Зона экологического контакта

После вступления в силу нового московского генплана Красноярска наш город может потерять оставшиеся 4,5 тысячи га городского леса

Игорь Михайлович Шнайдер, директор по градостроительству московского «Гипрогора», как раз один из тех людей, про которых говорят: «мягко стелет, да жёстко спать».

Город из пяти анклавов

Представляя на открытии IX Красноярского городского форума концепцию разрабатываемого его институтом нового генерального плана нашего города (который, кстати, бюджету города обошёлся в 70 млн. рублей), обаятельный Игорь Михайлович с чарующей улыбкой поведал красноярцам, что весь их город поделят на пять анклавов (в один засунут модернизацию с инновациями, в другой — промышленность, в третий — парк и т. п.), что другого пути, кроме как быть промышленным городом, у Красноярска все равно нет, но зато будущее у города, хоть и не светлое, но «креативно реализуемое» все равно есть. За что и удостоился аплодисментами местной публики, завороженной столичным шармом.

Игорь Шнайдер

Меня же, честно говоря, гораздо больше, чем анклавы и агломерации, поразило нечто совсем другое в его выступлении — отношение директора по градостроительству к городским лесам Красноярска.

Экология через запятую

На представление нового генплана Красноярска в СФУ я пришел в составе дружной компании защитников березовой рощи в Академгородке, которым из года в год приходится отстаивать городской лес от застройщиков, вырубщиков и любителей бурно проводить пикники на природе. И мы очень внимательно слушали речь московского мэтра градостроительства о будущем, которое он готовит Красноярску как минимум на ближайшие двадцать лет. Увы, слово «экология» в выступлении было произнесено им всего один раз, да и то через запятую, в перечислении.

И когда Галина Геннадьевна Полякова, старший научный сотрудник Института леса СО РАН, спросила о судьбе городского леса Красноярска по новому генплану, Игорь Михайлович — еще один характерный штрих! — сам переформулировал ее вопрос: «А! Вы спрашиваете об экологическом контакте и про зелень в черте застройки!».

Я все понимаю: профессиональный сленг, стремление перевести вопрос в свою парадигму мышления, но, согласитесь, после таких слов судьба городского леса в новом генплане Красноярска уже вызывает тревогу. И чем больше отвечал Игорь Михайлович, тем больше мрачнели лица защитников березовой рощи.

О красноярской «зелени в черте застройки» московский проектировщик сказал буквально следующее: «Фактически все землепользование (включая и природоохранное, и лесное) в городской черте должно осуществляться в соответствии с архитектурно-планировочной документацией, поэтому в концепции генплана говорится о том, каким образом защищается та зелень, которая в черте застройки. Самое главное: на основе зарубежного опыта (нью-йоркского, гамбургского и т. д.) предусматривается формирование больших зеленых массивов, которые должны превратиться из природоохранных территорий (со своим специфическим режимом) в городские зеленые парки муниципального (иногда федерального) уровня».

Лес оказался незащищённым

Я, как и многие другие защитники березовой рощи в Академгородке, считаю, что придание этому лесному массиву статус особо охраняемой природной территории (ООПТ) — практически единственное, что может хоть как-то предотвратить раздербанивание (извините за такое слово) нашего городского леса.

После «эффективно» проведенного градостроительного зонирования Красноярска лес в черте города по большей части не защищен Лесным кодексом, поэтому лесные участки могут становиться (и становятся) зонами застроек, вырубок и приятного времяпрепровождения теплых компаний.

И сегодня я услышал, что Игорь Михайлович Шнайдер, директор по градостроительству ОАО «Российский институт градостроительства и инвестиционного развития «Гипрогор» (г. Москва), фактически предлагает идти дальше в этом направлении: вместо городского леса, «легких миллионного города», он планирует «городские зеленые парки» — видимо, пресловутые зоны «экологического контакта» человека с природой (результаты этого контакта в березовой роще каждый из нас видел неоднократно).

Пять лет назад в результате градостроительного зонирования Красноярск лишился 3 тысяч га городского леса — они были переведены в другую категорию земель. Следует ли ожидать, что после вступления в силу нового московского генплана Красноярска наш город потеряет оставшиеся 4,5 тысячи га городского леса, который станет теперь всего лишь «зеленью в черте застройки»?

А березовая роща — березовой зоной экологического контакта… Так ведь, Игорь Михайлович?

Послесловие

Почему мы вышли с плакатами, или Городской лес вне закона?

«Экологический протест на городском форуме: четыре человека с плакатами сорвали спокойное начало обсуждение генерального плана города», — таков был зачин топ-новости вечернего новостного выпуска красноярской телекомпании ТВК.

Речь шла о нашей акции в рамках IX Красноярского городского форума: почему мы решили выйти с плакатами на обсуждение генерального плана Красноярска? Ответ прост: чтобы сохранить в новом генплане городской лес в качестве легких нашего миллионного города и не допустить его застройки при подготовке к универсиаде-2019.

Напомню некоторые факты.

Усилиями прошлого состава администрации Красноярска было разработано такое «эффективное» градостроительное зонирование территории города, что из примерно 7,5 тыс. га лесных участков 3 тыс. га не получили статус городского леса. То есть теперь наши леса в черте города не защищены Лесным кодексом, поэтому они могут становиться (и становятся!) зонами застроек.

Легализация захвата лесных территорий привела к массовому строительству в зеленой зоне города. На месте лесных тропинок вырастают глухие заборы коттеджей.

Вырубка деревьев поставлена на конвейер. Разрешения на снос зеленых насаждений выдаются практически каждому заявителю. Размеры компенсаций за вырубку просто смехотворны. В итоге только за последние три года, например, некое ООО «Аврора» в лесном массиве Плодово-ягодный ежегодно получало разрешение на вырубку деревьев в реликтовом (!) сосновом лесу и легально уничтожило 69 деревьев, многие из которых были гораздо старше нас с вами.

Это притом, что у сосен в лесных массивах Академгородка и Академии биатлона специалисты уже и так наблюдают химические ожоги хвои.

Теперь подоспела новая угроза городским лесам Красноярска — это строительство будущих объектов универсиады-2019 на территориях Академии зимних видов спорта, Академии биатлона и др., юридически не защищенных, не имеющих статуса городского леса. Снос лесных массивов уже произошел при строительстве автострады на биатлон, как и зданий в Академии биатлона и около горнолыжной трассы на Николаевской сопке.

Наступление на городской лес не прекращается все последние годы. Вот только два последних свежих примера.

9 декабря на комиссии горсовета ООО «Регбийный клуб Красный яр» пыталось доказать свое право на коттеджную и многоэтажную застройку участка городского леса. Когда-то этот участок был выделен спортсменам для организации тренировочного процесса, а теперь он отошел в собственность ООО, которое пытается вместо спортивных побед улучшить жилищные условия тренеров и спортсменов.

10 декабря на сайте госзакупок размещен заказ под еще один универсиадный объект: «Красноярская академия зимних видов спорта заказала строительство кафе и трассы для слалома на Николаевской сопке». Не удивлюсь, если рядом с кафе там вскоре появятся гостевые домики, сауны и прочие, не менее важные спортивные объекты.

13 декабря московские проектировщики дали понять, что термина «городской лес» в их лексиконе нет, есть «зоны экологического контакта» и «зелень в черте застройки».

Поэтому все просто. Кроме нас с вами, никто городской лес отстаивать не будет. Для застройщиков это экологически привлекательная территория под недвижимость. Для чиновников — возможность получить свои бонусы от распределения «зелени в черте застройки».

А значит, наши требования просты:

— убрать рестораны, конференц-залы, мотели, гостевые домики и другие околоспортивные сооружения за пределы лесных территорий, вне зависимости от того, получили они статус городского леса или нет;

— организовать общественный контроль за подготовкой объектов универсиады-2019;

— закрепить в новом генплане города Красноярска особый статус городских лесов;

— придать городским лесам статус особо охраняемой природной территории (ООПТ).

Поэтому-то мы на второй день работы городского форума и вышли с такими плакатами. Иногородним проектировщикам генплана Красноярска и местным властям необходимо регулярно напоминать, что, кроме интересов строителей и чиновников, есть еще интересы простых жителей Красноярска. А обычным красноярцам важнее не новые спортивные кафе и лесные парковки, а массив настоящего леса в черте города — города, в котором часто просто нечем дышать.

Вы согласны?

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.