Какую воду мы пьём?

Вода обладает памятью и реагирует на все проявления человека, она может мстить человеку за его равнодушие или за нанесенный вред…

Питьевая вода в Красноярске всегда считалась одной из лучших в России. Но… всё познается в сравнении. Не все красноярцы бывали в других городах и пробовали чужую «живительную влагу». Видимо, поэтому одни считают нашу воду плохой, другие — хорошей. Так какая же она, красноярская вода?

Качаем чистую, а пьём?

В России из общего объема подаваемой населению воды 68% занимают поверхностные источники. Остальная часть приходится на грунтовые.

Красноярцы пьют артезианскую воду, то есть взятую из водоносного подземного слоя. А вот в Новосибирске потребляют поверхностную, речную, воду. У нашего «источника жизни» репутация лучше. Но, несмотря на это, свои достоинства и недостатки есть у всех видов воды. В грунтовой сконцентрированы вредные неорганические вещества, а в речной в изобилии представлены «органика» и микроорганизмы «на любой вкус». Зато подземная вода чище — благодаря природным фильтрам, гальке и песку. Так что на красноярских водозаборах качают достаточно чистую воду, которая успешно проходит химические тесты и прочие лабораторные эксперименты. В городах, где черпают воду из реки, первоначальная очистка падает на хрупкие «плечи» искусственных фильтров. Они-то и несовершенны — справляются, по сути, только с незначительными загрязнениями.

Вода

На выставке «Великие реки России», которая ежегодно проходит в Нижнем Новгороде, красноярская вода получила золотую и серебряную медали за отличное качество. Награда справедлива, если сравнивать нашу воду с кузбасской, московской или одной из самых грязных — екатеринбургской. Красноярцам повезло: вместе с жизненно необходимой жидкостью в их организм не попадает кишечная палочка, огромное количество солей и прочих загрязнителей. В нашей воде специалисты нашли оптимальное сочетание микроэлементов, железа, марганца и др. Другое дело, что на конкурсе была представлена водичка, добытая как раз из глубокого подземного источника и уж никак не взятая из-под крана…

Мёртвая вода

В старинных легендах и пересказах нередко повествуется о чудодейственной силе воды. О живой и особенно о мертвой воде. И это не художественный вымысел, а действительное состояние влаги, с которым люди сталкиваются постоянно.

Ни к чему уточнять, где мы можем увидеть мертвую воду. В каждом крупном населенном пункте имеются грязные стоки, которые без нормы разбавляют проточную речную воду. Некоторое время назад представители ОКЭД, руководимые его председателем Н. П. Николаевым, провели проверку состояния речки Качи в районе поселков Емельяново и Солонцы.

Нужно сказать, что в этих населенных пунктах о чистоте водоёма со стороны властей Емельяновского района забота не проявляется. Берега речки загажены бытовым мусором и промышленным хламом. Её русло напичкано автомобильными салонами, и прямо в реку спускаются канализационные стоки. Начатое несколько лет назад в поселке Солонцы строительство объектов очистных сооружений остановлено, и теперь они превратились в развалины.

Мертвая вода беспрепятственно попадает в Качу и далее в Енисей. Однако даже там, где водоемы выглядят довольно чистыми и прозрачными, возникает необходимость проводить дополнительную очистку воды.

Хлор в качестве обеззараживателя

Государственная дума ещё в 2000 году рекомендовала регионам запретить использование хлора в качестве обеззараживателя питьевой воды и применять для этого менее агрессивные вещества. Однако «воз и ныне там». Хлор, как известно, негативно влияет на работу эндокринной и нервной систем. Поэтому с целью обеззараживания воды следует искать и применять более безопасные и надежные коагулянты. В некоторых регионах с этой целью используется озон, ультрафиолет или же комбинированный компонент.

Необязательно быть знатоком или титулованным экспертом, чтобы понимать: вода из-под крана сильно отличается от своего подземного «первоисточника». Особенно весной и осенью. В это время она, да и вообще весь «продукт» центрального водоснабжения, подвержена разного рода природным загрязнителям. В том числе и атаке фенолов (производные бензола, образующиеся в воде вследствие гниения древесины). Кстати, как раз из-за огромного содержания фенолов в талой воде пить ее медики строго-настрого запрещают.

Ароматические производные бензола и возможное бактериальное заражение весенней и осенней воды провоцируют ее усиленное хлорирование. Дело в том, что если фенолы можно нейтрализовать кипячением, то хлор от этого только активируется. Именно поэтому весной и осенью, когда в водный бассейн смываются талые воды, «проточный напиток» в сыром виде лучше не употреблять. Зато летом, в жаркую погоду, и зимой, в морозы, жидкость из-под крана довольно хорошего качества и даже пригодна для питья без предварительного кипячения.

И ещё о хлорировании: согласно санитарным требованиям, оно необходимо. Если из крана течет вода, сильно пахнущая хлоркой, то это признак ее высокого качества… Дело в том, что при взаимодействии с органикой, встречающейся в трубах, хлор теряет свой характерный запах. Следовательно, чем меньше вы чувствуете запах «очистителя», тем больше микробов обитает в вашем водопроводе. Вообще говоря, хлорка плохо влияет на зубы и, как говорят особенно смелые ученые, может спровоцировать даже онкологическое заболевание. Впрочем, на водозаборах каждые два часа проводят «контроль хлорки», уровень ее содержания в питьевой воде постоянно отслеживается. Кстати, раньше хлора в нашу воду добавляли от души. Сегодня же его присутствие в ней строго регламентировано тестовыми анализами.

Обвинили… природу

По инициативе ОКЭД ещё в 1999 году в Красноярске была проведена конференция. Она была призвана найти оптимальное решение проблемы питьевого водоснабжения.

Руководство водоканала неоднократно заявляло, что в Красноярске самая чистая в России питьевая вода. Это говорилось так, будто заслуга в этом принадлежит «водоканальному» руководству, и жители краевого центра просто обязаны быть за это благодарны. Но не руководителям «Водоканала» мы должны говорить спасибо за енисейскую водичку, а самой природе, географическому положению реки и почвенно-климатическим условиям мест, где протекает Енисей, — убеждён руководитель ОКЭД Николай Николаев. Но об идеальной чистоте питьевой воды говорить не приходится.

Может ли вода оставаться чистой, если сброс в реку Енисей загрязняющих веществ со сточными водами осуществляется с превышением установленных нормативов; если нарушается Водный кодекс из-за слабой технической оснащенности дивногорских очистных сооружений? Может ли она быть самой чистой, если, как указано в «Правилах охраны поверхностных вод», не ведется токсикологический контроль сточных вод, сбрасываемых в водный объект; если в течение всего минувшего года не проводился учет забираемой воды из подземных источников и не учитывался сброс сточных вод в Енисей на дивногорских очистных сооружений?

И это далеко не полный перечень. Не полностью контролируются качественные показатели по хлороформу, четырехлористому углероду, органическим веществам, по паразитологическим и радиологическим показателям.

Доступ к…воде

Общая картина с состоянием инфраструктуры удручающая: многие населённые пункты нашего региона водопровода никогда и не имели, а для остальных характерно повсеместное обветшание. По данным краевого министерства ЖКХ, в модернизации и капитальном ремонте нуждаются поверхностные и подземные источники водоснабжения, более 445 действующих водопроводов, 88 действующих канализаций (в том числе 50 комплексов канализационных очистных сооружений) и свыше пяти тысяч километров сетей водоснабжения и водоотведения.

По данным краевого Заксобрания, централизованными системами питьевого водоснабжения в крае сейчас оборудовано лишь 30% жилого фонда сельских населённых пунктов. Только 58% населения сельской местности имеют доступ к качественной питьевой воде. А ситуация такова, что в нашем индустриальном регионе брать воду из открытых источников уже давно опасно для здоровья. «Самая главная проблема, что в крае последние двадцать лет никаких водопроводов и скважин практически не чинилось и, уж конечно, не строилось», — говорит депутат ЗС Валерий Сергиенко.

Дело — труба

Снабжение населения качественной питьевой водой зависит прежде всего от состояния водных объектов, от технической оснащенности водозабора и применяемой технологии водоподготовки, от состояния сетей и сооружений подачи воды.

Не лучшим образом на качестве воды сказывается состояние нашего водопровода. В разных районах Красноярска оно различно. Где-то трубы сильно изношены, в других местах их состояние вполне удовлетворительное. Всего же по городу 66% труб нуждается в ремонте.

Самому старому водозабору в краевом центре — на острове Посадный — почти 95 лет. Всего же водокачающих сооружений на красноярских островах семь.

Академгородок — единственный район, который получает воду из открытого водозабора «Гремячий лог» (проще говоря, из Енисея). Вместо природного фильтра в нем функционирует искусственный очиститель питьевой воды. Песок, с помощью которого осуществляется очистка, к нам специально везут из Волгограда. По словам специалистов, волгоградский «фильтр» отличного качества, в Красноярске и его окрестностях такого не найти.

А вообще, в Красноярске 1031 километр сетей. Из них почти 900 имеют 100%-ный износ. У оставшихся (131 километр) износ составляет от 80 до 100%. Если в крупном населенном пункте, каковым является Красноярск, не проводить ремонт и профилактику систем в пределах 5–6% от общего количества в год, то такой населенный пункт обречен в перспективе на аварии и катастрофы.

Горячая или холодная?

Горячая вода отличается от холодной высоким содержанием щелочи и железа. Поэтому мыть ею волосы, а также споласкивать овощи не рекомендуется. В первом случае кожа головы может начать шелушиться, во втором — продукт просто лишится всех своих полезных свойств.

Многие ошибочно полагают, что лучше всего отмыть фрукты от микробов можно, поочередно купая их в горячей и холодной воде. Дескать, одни бактерии устойчивы к теплу, другие к холоду. На самом деле фрукты нужно «дезинфицировать» только в холодной воде.

Где чище?

В Красноярске самая некачественная питьевая вода — в Кировском и Свердловском районах. Жителям центра города повезло больше: согласно исследованиям, их водичка наиболее чистая. А вот концентрация фенола оказалась выше предельной нормы во всех районах Красноярска.

Мнение

Нужен единый мониторинг

В Красноярском крае существует дефицит «чистой» питьевой воды, т. к. только 2,1% сброшенных вод являются нормативно-очищенными. Это связано с отсутствием единой мониторинговой сети водных объектов края; аварийными ситуациями на гидротехнических сооружениях, водозаборах и водопроводно-канализационных сетях; отсутствием надлежащим образом устроенных зон санитарной охраны водоисточников и недостаточным контролем за режимом хозяйствования на их территориях.

Так, из 1952 источников питьевого водоснабжения 637 (32,6%) не имеют организованных зон санитарной охраны, в том числе 14 открытых и 623 подземных водоисточников. На 223 водопроводах отсутствует необходимый комплекс водоочистки, на 88 нет обеззараживающих установок, необходимых по эпидемиологическим показаниям. Санитарно-техническое состояние 16,7% шахтных и трубчатых колодцев на территории края не отвечает санитарным правилам, что предполагает потенциальную опасность для здоровья пользователей такими источниками.

Количество объектов хозяйственно-питьевого водоснабжения, которые по устройству и режиму эксплуатации не соответствуют санитарным требованиям, увеличилось в 2006 году, по сравнению с 2005 годом, на 157 единиц. Наибольшее число питьевых водопроводов, регистрируемых в сельских поселениях, не соответствует санитарным требованиям.

Особую озабоченность вызывает состояние ветшающих гидротехнических сооружений (ГТС), которые были возведены 30–50 лет назад. В рамках завершения проведенной углубленной инвентаризации ГТС края, создание базы данных об их состоянии и собственниках установлено, что в крае 62,4% ГТС должны перейти в собственность муниципальных образований, 17 ГТС (9,1%) являются бесхозными, и только 28,5% имеют собственников (юридические и физические лица).

Число аварийных сооружений ежегодно увеличивается после прохождения весеннего половодья и летне-осенних паводков. Участившиеся паводки не только результат изменения климата, но и следствие имеющих место незаконных вырубок лесов по берегам, застройки пойм рек, распашки склонов, что в совокупности влияет на выпуск талых вод в реки края.

Решение указанных проблем возможно за счет реализации следующих мероприятий:

1. Создание единой мониторинговой сети водных объектов края, что позволит не накапливать информацию, а учитывать потребности пользователей.

2. Увеличение финансирования водоохранного блока из бюджетов всех уровней, так как инвестиций на охрану и рациональное использование водных ресурсов в общем объеме инвестиций на охрану окружающей среды и природных ресурсов — 8,4% — недостаточно.

3. Разработка новых нормативно-правовых актов по охране водных объектов края и ужесточение мер по их соблюдению.

Э. Жанаева, Е. Хартанович, ГОУ ВПО «Сибирский государственный технологический университет»

Комплекс из трёх задач

В Красноярском крае принята концепция до 2020 года по обеспечению населения питьевой водой. Комплекс мероприятий направлен на решение трёх задач. Первая — это поиск и оценка запасов подземных вод в территориях, где вода из поверхностных источников не соответствует питьевому качеству, либо там, где люди пользуются привозной водой. Это Бородино, п. Стрелка г. Лесосибирска, п. Раздолинск Мотыгинского района, п. Нижний Ингаш и п. Нижняя Пойма Нижнеингашского района, п. Тура и с. Хатанга.

Вторая задача — внедрение установок по очистке и обеззараживанию воды на системах водоснабжения. Третья — строительство и реконструкция систем водоснабжения и водоотведения.

На первоочередные мероприятия по строительству и реконструкции очистных сооружений в двенадцати муниципальных образованиях края потребуется более 4,5 млрд рублей. А на строительство и реконструкцию систем водоснабжения в 20 населённых пунктах края требуется порядка 4,2 млрд рублей.

Андрей Резников, министр ЖКХ Красноярского края

Цифры и факты

75% населения Красноярского края получают воду по централизованной системе водоснабжения, остальная часть — через отдельно стоящие водозаборы: колодцы, скважины.

Сейчас на территории региона открыто 73 месторождения чистой пресной воды, которая используется для питьевых целей. Около 20 из этих месторождения — новые. Они были открыты в течение последних 10 лет. Среди них месторождения в Игарке, Туре, Ванаваре, Кодинске, на Богучанском промышленном узле, в Ачинске, Лесосибирске, Енисейске. Сейчас изучается оценка запасов пресной воды на островах Красноярского бассейна.

В северных территориях ощущается нехватка пресной воды. Так, в Эвенкийском районе пресная вода имеется только в верхних слоях пород рядом с реками, где есть талые воды. Остальные водные жилы находятся в зоне мерзлоты и недоступны, либо могут использоваться только для промышленных целей, так как являются солеными.

Ежегодно красноярцы выпивают до 1 млн 230 тысяч кубометров пресной воды.

Ученые утверждают, что вода обладает памятью. Она реагирует на все проявления человека. Она может мстить человеку за его равнодушие или за нанесенный вред. Она лечит человека. Когда человек приболел — предлагают больше употреблять воды. Ее надо беречь, разговаривать с ней и даже делать комплименты…

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.