христу. Послания развесили на установленной в притворе собора елке. Любой неравнодушный человек может прочитать эти строки и исполнить сокровенное желание ребенка, вручив рождественский подарок лично либо через педагогов центра…».

И все это происходит под боком у миллиардера, который на весь мир раструбил о своих грандиозных благотворительных планах! Правда, впоследствии он уточнил, что вопрос о выделении благотворительных средств намерен изучать в течение…10 лет.

Сообщение «Красноярского рабочего» от 11 февраля 2014 года «Жена Потанина ищет капиталы мужа». Итак, оставленная супругом жена олигарха добивается своей доли на совместно нажитое имущество. Но получает от ворот поворот. Ибо представители Потанина повсеместно заявляют, что бизнес-активы ее супруга уже «переданы на благотворительные цели с учетом наследства детям».

Явно не преуспел единственный владелец холдинговой компании «Интеррос» в семейном плане. Но это обстоятельство его ничуть не смущает. Зато он отличился в природоохранных свершениях.

«На Х Красноярском экономическом форуме, — сообщил «Красноярский рабочий» 19 февраля 2013 года, — впервые в истории этой переговорной площадки в полный голос прозвучали темы экологии и «зеленого роста» экономики, ответственности бизнеса за последствия производственной деятельности в Сибири. В значительной степени именно этому было посвящено и общение с журналистами генерального директора ГМК «Норильский никель» Владимира Потанина».

Не буду приводить все громкие заявления олигарха насчет грядущих перемен в предстоящей экологической революции на просторах Таймыра. Для начала предложу вниманию читателей мою корреспонденцию в «Красноярской газете» от 6 января 2005 года:

«СЛОВА И ДЕЛА МИЛЛИАРДЕРОВ»

Опубликованное 16 декабря 2004 года открытое письмо ряда общественных организаций Норильского промрайона депутатам Госдумы вызвало разноречивые мнения. Кто только не обрушился на тех, кто посмел вынести сор из избы.

Лично я не нахожу в письме ничего провокационного. Требования его авторов отмены обманных залоговых аукционов справедливы. Не буду комментировать все перечисленные в письме обвинения, скажу лишь о том, что знаю не понаслышке. А именно — об экологических проблемах Заполярья.

Мое первое знакомство с ним началось с командировки в Норильск в 1987 году. По заданию редакции газеты «Лесная промышленность» изучал масштабы гибели лесотундры от выбросов заполярного гиганта. Уже тогда мертвые стволы лиственниц протянулись от Норильска на десятки километров. «В последние 8 лет, — говорится в письме, — в результате деятельности новых собственников «Норильского никеля» резко снизилось качество окружающей среды». Все верно.

Как ни велик был урон природе, нанесенный комбинатом в советский период деятельности, но ведь тогда многое делалось, чтобы облегчить техногенный груз. С 1984 года стали быстро сокращаться выбросы вредных веществ, наращивались мощности по производству серы из отходящих газов. Если в 1976 году было получено 20 тысяч тонн серы, то в 1989-м — 380 тысяч! Только за три года — 1988, 1989, 1990 гг. — произведено свыше миллиона тонн серы. Комбинат уверенно шел к поставленной цели: с 2383 тысяч тонн диоксида серы в 1985 году к 2005-му уменьшить количество этого главного загрязнителя до 561 тысячи тонн. А выработку серы довести до 1200 тысяч тонн в год. Уже в 1995 году планировалось произвести 440 тысяч тонн серы, но фактически тогда было получено только 6 тысяч тонн. Потому что так распорядились новые хозяева в лице Потанина и Ко. В 1997 году комбинат вообще прекратил выпуск серы на Надеждинском и медном заводах. Сброс загрязненных сточных вод в 1995 году, согласно комбинатской программе охраны окружающей среды, должен был составить 5,2 млн кубометров, фактически же превысил 195 миллионов кубов.

Гибнет не только лесотундра. Уже потеряно около 20 миллионов гектаров оленьих пастбищ. Напомню строки из письма: «Водоемы превратились в отстойники вредных веществ, эти процессы усилиями господ Потанина и Прохорова стали необратимы». Страдает не только природа, но и население Норильска. Заболеваемость растет с каждым годом. Если в 1995 году заболеваемость составила на 1000 человек 1369 обращений в больницу, то в 2001-м — 1668. В этом же году комитет Госдумы по экологии признал «Норильский никель» самым «грязным» из всех предприятий цветной металлургии. Согласно отсчету комитета, в 2001 году НГМК выпустил в атмосферу 2322 тыс. тонн загрязняющих веществ, почти в четыре раза больше, чем все остальные предприятия Красноярского края, вместе взятые.

Уж чему научились теперешние хозяева НГМК, так это находить лазейки в законодательстве, чтобы не платить за загрязнение окружающей среды. Ну, еще вести различные пиар-кампании, сочинять грандиозные программы по снижению выбросов серы, работать с чиновниками природоохранных ведомств. Благодаря чему появляются справки, по которым следует, что «Норникель» — образцовый борец за чистоту природы. В октябре прошлого года Совет администрации края скостил размеры платы «Норникеля» за негативное воздействие на окружающую среду аж на 635 миллионов рублей.

Господ миллиардеров волнует лишь одно — сверхприбыли. В том числе и за счет сверхэксплуатации людей: из 120 тысяч работников «Норникеля» было уволено около 60 тысяч, причем только 10 тысяч из них — по социальным программам, а остальные просто выброшены на улицу. А об экологии вспоминается тогда, когда речь заходит о престиже предприятия. Как известно, «Норильский никель» провозгласил курс на мировое лидерство в горнорудном бизнесе, а для этого требуются не только производственные достижения, но и экологические. Видимо, это обстоятельство и заставило компанию в прошлом году выпустить 72 тысячи тонн серы на медном заводе. О чем немедленно было сообщено всему миру.

И каким кощунством веет от слов гендиректора «Норникеля» М. Прохорова: «Нет ничего дороже, чем жизнь человека. Мы должны, обязаны просто ее защищать, охранять и продлевать». А делается все с точностью до наоборот».

Чего боится Потанин

Вместо Прохорова, которого (как сообщил «Заполярный вестник») металлурги, в конце концов, прислонили к раскаленной печи, после чего олигарх быстро охладел к Норильску, гендиректором стал сам Потанин. Что изменилось? Прошел год после его выступления на Х Красноярском экономическом форуме. Где же обещанная экологическая революция? Ею и не пахнет.

Вот о чем свидетельствуют факты, приведенные на IV международной экологической конференции «Охрана окружающей среды и промышленная деятельность на Севере», прошедшей в сентябре 2013 года. Итак, выбросы Норильского гиганта по-прежнему сохраняются на уровне самых дымных 80 годов прошлого столетия. И насчет того, что ситуация улучшится, нет особых надежд. Один из участников конференции Сергей Куркатов, профессор, заведующий кафедрой гигиены ГБОУ ВПО «Красноярский государственный медицинский университет им. В. Ф. Ясенецкого», руководивший в недавнем прошлом территориальным отделом Роспотребнадзора, заявил:

— Выполненное специалистами управления Роспотребнадзора Красноярского края исследование показало, что на территории Норильска формируется высокий уровень концентрации канцерогенных химических веществ, содержащихся в выбросах предприятия ЗФ ОАО «ГМК «Норильский никель». Он превышал верхнюю границу приемлемого риска для населенных мест в 4,8 раза…

Анализ плана мероприятий по достижению ПДВ на 2008–2015 годы показал, что из 11 запланированных мероприятий шесть связаны с увеличением мощности и реконструкцией. А увеличение мощности пирометаллургического производства с переработкой всего никелевого сырья дает прирост выбросов пыли, оксида никеля, оксида меди, оксида кобальта и диоксида серы… Намеченные мероприятия в установленные сроки не выполняются и, в соответствии с планами в обозначенный период, выполнены не будут…

Дэвид Хьюстон

Дэвид Хьюстон, технический менеджер по сбыту канадской компании «Enersul limited partnership», предложил практически готовое решение существующих в Норильске проблем:

— Наша компания занимается решением проблем утилизации серы по всему миру, а в Норильске этот вопрос стоит достаточно остро. Мы представляем не только технологию, но и соответствующее оборудование. Компания «Энерсал» была отобрана как непосредственный участник процесса грануляции серы, которая в перспективе будет производиться в рамках предлагаемого компанией проекта.

Если наши технологии будут одобрены в Норильске, ключевой задачей для нас станет минимизация объемов выбросов серы в атмосферу. Наша технология позволит отлавливать из атмосферы диоксид серы, сжижать его и превращать жидкую серу в продаваемый продукт, поскольку гранулированная сера является основным ингредиентом при производстве удобрений. Большим спросом этот продукт пользуется в Китае.

Выполнение всех предлагаемых компаний мероприятий позволит утилизировать не менее 95% диоксида серы из отходящих газов металлургического производства Заполярного филиала «Норникеля».

Думаете, это сообщение вдохновило господина Потанина, который в своем интервью на Красноярском экономическом форуме жаловался на отсутствие технологий по улавливанию отходящих газов? Да он, как черт ладана, боится этих технологий, ибо их внедрение означает извлечение ежегодно более миллиона тонн серы. А куда ее девать?

Но если по-настоящему заниматься экологическим оздоровлением «Норникеля», то без железной дороги тут не обойтись. Конечно, прокладка ветки Уренгой — Игарка на базе трассы «сталинки», а далее до Норильска — дело не просто многотрудное, но и требующее новаторского прорыва, завенягинского размаха, сосредоточения усилий всех субъектов «Сибирского соглашения», помощи федерального центра. Но игра стоит свеч. Ведь железная дорога — это путь не только к миллионам тонн улавливаемой серы, но и к богатейшим рудам Маймеча-Котуйского месторождения фосфоритов. То есть к организации производства удобрений. О чем и сказал канадец Дэвид Хьюстон. Уж там у себя в Канаде они бы такую возможность не упустили. Хотя о чем речь? Там — предприниматели, здесь — прихватизаторы!

Норильск глазами Пьера Трюдо

На политической арене каждого государства случаются выдающиеся личности, чьи имена определяют целые эпохи. Словно дар или кара сверху, эти деятели преображают общество до неузнаваемости, перекраивают планету, меняют соотношения сил в контексте целого мира. Пьером Трюдо восхищаются и сегодня — так много он сделал для своей страны, и его по праву величают Отцом современной Канады.

Пьер Трюдо

Пьер Эллиот Трюдо, занимая пост премьер-министра в течение 15 лет, неоднократно подчеркивал добрососедский характер отношений между Канадой и его «соседом через Северный полюс» — Советским Союзом. C юности он отличался «левыми» взглядами. В 1951 году побывал в СССР. Последствием этого смелого поступка стал запрет на въезд в Соединенные Штаты, а ФБР завело досье на «канадского Кастро».

Путь его не был усыпан розами. За свое левачество Трюдо неоднократно подвергался гонениям на родине, да и уже будучи премьер — министром, ему пришлось преодолеть немало преград. В том числе нападки сторонников суверенитета Квебека и жителей англоязычных регионов Канады. В конце концов, ему ничего не оставалось делать как объявить военное положение и ввести в Квебек войска. Сложная ситуация с массовыми арестами разрешилась только к 1971 году. Именно в мае этого года Трюдо побывал в Норильске. Он стал первым иностранным гостем заполярного города. И надо сказать, что добиться разрешения на въезд ему пришлось нелегко. И все же он достиг своего.

Его настойчивость объясняется тем, что им двигало не праздное любопытство, а желание своими глазами увидеть город, построенный на вечной мерзлоте, избрать путь развития своего Севера. Ведь территория Канадской Арктики — четвертая часть страны, — по сути дела, безлюдная пустыня. Низкий уровень жизни коренного населения: безработица, повышенная детская смертность, алкоголизм и преступность давно перестали быть «семейной» тайной Канады. Прогрессивные ученые, публицисты и политики по этому поводу били тревогу на протяжении послевоенных десятилетий.

Норильск встретил канадского гостя 12-этажными высотками, ледовыми дворцами, театрами и музеями… Из воспоминаний Н. А Карпушиной: «В начале 70-х наш роддом посетил премьер-министр Канады Пьер Трюдо с супругой. Гости прошли по дому и остались очень довольны, а на прощание мадам Трюдо сказала: «В таком прекрасном роддоме я согласна рожать…». Так что вовсе не из-за вежливости ее супруг заявил: «Норильск — одно из современных чудес света, которое являет пример для всех других стран в обживании Крайнего Севера».

Сказано было в 1971 году. Но ведь и с тех пор Норильск развивался по восходящей. К середине 80-х Норильский промрайон в расчете на одного жителя в среднем сдавал в год жилой площади в 1,8 раза больше, чем в целом по СССР. То же самое в отношении ввода школ, пионерлагерей, детских садов, больниц. В 1982 году коэффициент рождаемости был значительно выше, чем в крупных городах РСФСР. Появилось такое понятие, как «коренные жители». Вскоре их число перевалило 20 тысяч человек.

Последним и, пожалуй, самым значительным мероприятием накануне «прихватизационных» перемен стала сдача «под ключ» югославскими строителями больницы на 1000 койко-мест в Оганере. К концу 1995 года в нее было вложено 94,7 млн долларов.

«Это ли не достойный пример действительно государственного мышления так называемых «красных директоров», — вопрошает в своей книге «Дело «Норильский никель» Александр Коростелев, — его показательное превосходство над «катанием» в убогих головах прихватизаторов серого вещества, способного мыслить лишь в направлении оптимизации расходов и умножения личных капиталов».

А где так восхитивший Пьера Трюдо санаторий-профилакторий «Валек», который был способен принимать одновременно 450 работников комбината без отрыва от производства? Где его пальмы и оранжереи, о которых мечтал Завенягин?

Поясняет А. Коростелев: «В середине 1997 года потанинско-прохоровский наймит Виктор Томенко посчитал, что содержание здравницы в условиях Заполярья для рентабельнейшего крупного частного «ПРИВАТ-капиталистического бизнеса» явно делом хлопотным и ненужным. Ведь расходы на содержание профилактория способны были на 1–2 цента удешевить акции «Норникеля». Да и какое ему дело до здоровья северян, главное — не потерять милости хозяев, от которых напрямую зависела его карьера как в Заполярье, так и на материке».

Такая же участь ожидала и другие санаторно-курортные комплексы, в том числе санаторий «Заполярье» в Сочи, способный принимать до 1400 человек одновременно, санаторный комплекс «Белое» в Шатурской районе Подмосковья, пионерские лагеря на юге Красноярского края…

Словно разрушительное цунами прошло над самим Норильском. Прекращен не только ввод новых домов, но и пошла экономия на капремонтах оставшегося жилфонда, сносе разрушенных зданий…

Вот что писал в июне 2013 года журнал «Сфера влияния»:

«На «Норильском никеле» сменилась управляющая команда. Новая политика комбината привела к тому, что бюджеты всех проектов — инвестиционных и социальных — сокращены. Результат — количество и объем грузов уменьшаются. Раньше большую долю этого грузооборота составляли стройматериалы, ведь Норильск — это одна большая вечная стройка (в смысле, что дома нужно постоянно ремонтировать, ведь нового ничего не строится). Везли все — гипсокартон, цемент, металлочерепицу. А сейчас объемы сократились…».

Не надо быть пророком, чтобы понять, что Норильск обречен на дальнейшее угасание. Об этом свидетельствует не только решение нынешних хозяев заполярного города о закрытии никелевого завода и переносе производства никеля на Кольский полуостров, но и ведомственная целевая программа «Развитие металлургического производства готовых металлических изделий на территории Красноярского края на период 2014–2016 годов».

Итак, согласно распоряжению правительства края, в Саянском районе будет создан горно-обогатительный комбинат, который станет выпускать до 45 тысяч тонн никеля в год, 15,2 тысячи тонн меди и 1 тысячу тонн кобальтового концентрата. Запуск производства планируется в 2017 году.

И еще одно сообщение. На сей раз — Новостей горнорудной промышленности: на строительство ГОКа в Забайкалье в 2014 году «Норникель» потратит 10 миллиардов рублей.

А. Коростелев: «Новые хозяева жизни Норильского промрайона, да и всей «земли Потанина», вынуждены постоянно балансировать на призрачной точке достаточности, которая позволяет им и получать сверхприбыли, и оставляет надежду, что при их правлении ничего из ряда вон выходящего не случится…».

Что касается природных катаклизмов, то в истории Норильска уже не единожды население его по различным причинам находилось на грани эвакуации. Есть и другое: подводные мины огульной прихватизации, кричащего социального неравноправия, которые аукнулись орудийными залпами на Украине.

Участники международной конференции: Сибирский Север и Арктика в условиях глобальных вызовов ХХI века (г. Красноярск. 21–22 ноября 2011 г.)

Участники международной конференции: Сибирский Север и Арктика в условиях глобальных вызовов ХХI века (г. Красноярск. 21–22 ноября 2011 г.)

Конференция проведена по инициативе Полномочного представителя Президента Российской Федерации в Сибирском федеральном округе В. А. Толоконского и при поддержке Института экономики и организации промышленного производства СО РАН (г. Новосибирск). Соорганизаторами конференции также стали Правительство Красноярского края, Министерство по делам индейцев и развитию Севера Канады и ФГАОУ ВПО «Сибирский федеральный университет».

Этот научный форум стал официальным мероприятием Российско-Канадской межправительственной программы «Обмен опытом управления северными территориями» и приурочен к 10-летию данной программы, а также 40-летию пребывания в Норильске премьер-министра Канады Пьера Трюдо.

Взгляд в будущее

В декабре 2011 года состоялось торжественное открытие начала строительства железной дороги Курагино — Кызыл. Но как ни громко звучали фанфары, они не могла заглушить прозаический вопрос: а что дает этот дорогостоящий инвестпроект краю? Тупиковая ветка стоимостью в сотни миллиардов рублей ведет к угольному месторождению. А что, в крае угля недостаточно? В прессе прошло сообщение, что угольщики края стали снижать добычу из-за невостребованности так называемого «черного золота». Но, тем не менее, в мае сего года тема зазвучала с прежней силой: «Железная дорога до Элегеста стала национальным приоритетом».

Норильск

Уже и Внешэкономбанк со Сбербанком, а также государством решили не скупиться. И это в то время, когда в стране катастрофически не хватает денег. Позвольте, да где тут государственный подход? И при чем тут национальный приоритет?

В своей статье «Транспортная система азиатской части России как составляющая часть экономической безопасности страны» академик РАН В. В. Кулешов напомнил о наиболее значимых стратегических проектах развития Сибири, которые были осуществлены в ХХ веке: Транссиб, Северный морской путь, Западно-Сибирский нефтегазовый комплекс, Ангаро-Енисейский каскад ГЭС, БАМ. На ХХI век выпадает арктический мегапроект. В 2010 году президент Дмитрий Медведев заявил: «Наша главная задача — превратить Арктику в ресурсную базу России ХХI века. Это наша обязанность, просто наш прямой долг перед потомками…». В декабре 2013 года президент Владимир Путин повторил, что подъем Сибири и Дальнего Востока: «…это наш национальный приоритет на весь ХХI век».

Но вернусь к статье академика Кулешова. Говоря об освоении Ванкорского нефтяного месторождения, которое ведется по вахтовому методу, он продолжает: «В целом же для освоения минерально-сырьевых ресурсов Российской Арктики требуется создание интегрированных транспортных и энергетических сетей в пределах ЯНАО и Севера Красноярского края. Даже при активном использовании вахтового метода остаются проблемы создания социальной инфраструктуры для постоянного населения региона.

Все действующие широтные железные дороги проложены на юге Сибири и Дальнего Востока. Полярная магистраль в совокупности с Севсибом — транспортный каркас для освоения огромной территории. Это относительно недорогие проекты. Это повышает шансы заселения прижелезнодорожных территорий на постоянной основе…».

Статья была опубликована в августе 2012 года. В том же ключе речь шла и в ноябре 2013 года на Втором международном форуме «Россия в ХХI веке: глобальные вызовы и перспективы развития»:

— Очевидно, что в мировой экономике первое двадцатилетие ХХI века станет новым этапом освоения Арктики, своеобразие которого состоит как в масштабном вовлечении в экономический оборот биологических и минеральных ресурсов морей Северного Ледовитого океана, так и в выполнении международных обязательств по ликвидации загрязнения окружающей среды и сохранению экологического равновесия в Арктике.

Нужна целостная концепция формирования, например, в центральных районах Красноярского края, «тыловых баз» освоения северных территорий с самым широким спектром действия; нужна крупная научная программа (мегапроект) работы Сибирского отделения РАН в интересах освоения Севера и Арктики.

В условиях резко усиливающихся в последнее время требований ответственности стран Арктического бассейна за недопущение вредных выбросов в океан и в атмосферу должны быть пересмотрены экологические стандарты функционирования крупных российских предприятий и производств в циркумполярной зоне, и это также должно быть важным направлением новой арктической политики России. В первую очередь речь идет о Норильском ГМК.

Безусловно, наличие особо крупных производств и крупных городов за Северным полярным кругом — чисто российская специфика. Но помимо предмета гордости, это и сосредоточие проблем, которые выходят за чисто национальные рамки. Очевидно, что в современных условиях Россия не может, как раньше, игнорировать требование мирового сообщества по сокращению крупных вредных выбросов в Арктике. И сие не стоит воспринимать в формате конфронтации как давление на Россию — это правило цивилизованного ведения бизнеса с учетом интересов сопредельных стран.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.