Кто ответит за мусор?

Покупатели стремятся к экономии средств, а производитель скоро начнёт отслеживать жизненный цикл своего продукта…

В прошлом году объем произведенных Красноярском ТБО достиг рекордной цифры — 2 млн кубометров. По данным экологов, за несколько десятков лет морфологический состав городского мусора значительно изменился, и сегодня в отходах преобладают не органические составляющие, а различные полимеры, не подверженные разложению в земле. Именно поэтому так важно уменьшать площади захоронения ТБО, а все неорганические составляющие по возможности отправлять на вторичную переработку.

Что сегодня делается депутатами краевого парламента, чтобы снизить нагрузку на окружающую среду, — об этом в беседе с депутатом Законодательного собрания Красноярского края, членом комитета по природным ресурсам и экологии Артёмом ЧЕРНЫХ.

Объединить усилия

— Артём Анатольевич, какие шаги предпринимают депутаты краевого парламента, чтобы снизить негативное воздействие на окружающую среду?

— Начну с того, что исторически сложилось так, что, несмотря на сложные экономические тенденции, закрытие и ликвидацию предприятий, Красноярский край был и остается промышленным регионом. И то, что сегодня мы обозначаем как серьезную проблему, для наших предков таковой не казалось. В основе была бесперебойная работа предприятий, поэтому они размещались в черте города, так проще людям ходить на работу. Сегодня, в мирное время, у нас изменились приоритеты, и экологические проблемы находятся на первых позициях. Человечество осознало, что негативное воздействие на окружающую среду впоследствии сказывается и на здоровье людей, поэтому во всех странах мира ищут технологии, которые позволяли бы снизить наносимый вред природе, а значит, и продлить жизнь человека.

— Над чем конкретно идёт работа в комитете по природным ресурсам и экологии?

— Наш комитет нацелен на то, чтобы сформировать законодательную базу, позволяющую урегулировать спорные вопросы в сфере экологии, в том числе упорядочивающие деятельность предприятий на территории края. Мы хотим в рамках действующего федерального законодательства создать условия, позволяющие как можно шире обсуждать экологические проблемы и искать пути их решения.

В комитете ко второму чтению подготовлен серьезный законопроект об экологической безопасности. Он включает в себя те законы, которые были приняты ранее, а также совершенно новые положения. В частности, вводятся такие понятия, как экологический общественный совет при главе муниципального образования, общественный инспектор, раскрывается понятие «природопользователь», деятельность которого должна осуществляться под контролем как государственных служб, так и общественности, уточняются краевые полномочия, в том числе в области радиационной безопасности, и многое другое. (Природопользователь — физические и юридические лица, осуществляющие эксплуатацию природных ресурсов, вовлечение их в хозяйственный оборот, воздействие на них в процессе хозяйственной и иной деятельности, — Прим. редакции).

За обсуждением приходят идеи

— Но жители ждут от вас более решительных шагов.

— Я считаю, чем больше мы будем говорить о проблеме, тем быстрее придут решения. Сегодня мы создаем Советы, они начинают работать, на них поднимаются и обсуждаются волнующие жителей вопросы, за обсуждением приходят идеи, инициативы, которые впоследствии влекут за собой и действия. Я сторонник того, что любое решение мы должны искать в диалоге, который должен происходить на множестве площадок, с участием как можно большего числа заинтересованных сторон.

К примеру, промышленников сегодня общественная активность вынудила идти на диалог, — они прекрасно понимают, что без учета общественного мнения дальше функционировать нельзя. Тем более что и законодатель, следуя требованиям своих избирателей, внес ряд условий, которые обязывают проводить публичные слушания. В рамках слушаний, несомненно, происходит столкновение интересов, предъявление взаимных претензий, просьб, требований, реалистичность реализации которых требует обсуждения, в ходе которого рождается какая-то общая позиция.

Надо понимать, что законопроекты не рождаются из ниоткуда. Многие инициативы формируются не только по инициативе исполнительных органов власти, но и исходя из активной позиции той или иной заинтересованной в изменении законодательства стороны. И если мы приняли какой-то закон, который обязывает промышленников проводить консультации с населением, а в нем что-то не срабатывает, никто не запрещает вносить корректировки, изменения, рихтовать, совершенствовать. Мы все заинтересованы в том, чтобы законы работали. Нам не нужны конфликты, нам нужен позитивный результат.

Максимально снизить риски

— Но речь ведь идет о самом главном — о нашем выживании.

— Сегодня мы действительно живем на территории, на которой не очень комфортно жить, с точки зрения экологии, но мы уже живем и приспособились, мы научились с этим жить. Другое дело, что если идет речь о необходимости развития промышленности в регионе, то с учетом того, что понятие экологичности в современной экономике становится важным аспектом развития производства, мы должны предпринять все возможное, чтобы были применены наиболее доступные технологии, позволяющие снизить негативное влияние на окружающую среду. В том случае, если речь идет о размещении новых объектов, мы должны обсуждать не только технологии, но и социально-экономические аспекты строительства новых объектов. На мой взгляд, любые инвесторы должны действовать исходя из следующей логики: нет объекта — нет и угрозы, если планируется строительство потенциально опасного объекта, то появляется и вероятность дополнительной угрозы, которая должна быть компенсирована ощутимыми выгодами для населения.

Недавно мы с коллегами по комитету природопользования и экологии были на международной экологической конференции, которую проводила компания «Норильский никель», финны демонстрировали производство никеля в своей стране. Город чистый, дышится легко. Спросили, в чем такая колоссальная разница? Первое — это объем производимой продукции, он незначительный, второе — используемые технологии, которые закладывались в проект еще при строительстве. И понятно, что это совершенно иной, чем у нас, промышленный объект, построенный на основе современных технологий с современным оборудованием.

У нашей страны непростое промышленное наследие, особая история развития производственных отношений, и мы также должны это учитывать, обвиняя во всех экологических проблемах нынешних промышленников. Конечно, я не снимаю с них ответственность, ведь, как говорил еще Менделеев, развивая промышленность, мы должны использовать все возможные доступные технологии, чтобы максимально снизить риски. В том числе необходимо совершенствовать и наше законодательство, которое за один день не меняется. Политические процессы порой кажутся длительными, но, как я уже говорил, чем больше мы будем обсуждать наши проблемы, тем быстрее придет решение. Если вялотекущий процесс обсуждения, то и решение придет лет через 10. Вот почему больше нужно «круглых столов», конференций, публичных мероприятий… Чем больше людей будет вовлечено в диалог, тем быстрее и эффективнее будут наши решения. Это нормальный ход истории.

ВТО для экологии благо

— Артём Анатольевич, учитывая, что вы являетесь куратором рабочей группы по развитию системы оборота отходов в крае, хочется обратиться к животрепещущей проблеме мусора, ведь сегодня его в нашем городе и крае накоплено столько, что можно им не один раз земной шар обогнуть. Что с этим делать? Какое-то влияние на этот процесс оказало вступление России в ВТО?

— Сегодня государственная политика направлена на выстраивание взаимоотношений с европейским сообществом. Что касается вхождения России в ВТО, то здесь есть как негативные последствия для экономики нашего государства, так и позитивные тенденции.

Если брать экологическую составляющую, здесь очень много позитивного. Опыт выстраивания экологической политики в европейских странах, конечно, гораздо более серьезен, чем в нашей стране. И в этом смысле наше желание действовать наравне с европейскими государствами заставляет нас выстраивать свою экологическую политику по тем нормам, которые приняты там. В Европе экологические нормы в условиях рыночной экономики формировались долго и планомерно, сегодня это достаточно четкие и понятные условия производственной и законотворческой деятельности. Вы слышали, чтобы когда-нибудь законопроекты проходили экологическую экспертизу так же, как экспертизу на коррупционную составляющую? Для нас это — новшество, и, как любое новшество, очень сложно продвигающееся. Мы должны очень сильно изменить наше законодательство, потому что мы долгое время не уделяли должного внимания экологии, у нас были другие приоритеты, мы пытались сформировать новые для нас экономические отношения — рыночные. Сегодня пора подумать и о здоровье нации!

Спецфонд и инфляция

— И все же, кто должен быть в ответе за мусор?

— Сегодня этот вопрос звучит, как известная бесконечная шутка про слона: «…все говорят, зачем мне слон, а ты купи слона». Все спрашивают, но никто не хочет брать на себя ответственность. Хотя для стран с развитой рыночной экономикой этого вопроса звучать не должно, а вот четкое закрепление ответственности за собственником, благодаря действиям которого этот мусор образовался, должно быть определено. Поэтому сегодня политика направлена на то, чтобы закрепить, кто конкретно является собственником мусора, кто несет за него ответственность, кто должен платить, потому что это — экономика, и она любит счет.

— Согласно этой логике, производители должны нести ответственность, ведь это они производят продукцию, которая впоследствии становится мусором?

— Сегодня во втором чтении готовится федеральный законопроект, который говорит о том, что производитель должен в первую очередь нести ответственность за произведенный продукт. Именно производитель должен проследить жизненный цикл своего продукта, и если в конце жизненного цикла какая-то часть произведенного продукта или продукт в целом подлежит утилизации, тогда именно производитель должен нести ответственность за то, чтобы ранее произведенный товар мог быть подвергнут переработке и запущен во вторичное использование.

Cвалка

В таком случае либо сам производитель должен обеспечить утилизацию, создавая какие-то дополнительные структуры, либо выплачивать денежные средства, тем специализированным организациям, которые будут выполнять эту работу. Планируется, что появится целевой фонд, в который производители товаров будут направлять определенные отчисления, а оператор фонда, в том числе и региональный, будет направлять средства на развитие системы оборота отходов, поддержку различного рода проектов в этой отрасли. Инициатива создания Красноярской ассоциации рециклинга связана в том числе и с этими решениями.

Но чтобы такая система заработала, уйдет не один день, механизм должен быть четко выверен и просчитан. К примеру, возложение ответственности на производителя, в условиях рыночной экономики, на первоначальном этапе может сказаться на стоимости продукции. В этой связи, думаю, мы должны готовиться к тому, что может возникнуть рост цен.

Всё возвращается на круги своя…

— Раньше население как-то заботилось об утилизации…

— Всё верно. Раньше люди ценили стоимость той же бутылки, понимая, что это не просто мусор, это товар, который может быть использован. В этой связи, ожидая роста цен на товары, у населения также появляется мотивация сохранять пустую тару, если она будет иметь определенную стоимость. Таким образом, они будут возвращать свои затраты, это механизм так называемой залоговой стоимости тары.

Но подобная система может действовать в отношении тех видов продукции, которые могут быть возвращены в оборот, в ином случае ответственность лежит на гражданине. Люди должны понимать, что если они не обеспечивают нормальное функционирование системы оборота отходов, например, отказываясь от первичной сортировки, то и платить они будут больше.

— Если мы говорим о прежних временах, тогда можно и бумажные пакеты под молоко вспомнить.

— На самом деле, многие идеи у нас уже когда-то были реализованы, но, повторюсь, они работали в другой системе экономических отношений. Сегодня мы должны учитывать то, что где-то необходимо вмешательство государства как регулятора экономических отношений, а где-то мы просто должны создать условия для того, чтобы рынок отрегулировал все самостоятельно. В данном случае, думаю, будет происходить следующее: товар начнет дорожать, объем продаж падать, тогда производитель начнет искать решение, которое бы позволило ему, как минимум, сохранить доходы от продаж. В поиске этого решения он изменит вид упаковки, постарается ее удешевить и сделает это быстрее, если мы применим дополнительные механизмы экономического стимулирования. Во многих странах уже уменьшают объем упаковки или отказываются вовсе, пробуют отказываться от пластиковой тары и полиэтиленовых пакетов в магазинах. К примеру, покупаешь флакончик духов, пока до него доберешься, 10 коробочек откроешь. Зачем? Реклама заставляла производителей создавать такой дизайн. Сейчас идет обратный процесс, появляются другие ценности, мы уже гонимся за экономией средств, ищем другие решения. Нам важнее и безопаснее получить качественный продукт от ответственного производителя, нежели гоняться за разнообразием упаковки. К примеру, в Японии стремятся производить упаковку только из определенного по цвету видов пластика — разнообразные гаммы цветов сложнее перерабатывать. Но они шли к этим простым, казалось бы, решениям десятки лет. Мы пока не можем взять и сразу внедрить все комплексно, но создавать основу необходимо!

За кем первый шаг?

— Основа, она в чем, в сортировке мусора?

— Да, и в этом тоже, сегодня идет спор по поводу сортировки мусора, и очень многие люди готовы это делать. Но тут опять возникают проблемы. Некоторые говорят, зачем я буду сортировать мусор, например, в два пакета, органику — в один, неорганику (пластик, бумагу, стекло и пр.) — в другой, ведь приезжает одна машина, и все в нее сваливается. Но, позвольте, прежде чем предъявлять претензии коммунальщикам и муниципалитетам, попробуйте приучить себя, свою семью и своих соседей на раздельный сбор, как говорится, начните с себя. Когда вы это сделаете, у вас появится право предъявлять претензии муниципалитету или той компании, которая занимается вывозом мусора, за то, чтобы они обеспечили технологический процесс.

Если вы этого не сделали, чего вы предъявляете претензии? Сложно донести до основной массы населения эти технологические проблемы. Ведь заменить контейнеры, приобрести новую технику, изменить принципы сбора и вывоза мусора — очень дорого обойдется. Для того, чтобы осуществить раздельный вывоз мусора, нужна особая технология. Либо совершенно иные спецмашины, либо определенный график, при этом это невозможно сделать в рамках одного двора, экономии не получится. Значит, в этом процессе должны быть задействованы несколько дворов, территория, произведен расчет, вовлечены несколько ТСЖ. Бизнес не хочет нести затраты там, где не видит экономической выгоды.

Хотя интерес у бизнеса появляется, я знаю таких предпринимателей, которые работают в нашем городе и при содействии в приобретении техники, путем субсидирования или лизинга, могли бы реализовать проекты по раздельному сбору по различным спецконтейнерам, но население раздельно не собирает. Хотя я вам точно скажу, что даже если мусор грузится в один кузов, но в разных пакетах, при дальнейшей разгрузке на станции сортировка все равно намного облегчается, потому что сильного смешения органики и неорганики не происходит.

В общем, кто-то должен сделать первый шаг, и населению это сделать, как минимум, дешевле.

Цепочка с крепкими связями

— На Западе мусор давно является выгодным бизнесом.

— Ну, во-первых, на Западе данный вид бизнеса очень серьезно субсидируется, а, во-вторых, для того чтобы отходоперерабатывающая отрасль действительно стала выгодным бизнесом, должна быть четко выстроена технологическая цепочка, чтобы было понятно, где сегодня производится конечная продукция, где возникает добавленная стоимость, откуда берется ресурс для производства. Когда эта цепочка понятна, и на каждом этапе понятны условия взаимоотношений, есть определенные правила, только тогда можно ожидать результата.

— Но ведь для того, чтобы новая отрасль заработала, правила, о которых вы говорите, должны быть закреплены законодательно?

— Вы, несомненно, правы: для того, чтобы отрасль заработала, нужны законы. Но для того, чтобы появились законы, должен быть некий опыт. Поэтому первую задачу, какую я для себя вижу и насколько ощущаю поддержку членов нашего комитета по природным ресурсам и экологии, они со мной согласны, — это построить модель, для начала теоретическую. Мы должны понять, что вот здесь на входе — некий объем мусора, точнее, вторичного сырья, а на выходе — производство конечной продукции из этого сырья.

Далее считаем, рыночная стоимость конкретного вида продукции из вторичного сырья составляет такую-то сумму, фиксируем определенную добавочную стоимость, которая возникла в процессе переработки первоначального сырья, и понимаем, сколько может стоить переработка, далее фиксируем добавочную стоимость, возникающую при сборе и транспортировке, и понимаем, сколько может стоить вторичное сырье, таким образом, раскладывая весь технологический процесс, мы придем к пониманию того, на каком этапе и какие решения необходимо, принять, чтобы данные взаимоотношения сформировали четкий рыночный механизм.

Можно строить модель и от обратного, от первоначальной стоимости вторичного сырья и далее по цепочке, формируя добавленную стоимость. В любом случае, мы должны прийти к тому, что в конце цепочки должен быть товар с такой стоимостью, чтобы он пользовался спросом у потребителей, либо есть вариант того, что основным потребителем будет выступать государство, формируя искусственный спрос.

Более чем уверен, что мы придем к тому, что на каждом из этапов будет необходимо применять дополнительные механизмы экономического стимулирования: налоговые льготы, прямое субсидирование и пр., иначе товар может быть неконкурентоспособен, какой смысл тогда производить?

Вот для того, чтобы вся технологическая цепочка заработала, и возникает необходимость принятия решений, которые создали бы крепкие связи между участниками этого процесса и по итогу получили бы ту продукцию, которая пользовалась бы спросом.

Обезвреживая, получаем тепло

— А в крае есть положительные примеры такой переработки?

— Есть небольшие проекты. В Дивногорске предприниматель работает по пластику, производит фурнитуру для мебели, есть несколько производителей топливных пеллет — это тоже особая тема для нашего лесного края. В каждом случае процесс развития сдерживается отсутствием устойчивых взаимосвязей между участниками рынка оборота отходов.

Есть не очень хороший опыт работы в сфере сортировки отходов в городе Красноярске — это примеры, демонстрирующие не совсем правильный подход к стратегии развития бизнес-направления, ошибочные решения по использованию ненадежного китайского оборудования. Тем не менее, этот опыт дал возможность изучить сложности этого процесса и понять, что необходимо для того, чтобы он эффективно заработал, учесть ошибки.

Переработка мусора

Например, сегодня те, кто занимается сортировкой, понимают, что сортировочное оборудование китайского производства не отвечает достаточным критериям качества, пластиковые контейнеры, произведенные по немецким технологиям, надежнее для использования в наших условиях. В общем, учитывая наш научный потенциал и промышленный опыт, мы можем, изучив технологии, многое создать собственными силами и еще лучшего качества. Надо свое производить! В России постепенно появляются собственные производители различного оборудования, надо и нам не оставаться в стороне. В ближайшее время, совместно с кафедрой эластомеров технологического университета, мы приступим к изучению состава пластиковых контейнеров различных производителей, может, найдем свою формулу? У красноярских ученых уже есть свои разработки, надо их внедрять. Все эти исследования должны работать на экономику — уменьшать стоимость, добавлять новые свойства товару, чтобы он был более интересен потребителю. Возможно, в этом процессе будет полезно задействовать и краевой бизнес-инкубатор, и формирующийся технопарк.

В общем, любой опыт полезен, даже отрицательный. Если у кого-то, к сожалению, не получилось, то получится у других, кто готов с учетом этого опыта учитывать и вкладывать свои средства.

— А каким положительным опытом можно уже похвастаться?

— Есть молодые, активные предприниматели, работающие в этой сфере. Они пытаются строить работу по долгосрочным, четко понятным проектам, исходя из тех условий, в которых мы находимся. Это — компания «Экоресурс» и «Вторичные ресурсы — Красноярск», «Агропромкомплект» и «Назаровский мусороперерабатывающий завод», есть еще ряд примеров. Особо интересен опыт компании «Экоресурс», изначально они были просто «полигонщиками», но их пытливый ум заставил их подумать на перспективу — они спланировали, создали проекты, вложили в научные разработки собственные средства. Сегодня у них, единственное в мире, — российское запатентованное изобретение, — специализированное оборудование по обезвреживанию опасных отходов. Это — нефть, масла, балки, пропитанные мазутом с железной дороги и многие другие виды отходов, которые также можно обезвреживать, при этом получая тепло и энергию. Сегодня, изучив этот опыт, разрабатывается проект внедрения подобных установок на наших северных эвенкийских территориях — в Ванаваре и Байките. Там ведь вообще нельзя мусорные полигоны делать.

Процесс надо…осознать

— То есть, всё дело в системе…

— Да, а системный подход — это процесс долгий и сложный, его нужно осознать. Вот когда его осознаешь и планомерно, маленькими шажками начинаешь действовать, он пойдет. Почему и важно, чтобы создавались ассоциации, проводились конференции, выставки — это помогает осмыслению. Знаете такую технологию поиска решения — мозговой штурм, это когда группа людей начинает набрасывать все, даже самые фантастические варианты, но в процессе рихтовки из них рождаются реальные решения.

— Недавно у вас прошло очередное заседание комитета, какой вопрос там рассматривался?

— Что касается темы оборота отходов, то мы рассматривали проект по созданию мусороперерабатывающего кластера западной группы районов — Ачинск и ближайшие районы. Он был презентован одним из учредителей Красноярской ассоциации рециклинга как одно из возможных системных и комплексных решений проблемы оборота отходов на территории сразу нескольких районов. Данный проект следует еще обсудить на правительственном уровне, а также с представителями муниципальных образований в рамках рабочей группы при комитете по природным ресурсам и экологии. Если проект будет поддержан и признан эффективным, то подобный подход к решению проблемы с отходами будет предложен и другим территориям края.

«Муниципалы» вначале молчали…

— А вообще, есть статистика, сколько мусора сегодня накоплено?

— Есть некие регламенты, которые позволяют по разным видам мусора проводить оценку накопления, к сожалению, они не дают 100 % картины, потому что они завязаны на добровольной информации, которую предоставляют организации.

Здесь есть свои проблемы. Дело в том, что ответственность по решению этих вопросов лежит на муниципалитете, но у них нет опыта, чтобы элементарно провести аналитическую работу. А ведь эта статистическая информация очень важна для выстраивания связей, для анализа того, как выстроить экономику, как понять логистику.

В некоторых территориях вообще не понимают, что такое утилизация. Но есть главы, которые уже поднаторели в этой теме, есть в Красноярске ученые и проектировщики, которые также обладают соответствующими компетенциями. В крае уже появляются организации, которые готовы предложить муниципалитетам услуги по изучению морфологии мусора, разработать логистические схемы. Например, наши ученые из СФУ могут провести эти мероприятия. Будет 2–3 позитивных опыта, дальше будет проще.

Сегодня есть такое понятие, как схема санитарной очистки территории. Она как раз подразумевает расчет объемов по разным видам, логистические механизмы, анализ применения тех или иных технологий, и вот потом это всё должно предъявляться бизнесу.

— А как предлагает решать задачу по утилизации мусора Федерация?

— Первоначально федеральная власть как бы скинула решение этих вопросов региональным властям, те, не обладая соответствующими полномочиями, — муниципальным. Но как решать этот вопрос без ресурсов, без средств, без кадров? Главы не могли в полной мере обеспечить выполнение этой задачи, даже при помощи программы, которая была создана министерством природных ресурсов и сейчас экологии. Конечно, они стали возмущаться, но, поскольку все состоят в одной партии, говорить об этом открыто не торопились. Разве можно было противопоставлять себя решениям тех людей, которые находятся во главе их партии, — это к вопросу о политике и о роли тех, кто, находясь в органах власти, не состоит в партии, ассоциирующейся с властью.

— Но говорить все же пришлось…

— А куда деваться-то? Вал решений судов, предписаний прокуратуры и других контролирующих органов просто заставил кричать, а не говорить. И вот когда проблема стала выноситься в публичное пространство, начали как-то действовать. Сегодня мы можем критиковать кого угодно за то, что потеряли столько времени, но, учитывая ошибки, мы можем анализировать, модернизировать, улучшить, привлекать бизнес, который нарисует свои схемы с наибольшей эффективностью использования средств. Тем более что денег в бюджете нет, и надежда только на предпринимателей.

Слава богу, что у власти пока еще есть некая инфраструктура, которую разбазарить не удалось — полигоны, транспортные средства в муниципальных предприятиях. И совместное использование этих ресурсов это уже предмет диалога, и сегодня он идет.

Пересмотр полномочий

— Что конкретно планируется?

— Речь идет о необходимости передачи полигонов из муниципальной собственности в региональную. Возможен пересмотр полномочий по реализации задач, связанных с оборотом отходов, чтобы регион наделить большими полномочиями. Обсуждается вопрос и о том, чтобы схему санитарной очистки сделать в рамках краевой программы, накрыв все муниципальные образования за счет краевых денежных средств, привлекая специализированные организации. Можно пойти и другим путем, создать программу и отдать муниципалитетам, чтобы они заключили специализированные договоры, — это тоже путь, но здесь другие сложности — контроль за ресурсами. Пока такая идея существует, она обсуждается, в том числе и на федеральном уровне. Ждем к концу года принятия этого законопроекта.

А пока стараемся выстраивать отношения. Сегодня бизнес заинтересован в создании и активной деятельности Красноярской ассоциации рециклинга. А для того, чтобы эту систему выстроить, мы должны сами предложить какие-то решения. Мы понимаем, что в этом обязательно должна участвовать власть, потому что есть инфраструктурные вопросы и общая позиция, которая должна быть согласована всеми участниками процесса. Должны участвовать законодатели, потому что необходимо поменять какие-то законы, нормативы… Такие действия мы сегодня осуществляем, и хотелось бы, чтобы понимание в необходимости включаться в данную работу была у большей части представителей организаций, так или иначе связанных с отходами, в том числе промышленными. Если нам удастся все четко сформулировать, донести до тех лиц, которые принимают ответственные решения, то процесс ускорится, и мы получим результат гораздо раньше того, как к нам в регион нацелятся инвесторы из-за Урала. Вот эти товарищи региональные интересы учитывать точно не будут.

Цифры и факты

Ежегодно жители краевого центра производят около 400 тысяч тонн твёрдых бытовых отходов.

***

Сегодня услуги по вывозу бытовых отходов оказывают более 50 красноярских организаций.

***

Всего в границах краевого центра и на прилегающих землях числится более 20 специализированных объектов для размещения ТБО общей площадью 54 гектара. Количество накопленного на них мусора к январю 2013 года достигло 22,5 тыс. тонн.

По оценкам специалистов, ёмкости имеющихся полигонов хватит ещё лет на пять, затем их придётся расширять.

Опыт
У них

В Германии основу системы селективного сбора мусора составляют дифференцированные тарифы. Дешевле всего избавиться от контейнера с отходами органического происхождения. Вывоз контейнера со смешанным мусором обходится жителям в два раза дороже, а контейнеры для упаковок и бумаги предоставляются бесплатно.

В результате жители, заинтересованные в том, чтобы «смешанный» контейнер заполнялся как можно меньше, самостоятельно сортируют мусор. Аналогичную методику пытаются внедрять на некоторых территориях России. Правда, основана она не на материальных поощрениях, а исключительно на сознательном отношении граждан, потому и работает значительно хуже.

У нас

Компания «УльтраНова» впервые применила контейнеры для разных видов мусора в период новогодних праздников на главных ёлках Советского и Октябрьского районов. В результате эксперимента с 1 по 8 января 2013 г. было вывезено и переработано более 100 кг стекла и пластика.

Информация

О «вредных» лампочках

Отработавшие ртутьсодержащие лампы подлежат обезвреживанию на специализированных предприятиях — таких в Красноярске сегодня два. В каждом из них открыты стационарные приёмные пункты. Правда, при сдаче одной перегоревшей лампы взимается плата за обезвреживание в размере десяти рублей.

Ртутные лампы

Тем не менее, в 2012 году от населения принято 1 920 сгоревших ламп. Большая доля обезвреженных ртутных ламп приходится на бюджетные учреждения города. К примеру, в прошлом году муниципальными объектами здравоохранения и образования сдано 92 715 штук, что обошлось городскому бюджету более чем в 800 тысяч рублей.

Жители могут сдавать отработанные бытовые ртутьсодержащие лампы в приемные пункты ООО «Экоресурс», ЗАО «Зеленый город» по цене 10 руб. за штуку, либо обменять внешне неповрежденные отработанные лампы в обменных пунктах при условии приобретения новых ламп по сниженной цене. Адреса обменных пунктов:

УК «ЮСТАС» (ул. Гусарова, 30);

ТСЖ «Агроуниверситет» (ул. Словцова, 10, ул. Словцова, 16);

ТСЖ «Бригантина» (ул. Взлетная, 36);

ТСЖ «Людмила» (ул. Краснодарская, 15);

ТСЖ «Западный» (ул. Новосибирская, 35, оф.52);

ПЖСК «Ласточка» (ул. Менжинского, 9);

ЖЭУ ООО «Соратник» (ул. Красномосковская, 34);

Магазин «Свет и электрика» (ул. Молокова, 66);

Магазин «Современные отделочные материалы» (ул. Калинина, 73 «А», стр. 9);

Магазин «Современные отделочные материалы» (ул. Маерчака, 65);

Магазин «Люсар» (ул. Телевизорная, 1, стр. 37);

Магазин «Люсар» (ул. Молокова, 40);

Сеть магазинов «Эльсити»:

— пр. Мира, 120;

— ул. Копылова,66;

— ул. Урванцева, 34;

— ул. Тотмина, 6;

— ул. Ладо Кецховели, 65а;

— ул. Парижской Коммуны, 44.

По вопросам создания обменных пунктов в УК, ТСЖ и торговых организациях следует обращаться: ООО «Компания Энергия» тел. 201-21–15, 250-66–08, ЗАО «Зеленый город», тел. 252-78–48, ООО ТД «СВЕТ XXI века — КРАСНОЯРСК», тел. 290-60–54, 290-60–55, 8-983-287-13–82.

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.