По следам затерянной экспедиции

С момента оставления «Святой Анны» полярники за почти три месяца прошли более четырёхсот километров и почти все погибли…

«Кто желает знать человеческий дух в его благороднейшей борьбе с суеверием и мраком, пусть листает летопись арктических путешествий историю мужей, которые во времена, когда зимовка среди полярной ночи грозила верной смертью, все-таки бодро шли с развивающимися знаменами к неизвестному»
Фритьоф Нансен

Завершается 2013 год, наступает 2014-й. Сто лет назад эти годы были насыщены событиями международного и российского масштаба: весь мир будоражила судьба трех российских полярных экспедиций, исчезнувших в бескрайних просторах ледяной Арктики.

Именно сто лет назад были предприняты несколько морских полярных экспедиций: обследованы огромные просторы Арктики от Берингова пролива до Шпицбергена, открыты и присоединены новые земли, в частности — архипелаг Северная Земля. Русскими мореплавателями подтверждена возможность плавания северным морским путем из Баренцева и Белого морей — в Тихий океан, о чем говорил еще М. Ломоносов.

Не все экспедиции были успешными, и судьба трех из них до сих пор тревожит неравнодушных. Они ушли в плавание почти одновременно — в один и тот же год и полностью или частично исчезли в арктическом безмолвии. Это экспедиции под руководством полярных исследователей, к тому времени уже знаменитых, — Г. Я. Седова, Г. Л. Брусилова и В. А. Русанова.

В одном из номеров мы уже исследовали эту тему. Свою версию маршрута затерянной экспедиции В. А. Русанова предложил Михаил Сластухин.

Последний путь шхуны «Св. Анна»

Последний путь шхуны «Св. Анна»

Напомним, Михаил Сергеевич более 10 лет занимается планшетным сканированием. Так он назвал свой метод по поиску и идентификации материальных проявлений природных, техногенных объектов и событий. Исследования, как считает автор этого метода, можно проводить в любом пространстве Вселенной, на галактике, звезде, планете — информацию и анализ результатов исследователь получает из единой информационной голограммы. Сегодня, с помощью этого метода, Михаил Сергеевич выскажет свои предположения и воссоздаст маршрут Георгия Брусилова.

О чём не хотел говорить Конрад?

Истории и судьбы экспедиций Г. Седова, Г. Брусилова и В. Русанова меня беспокоили давно под влиянием, в первую очередь, романа В. Каверина «Два капитана» — лучшего романтического произведения для молодежи советского времени. И если экспедиция Г. Седова, за исключением некоторых нюансов, в историографии и других научных направлениях представлена достаточно подробно, то в судьбе двух других экспедиций — сплошные белые пятна.

Честно говоря, с моей точки зрения, соотечественниками Русанова и Брусилова сделано крайне мало в раскрытии тайн их исчезновения. Ведь не проверены многие версии, из которых некоторые становятся очевидными и по наличию теоретических исследований и найденных артефактов. Нет, я не хотел быть только наблюдателем в словесных дуэлях историографов и научных работников о судьбах экипажей шхун «Св. Анна» и «Геркулес» и сам решил проверить маршруты экспедиций и исследовать места пребывания и деятельности членов этих команд.

Подробно, но еще не полно, я постарался представить своё исследование экспедиции В. Русанова, которое впервые было опубликовано в газете «Красноярская версия». Почему не полно? А потому, что и после публикации материалов я не остановился на этом и продолжал переписку с коллегами, изучающими эту тему; многое уточнялось, были найдены более подробные карты Таймыра и прилегающих островов; прежние, используемые мной карты Google, не давали привычной наглядности, которую дают топографические изображения. Настала очередь представить некоторые результаты своих исследований маршрута и судьбы экспедиции Георгия Львовича Брусилова.

Георгий Брусилов

Георгий Брусилов

Нет смысла повторяться о перипетиях экспедиции до 10 апреля 1914 года, для этого рекомендую прочитать записки Валериана Альбанова «На юг, к Земле Франца-Иосифа». Книга изумительна не только по откровенному описанию драматизма событий экспедиции Г. Брусилова и литературному стилю изложения, в ней можно много почерпнуть научного, если внимательно вчитываться в цифры хронологии, координат и описание природы и географии Арктики.

Александр Конрад

Александр Конрад

«Существует еще один источник информации об экспедиции Брусилова. Это дневник Конрада, переданный его женой в 1940 году в музей Арктики и Антарктики и хранящийся там до сих пор. Это потрепанная тетрадка в черном коленкоровом переплете объемом 76 страниц. Пытливый исследователь при внимательном прочтении мог бы извлечь из дневника крупицы информации, хотя бы в какой-то степени, проливающие свет на загадки экспедиции. Но… Эта тетрадка не оригинал дневника. Это копия, сделанная позднее и наверняка отредактированная. Мы знаем, что Конрад отказывался от разговоров об экспедиции, он явно что-то скрывал, о чем-то не хотел говорить. Можно не сомневаться, что это «что-то» из дневника было убрано при перезаписи». (Источник: http://www.gpavet.narod.ru/albanov.htm).

Валериан Альбанов

Валериан Альбанов

Смею утверждать, что такая сдержанность матроса Конрада, обусловлена обстоятельствами предательского побега и покаянного возвращения двух членов команды Альбанова, имена которых сам Валериан Иванович Альбанов категорически отказася называть. В этом всё истинное благородство штурмана «Св. Анны».

Точка отсчёта

Итак. Точкой отсчета последующих исследований считаем достоверные координаты шхуны «Св. Анна» на 10 апреля 1914 года, зажатой дрейфующими льдами Северного Ледовитого океана, на расстоянии 123 км от северной оконечности острова Рудольфа. Эти координаты по долготе не очень точны, видимо по причине дефекта неисправности или неточности хронографа — это 82°55,5 с.ш. и 60°45 в.д.

Но точность не так уж и важна. Ведь я предварительно построил собственное изображение маршрута шхуны от Александровска-на-Мурмане до Земли Франца-Иосифа, и к моему удовлетворению оно хорошо совпадает с достоверными источниками. Да и флуктуационные отклонения должны были быть, ведь — это косвенный метод, полученный сканированием информации. Затем был построен маршрут шхуны от острова Рудольфа до конечной точки существования судна. Ниже по схеме белой линией — это и есть найденный мною маршрут.

Что в реальности у меня получилось? То, что «Св. Анна» по этой траектории, где-то вынужденной в результате дрейфа, а где-то — в управляемом плавании должна остановиться у северо-западной оконечности архипелага Шпицберген. О том, что такое реально обратимся к фактам и доказательствам других исследователей.

Прежде всего, приведу очень убедительное высказывание главы морского ведомства России, который, по возвращению штурмана В. Альбанова, безаппеляционно заявил, что шхуну отнесло к берегам Шпицбергена. Тогда вопрос: почему поиски следов экспедиции Брусилова капитаном И. Ислямовым на шхуне «Герта» были ограничены Землёй Франца-Иосифа? Правда, обстановка, связанная с началом мировой войны, не сильно способствовала поискам: в Баренцевом и Гренландском морях уже хозяйничали немецкие субмарины, а Шпицберген — это зона интенсивной хозяйственной деятельности государств, противостоящих в войне кайзеровской Германии.

Надо отдать должное, что и последующие поисковые мероприятия или вообще не проводились, или вертелись вокруг архипелага Земля Франца-Иосифа. Это очень хорошо, что в 2010 году под руководством Олега Продана были проведены поисковые работы на Земле Георга, но найти там останки было делом времени и упорства, потому что это было очевидно из записок Альбанова. Но надо искать ещё 13 членов экспедиции Г. Брусилова, нельзя оставлять в безвестности героических исследователей Арктики.

Версия № 1

Привожу другие источники в обоснование своего маршрута.

Д. Алексеев, П. Новокшонов:

«На судне осталось тринадцать человек. Продовольствия им должно было хватить, по оценке Альбанова, до октября 1915 года. Прочность судна, сама его конструкция почти исключают вариант, что льды могли раздавить «Святую Анну». Ведь был уже полуторагодовой опыт дрейфа. Вмерзали в лед суда и прежде. Более того, известен поразительный случай, когда корабль, брошенный экспедицией Мак-Клюра, которая искала Франклина, путешествовал со льдами 57 лет и благополучно вышел на чистую воду. Итак, куда понесло шхуну?

Захваченная льдом, она неизбежно подчинилась закономерностям дрейфа. А ледяные массы из центрального Арктического бассейна, окрестностей Шпицбергена, Земли Франца-Иосифа устремляются в Гренландское море и, образуя единый поток, увлекаемые Восточногренландским течением, движутся к югу.

О такой закономерности уже было известно в начале века, и Г. Брусилов, вполне понятно, считал — шхуна будет дрейфовать на запад, вероятнее всего, курсом, параллельным нансеновскому «Фраму». То есть примерно вдоль 83–84 градусов северной широты. И конечно, Брусилов ожидал освобождения судна не раньше, чем будет пройден меридиан Шпицбергена. Но не покинул ли шхуну и сам Брусилов? Вряд ли. Ведь после ухода Альбанова с каждыми сутками судно все дальше удалялось от земли. Если допустить, что средняя скорость дрейфа льда в западном направлении в этом районе океана была такой же, как у «Фрама» — два километра в сутки, шхуна достигла меридиана Шпицбергена в ноябре — декабре 1914 года, в самое неблагоприятное время для пеших путешествий по льду. Да и оставшаяся команда была совсем не подготовлена к такого рода передвижению.

Вероятный выход шхуны изо льда откладывался до теплого времени — лета 1915 года, когда течение вместе со льдом унесет ее далеко на юг. Мог ли командир соблазниться относительной близостью гренландского берега и попытаться высадиться на него? Тоже сомнительно. Быстрое движение на юг ясно указывало на скорое освобождение ото льда.

Как мы предполагаем на основании наших расчетов, выход из ледового плена случился где-то в районе семидесятого градуса северной широты и не позднее июля 1915 года. Это вытекает из анализа положения южной кромки льдов в летнее время, скорости и направления их дрейфа.

В этом районе Восточногренландское течение разделяется. Течение Датского пролива продолжает следовать вдоль восточного берега Гренландии на юг. Мощное Восточноисландское течение поворачивает к северо-восточной оконечности Исландии и далее на юго-восток. Подтверждают это предположение и дрейфы многочисленных буев, которые сбрасывались, начиная с двадцатых годов, в разных частях Карского моря. Именно там, где и начался дрейф «Святой Анны». Большое количество буев впоследствии было найдено на северном побережье Исландии.

Данные, собранные профессором В. Ю. Визе, знаменитые дрейфы «Седова» и станции «Северный полюс-1» позволили оценить и скорость движения льдов в Гренландском потоке, которая значительно возрастает к югу. Эти данные мы тоже учли. Впрочем, «Святая Анна» могла вместе со льдом спуститься и гораздо южнее, продрейфовать через Датский пролив в виду исландского берега. Не только айсберги, но и крупные массивы смерзшегося пакового льда порою выносит далеко на юг. Лишь тремя годами раньше «Титаник» столкнулся с ледяной горой почти на сороковом градусе северной широты. Из истории исследований Арктики известны случаи, когда несравненно более мощные суда, чем брусиловская шхуна, выносились со льдами через Датский пролив. Следовательно, многое говорит за то, что летом 1915 года «Святая Анна» могла оказаться на чистой воде в той части Атлантики, откуда в Норвегию, Англию или Россию надо было плыть курсом юго-восток».

Версия № 2

Вот что говорят другие специалисты. «Версия гибели шхуны «Святая Анна», предлагаемая Д. Алексеевым и П. Новокшоновым, весьма интересна и убедительна. Анализ законов дрейфа льдов, выносимых из Ледовитого океана через Гренландское море в Атлантику, подтверждает возможность выхода шхуны на чистую воду. Не имея радиостанции, Брусилов не знал, что идет война, и, как предполагают авторы, выйдя из ледяного плена, взял курс в Северное море, где шхуна и была торпедирована одной из подводных лодок немецкого флота, топивших не только торговые суда, но и корабли Красного Креста.

Однако в этой версии есть одно слабое звено. К концу своего многолетнего дрейфа «Святая Анна» не имела ни достаточного запаса продовольствия, ни топлива, и, конечно, самым трезвым и реальным решением командира судна был бы заход в ближайший порт для пополнения всем необходимым и ремонта потрепанного корабля, ибо впереди лежал путь по бурным осенним морям. Ближе всего были Ян Майен и Исландия. Но сюда «Святая Анна» не заходила. Это возражение не отрицает логичности новой версии, и будем надеяться, что архивные изыскания подтвердят смелое предположение ее авторов».

Версия № 3

Я хочу привести и собственные исследования течений западной части Северного Ледовитого океана в районе наших поисковых интересов. Вот что у меня получилось.

Схема течений северо-западной части Северного Ледовитого океана

Схема течений северо-западной части Северного Ледовитого океана

Как видно из схемы в этой зоне два конкурирующих потока — это приполярное холодное течение, начало которого надо рассматривать, холодного — от берегов Чукотки, и теплого — северо-восточной ветви Гольфстрима. В результате столкновения этих двух течений на широте 83–84 градуса в районе Земли Франца-Иосифа образуется вращающаяся воронка, имеющая рукавом южное направление. Это и есть Восточно-Шпицбергенское течение, открытое Альбановым.

Но в начале движения и группа Альбанова, и дрейфующая шхуна смещались на север, т. к. в этом районе влияние гольфстримовского течения было еще незначительным. Да и «Фрам» Нансена и «Жанетта» Де Лонга и станция Северный Полюс 1 дрейфовали к Гренландии, но начало их пути проходило в более высоких широтах или же в — другом полушарии, и они были подвержены, исключительно, влиянию холодного приполярного течения.

Что из этого следует? Ледяной массив со шхуной «Св. Анна» должен был неотвратимо отделиться от основного ледяного поля и постепенно смещаться на юг. А там наступает летний период и — освобождение из ледяного плена. Это совпадает некоторым образом с выводами Алексеева и Новокшонова.

Теперь часто возникающий вопрос: а мог ли Брусилов покинуть шхуну и двинуться пешим путём до ближайшего архипелага? Ответ очевиден — не мог. Он не пошёл и вместе с Альбановым, хотя и исследовательские, и коммерческие цели были обречены и — это стало понятно ещё год назад.

Но не надо забывать, что возвращение Брусилова на родину без результатов, а тем более — без «Св. Анны» ставило его в положение, невыносимое для порядочного человека. Акционеры и родственники не простили бы такой потери своих инвестиций. И не следует, я думаю, рассматривать варианты последующих попыток пешего перехода. Тем более, что здоровье Брусилова было сильно подорвано в течении полугодовой болезни, и он был на грани смерти. Альбанов в книге отмечает у него и физическое, и психическое истощение и, видимо, отрешённость, и потеря чувства реальности стали еще одно причиной его согласия на уход группы штурмана.

Скорбное место на мысе Ермак

Что дальше? А дальше обратимся к приведённой мною схеме маршрута. Там значками отмечены даты и координаты места, где смерть нашла Г. Брусилова, капитана «Св. Анны». По моим данным это произошло 12 апреля 1915 года. В это время судно еще было в ледяном плену, но под воздействием сложной схемы взаимодействия двух течений, шхуна оставалась целый год на одном месте. Через три месяца скончалась и Ерминия Жданко, женщина — врач на корабле. Похоже, что сюжет трагедии на «Св. Анне» складывался по одному сценарию с судьбой героев экспедиции Русанова на «Геркулесе».

Ерминия Жданко

Ерминия Жданко

После гибели капитана, ситуация на корабле стала патовой. После ухода Альбанова и смерти Брусилова на шхуне оставались матросы, не знающие навигации и не имеющие практического опыта плавания. Нужно отметить, что изначально команда была собрана из рук вон плохо. Никто из оставшихся членов экипажа не мог пользоваться секстантом, чтобы определить местоположение судна. Матросы не знали навигации и лоций и, скорее всего, — элементарной географии.

А из этого следует только одно логическое заключение, что, даже поставив паруса, экипаж вручает свою судьбу случаю. В своих записках В. Альбанов очень нелестно отзывается о моральных качествах своих спутников по пешему переходу, дисциплина и устремлённость к цели обеспечивалась, исключительно, его собственной волей и интеллектом. Но ведь со штурманом пошли самые опытные и физически наиболее выносливые моряки экипажа «Св. Анны».

Место захоронения Георгия Брусилова и Ерминии Жданко

Место захоронения Георгия Брусилова и Ерминии Жданко

Что же оставалось на борту шхуны при морально подавленном и нездоровом капитане Брусилове? Его авторитет ещё, возможно, сохранял коллектив, но трудно себе представить, что произошло с экипажем после смерти лидера. Не хочу даже предполагать, потому что сразу возникает в уме нехорошая ситуация. Но, судя по моим исследованиям, экипаж ещё не успел потерять человеческий облик (а терял ли вообще, так как несчастье часто объединяет и выдвигает новых лидеров); матросы не удалили с борта шхуны мёртвые тела капитана и врача, а доставили к берегу и похоронили на твёрдой земле. Это скорбное место находится на пологом берегу мыса Ермак полуострова Рейнсдюрфлюа, где ещё можно отыскать надмогильное сооружение.

Остатки шхуны — на Шпицбергене

Какова же судьба «Св. Анны»? Что случилось, можно только предполагать. Напомним, что на борту шхуны остались матросы, не имеющие опыта плавания, некоторые — еще учащиеся матросских школ. Они явно не были посвящены в ремесло навигации, а лоции для них — тёмный лес. Они, вряд ли, даже предполагали: к каким берегам прибила их судьба-случайность.

Шхуна пристала к берегу 22 июля 1915 года. Может быть, они и причалились к берегу благополучно, но с большей уверенностью можно сказать, что шхуна наскочила на рифы в узких фьордах и потеряла мореходные качества. Да они экипажу и не были нужны: куда они могли бы пойти на шхуне, в какую неизвестность? А тут земля, которую они не видели 3 года, есть источник пропитания — морской зверь и белые медведи. За три года у них был достаточный опыт арктической охоты, когда за месяц они убивали до десятка медведей, не считая тюленей и лахтаков. Я считаю, что остатки шхуны «Св. Анна» еще можно найти в прибрежных водах северной оконечности Шпицбергена — это был бы интересный и убедительный артефакт.

Маршрут пешего движения экипажа «Св. Анны».

Маршрут пешего движения экипажа «Св. Анны».

Последний путь оставшихся 9 членов экипажа представлен мною на прилагаемой схеме.

Гибель на леднике

Первоначально экипаж высадился на острове Амстердам. Гренландское море было к тому времени свободно ото льдов. Но страдальцы-матросы не собирались продолжать плавание, даже если и была такая возможность. Логически правильным было решение идти вглубь архипелага, и они догадывались, что это крупный остров или система островов, так как с места высадки во весь горизонт на юге просматривалась суша, покрытая ледниками.

Но если суша достаточно велика, есть морской и сухопутный зверь, более мягкий климат, чем в районе Земли Франца-Иосифа и Новой земли, значит, должна быть хозяйственная деятельность, должны быть промысловики, регулярная связь с большой землёй, а — это уже спасение и конец их трёхгодичным испытаниям.

Но, пройдя на шлюпках проливом Смеренбург-фиорд, экипаж убедился, что здесь на побережье выходят труднодоступные ледники и после короткого пешего перевала шлюпок, команда приняла решение огибать сушу водным путём. Пеший путь, правда, преодолевался тремя группами по трём направлениям, но затем группы соединились у мыса Велькомстпюнт полуострова Рейнсдюрфлюа и дальше большую часть пути продолжали передвижение единой группой.

Не хочу подробно комментировать схему, потому что каждый, знакомый с географией Арктики и историей её освоения, может составить собственный сюжет событий и обстоятельств выбранного ими этого маршрута движения по Шпицбергену.

Шхуна «Святая Анна» в гавани Санкт-Петербурга перед началом экспедиции

Шхуна «Святая Анна» в гавани Санкт-Петербурга перед началом экспедиции

Но вот финальную её часть берусь прокомментировать так, как видится мне драма осени 1915 года, переросшая в трагедию. Пройдя около 576 км по территории Шпицбергена смешанным водно-пешим путём, и не найдя следов хозяйственной деятельности на острове, оставшиеся в живых 7 членов экспедиции достигли 17 октября 1915 года её южной оконечности — мыса Эйрланнет и, видимо, только здесь, найдя следы активной человеческой деятельности, они поняли, что они где-то разминулись с местным населением. И действительно, они прошли 29 км восточнее норвежского шахтёрского посёлка Лонгиербюен.

В итоге было принято роковое решение: искать постоянные поселения или базы в глубине острова. Наступала зима, идти предстояло на север по леднику. Семь членов экспедиции Брусилова, совершенно изнурённые бесконечными переходами, отчаявшиеся найти что-то похожее на следы человеческой деятельности, повернули опять на юг.

24 ноября 1915 года состоялся финальный акт трагедии: последние члены экипажа «Св. Анны» и экспедиции Георгия Брусилова погибли на леднике острова Западный Шпицберген.

Вряд ли будущие поисковые экспедиции смогут найти останки последних матросов экипажа шхуны или что-нибудь им принадлежащее. Более вероятно артефакты надо искать на севере Шпицбергена в месте последней стоянки «Св. Анны» и в месте захоронения Брусилова и Жданко. Но то, что поиски надо продолжать, — это очевидно, — это обязанность России раскрыть до конца тайну гибели участников этой арктической экспедиции и воздать им соответствующие почести.

Факты

XX век

К 1914 году сразу три русские арктические экспедиции Г. Л. Брусилова, Г. Я. Седова и В. А. Русанова считались пропавшими без вести. 18 января 1914 года Совет министров дал указание морскому министерству предпринять их поиски. Главным гидрографическим управлением были организованы несколько поисковых экспедиций.

В западной спасательной экспедиции под руководством капитана 1-го ранга Исхака Ислямова участвовали четыре судна: барк «Эклипс», пароход «Печора», паровые шхуны «Герта» и «Андромеда». «Эклипс» под командованием Свердрупа должен был пройти на восток Северо-Восточным проходом, а остальные суда — осмотреть район Новой Земли и Земли Франца-Иосифа.

Гидросамолет Нагурского «Farman MF.11» в бухте Крестовая губа на Новой Земле

Гидросамолет Нагурского «Farman MF.11» в бухте Крестовая губа на Новой Земле

Для поисков впервые в мировой истории использовалась полярная авиация: лётчик Ян Нагурский на гидросамолёте «Farman MF.11» исследовал с воздуха льды и побережье Новой Земли на протяжении около 1060 километров.

«Эклипсу», в свою очередь, потребовалась помощь во время зимовки 1914–1915 годов у северо-западного побережья полуострова Таймыр. Эвакуацию части моряков с «Эклипса» произвела сухопутная экспедиция на оленях под руководством Н. А. Бегичева. Освободившись ото льдов, «Эклипс» достиг острова Уединения и осенью 1915 года поднял на нём российский флаг.

Шхуна «Герта» под командованием Ислямова на своём пути к острову Нортбрук разминулась с возвращавшимся в то же время в Архангельск «Святым Фокой» с Альбановым и Конрадом, но записка Альбанова, оставленная им на базе Джексона на мысе Флора, была обнаружена Ислямовым.

С восточной стороны поиск был поручен судам гидрографической экспедиции Северного Ледовитого океана под руководством капитана 2-го ранга Б. А. Вилькицкого. Восточная экспедиция также пыталась задействовать воздушную разведку, однако гидросамолёт «Генри-Фарман» лётчика Д. Н. Александрова потерпел аварию в первом же пробном полёте в бухте Эмма (Провидения) на Чукотке и далее не использовался.

В течение 1914–1915 годов экспедиционные ледокол-пароходы «Таймыр» и «Вайгач» (командир П. А. Новопашенный) преодолели весь Северо-Восточный проход от Владивостока до Архангельска, впервые сделав это в направлении с востока на запад.

В течение двух лет поисков не удалось обнаружить следов «Святой Анны». В сентябре 1915 года все спасательные экспедиции вернулись в Архангельск, поиски были прекращены.

В 1919 году Альбанов пытался убедить «верховного правителя России» А. В. Колчака (в прошлом участника экспедиции Э. В. Толля) организовать новую поисковую экспедицию, но не преуспел в этом и вскоре сам погиб при не до конца, выясненных обстоятельствах.

XXI век

В 2010 году под руководством Олега Продана была организована первая за долгий срок поисковая экспедиция, в ходе которой на острове Земля Георга (Земля Франца-Иосифа) были найдены человеческие останки и предметы, предположительно принадлежащие пропавшей береговой партии группы Альбанова. Среди них — карманные часы, ложка с инициалами «П. С.» (возможно, принадлежавшая матросу Павлу Смиренникову — в таком случае останки, вероятно, тоже его), самодельные тёмные очки из бутылочных стёкол, три винтовочных патрона 1910–1911 годов выпуска и т. д. Многие из найденных вещей упоминаются в дневнике Альбанова.

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: , | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.