В мире высоких технологий

Портфель заказов Омского агрегатного завода в два раза больше производственных мощностей, но дело не в станках, дело — в кадрах

Во время пребывания в этом замечательном старинном, обихоженном городе меня не покидала мысль — чем заслужил такую незавидную участь наш Красноярск? Почему возникли такие мысли? Причин тому немало — в Омске легко дышится, согласно докладу о состоянии окружающей среды, город занимает 89е место (Красноярск — на втором, после Норильска) по атмосферному воздуху.

Былое и думы

Сравнения возникали невольно и постоянно. Омск, как и Красноярск, является городом-миллионником, здесь проживает 1250 тысяч жителей. Здесь, как и в Красноярске, город на два берега разделает река. Но вот мостов в Омске на порядок больше — 10 больших транспортных, из которых 5 проходят над рекой Иртыш, а еще 5 над Омью. Эти мосты не столь фундаментальные, а скорее простенькие и малобюджетные, но зато с успехом решают проблему пробок, в каковых постоять журналистом не пришлось. Хотя наша поездка выпала на самые «жаркие» дни недели, но три «Икаруса» с журналистами передвигались во всех направлениях без проблем. По нормальным дорогам, без ямочного ремонта. И вновь мысли о Красноярске — о последнем ЧП на пр. Свободном и развязке на Брянской, которую вот уже три недели залатать не могут, и машины выстраиваются в пробки, вплоть до Северного.

Не заметили мы и точечных застроек и… железных деревьев. Зато здесь много неувядающей и не пожухлой от бензопирена зелени, много оригинальных старинных зданий. Есть и современные постройки. Особенно бросилась в глаза белокаменная городская публичная библиотека и громадных размеров городской роддом.

Но сегодня речь пойдет о другом — о развитии производства, а именно: об ОАО «Высокие технологии».

Цифры и факты

Омск по объему промышленного производства занимает шестое место среди всех городов России, включая Москву и Санкт-Петербург. Из городов-миллионников, кроме двух столиц, его опережает на 0,5 процента только Пермь. Для сравнения: Екатеринбург с «Уралмашем» в рейтинге занимает лишь 25-е место, Новосибирск — 37-е, столица «Русала» Красноярск — 39-е.

Объем иностранных инвестиций в прошлом году составил 670 миллионов долларов. Объем накопленных иностранных инвестиций на 1 января 2013 года — более 1,2 миллиарда долларов, а инвестиции в Омскую область поступают из 55 стран мира.

Высокие технологии

В малом и среднем бизнесе занято более 30 процентов работников всех организаций Омской области. Создан и успешно работает гарантийный фонд, который предоставляет обеспечение по банковским кредитам и позволяет выдавать предпринимателям займы в объеме до одного миллиарда рублей в год. И опять невольно вспомнились наши изобретатели, которые, чтобы воплотить в жизнь свое изобретение, пытаются договориться с банком и оформить лично на каждого солидных размеров кредит под приличные проценты!

После этих цифр и всего увиденного невольно с грустью вспоминается «туманный» Красноярск с его «грязными» производствами и ядовитыми выбросами. «Ты виноват уж тем, что хочется мне кушать…». А чем виноваты мы? Тем, что имеем на своей территории всю таблицу Менделеева?! Вот и получается: кому «вершки», а кому «корешки», ведь и КрАЗ, и навязываемый жителям Енисейский ферросплавный завод зарегистрированы не на нашей территории и, кроме вреда, жителям не несут ничего.

Еще три дня назад здесь было пусто…

У проходной завода нас встречает генеральный директор, депутат Законодательного собрания Омской области Дмитрий Шишкин. Первым делом мы идем на мемориальный комплекс — в память о заводчанах, погибших в годы Великой Отечественной войны 1941-1945 гг. Он был построен в 1975 году на деньги рабочих завода. На одной из стен мемориала расположены 30 памятных плит, на которых увековечены фамилии заводчан, отдавших жизнь за Родину. В прошлом году на 9 Мая мемориал был реконструирован, сейчас здесь проходят все заводские праздники, награждения, поздравления.

Дмитрий Шишкин

А после направляемся в механический цех. Еще три дня назад здесь было пусто, сегодня здесь вовсю кипит работа. Масштабы увиденного впечатляют. В цехах — чистота, многие — в светлых одеждах, люди — за панелями с многочисленными кнопками и мониторами. И даже смотрится все это как-то несерьезно, и только глядя на блестящие, ювелирно и мастерски выполненные изделия, понимаешь, что все это всерьез, основательно и надолго.

— Дмитрий Сергеевич, что представляет собой ваше предприятие?

— Это старейшее в области предприятие, оно было основано в 1901 году датским предпринимателем С.Х. Рандупом и выпускало плуги и бороны, через 10 лет он организовал сборку швейных машин фирмы «Зингер», в войну здесь делали корпуса для артиллерийских снарядов, другую военную продукцию. В 1957 году агрегатный завод стал выпускать ракетную технику, а к началу 80х стал лидером агрегатостроения. Все лучшие отечественные авиационные двигатели и самолеты оснащались нашей топливной аппаратурой и агрегатами гидросистем. Изделия предприятия эксплуатируются на самолетах марок Ил, Ту, Ан, Як, МиГ, Су, а также вертолетах различных модификаций.

Высокие технологии изделие

За свою более чем вековую историю предприятие завоевало репутацию надежного партнера в области производства и ремонта агрегатов для авиационной и ракетной техники. Сегодня мы работаем со всеми, кому нужна высокотехнологичная обработка, где используются прецизионные агрегаты высокой точности.

— Расскажите об оснащении вашего предприятия.

— По сути, мы полностью поменяли подход к производственному процессу. Оснащение производства японскими обрабатывающими центрами позволило повысить уровень надежности и значительно сократить сроки изготовления деталей. Заключается это прежде всего в комплексном подходе, изменении структуры управления предприятием, внедрении программных продуктов, автоматизированного управления предприятием. Сейчас мы подошли к полноценной RP-системе управления предприятием. Это автоматизированная система всеми производственными и организационными процессами. Кстати, благодаря модернизации мы в три раза сократили производственные площади.

«Хенель» вместо кладовок

— Что это за оборудование, и чем оно уникально?

— Это оборудованием таких известных мировых производителей, как Mazak и Sodick (Япония), Walter AG (Германия), Studer и Voumard (Швейцария). Эти станки разнообразны по своим параметрам, но в то же время уникальны. Их нельзя сравнить ни с каким российским аналогом, потому что они обладают такими отличительными качествами, которые позволяют делать обработку нетрадиционными способами. То, что раньше делалось на двадцати станках, сейчас производится на одном, а это — сокращение рабочего времени и персонала.

— Сегодня мы видим здесь совершенно новые станки …

— Это — одиннадцать единиц инновационного металлообрабатывающего оборудования производства японской корпорации Mazak. Они представляют собой современные высокотехнологичные машины — токарные станки с ЧПУ и объединяют в себе не только технологии многоцелевой обработки, но и такие новейшие технические решения, как системы автоматизации, двигатели прямого привода, роликовые направляющие и ЧПУ с системой диалогового программирования. Все это призвано повысить эффективность мелкосерийного производства разнообразных деталей.

Высокие технологии современный рабочий завода

— Дмитрий Сергеевич, что характеризует ваше предприятие и в чем его уникальность?

— Наше предприятие полного цикла и всех аспектов металлургии. На нём мы можем производить всё: все виды дефектоскопии, механообработку, элементы нанесения всевозможных гальванических покрытий, которые только есть в природе, все виды химико-технологических обработок… Можем делать даже такие изыски, как, например, электронно-лучевую сварку в вакууме или диффузионную сварку стали с бронзой. Вы представляете, как это бронзовую деталь к стальной приварить?

Вот топливный регулятор газотурбинного двигателя в нём до 4,5 тысячи различных наименований содержится. Количество расточек, сверлений, рисок, пасек — и все это выполнено с микронной точностью из литой заготовки, из одного куска металла.

Высокие технологии точная обработка

Это ведь не просто сделать корпусные детали. Это — микронные точности, есть даже отклонение формы в полмикрона, представляете, в пять десятитысячных миллиметра — такая точность выполнения формы.

Или вот уникальная вещь — автоматизированная кладовая фирмы «Хенель». Она заменяет массу кладовок. Рабочий, получив сменное задание, вводит свой код, и ему выдается ячейка для его станка, для выполнения конкретного сменного задания…

Каждому — по труду

— То есть комплектовщиков, как раньше, у вас нет?

— Нет, это и есть автоматизированная система управления, о чём я говорил. Или вот, видите, токарные станки — от простого к сложному. Но это не просто токарные станки, они с барабанным магазином, с возможностью установки сменного инструмента, со смещением по оси, то есть на токарном станке можно делать квадратные детали. Вот ажурная деталь, вся в фасочках, ее не такто просто сделать на токарном станке. Это уже пятиосевое оборудование. Один такой станок стоит больше 20 млн рублей.

Раньше такой корпус делали больше года, сейчас его технологический цикл два месяца. Вот станки проволочные. Что делается с проволокой? Ажурная деталь с очень точными допусками, она не терпит механической нагрузки — все это выжигается на станке проволокой. Обратите внимание, как их много, всяких разных деталюшек, около 6000 на одной детали.

Вот эти станки 5осевой обработки, каждый станок стоит больше 500 тысяч евро. Всего на 200 млн рублей оборудования закуплено.

— Как вы определяетесь, какой вам необходим?

— Покупка каждой единицы оборудования сопровождается оформлением технико-экономического обоснования, и если срок окупаемости 4,5 года и менее, мы покупаем. Если более, то смотрим, «узкое» это место или нет.

— Что дает вам такое оснащение?

— Рост основных показателей деятельности производственного предприятия напрямую зависит от модернизации производственно-технологической базы. Оснащение производства новым технологическим оборудованием позволяет осваивать новые виды продукции, увеличивает ее объемы выпуска и реализации.

— В бюджет сколько перечисляете?

— В прошлом году наше предприятие перечислило в бюджеты разных уровней более 600 млн рублей.

— Какова оплата на предприятии?

— Все дифференцированно. Если оператор еще и наладку способен сделать, он получает более 50 тысяч рублей. Есть уникальные люди, которые зарабатывают по 100 тысяч.

— Сколько человек работает?

— Если взять чисто технологические процессы, то 1400 человек, консолидированная численность составляет 1800 человек.

Проблема — в аттестации школьников

— Как дело обстоит с кадрами?

— Это самый трудный вопрос и главная проблема. К сожалению, должен констатировать, что проведенная в 2007 году реформа среднего образования негативно сказалась на кадрах. Сегодня в стране нет среднего профессионального образования. Последствия этого жуткие, все развалили за это время. Самая главная проблема — системная и самая глобальная — заложена в аттестации школьников. Сейчас, чтобы получить технического специалиста, нужно взять выпускника вуза. Правительство это поняло и начало поддерживать вузы, стали создавать бюджетные места для предприятий оборонно-промышленного комплекса. Сейчас бюджетных мест огромное количество, но беда в том, чтобы поступить в технический вуз, нужно иметь квалификационный экзамен по физике, а физику никто не сдает. А в школах тоже есть свои показатели по успешной сдаче ЕГЭ, и учитель говорит, зачем тебе ЕГЭ по физике, ты её не сдашь и школе показатель снизишь, возьми лучше обществознание.

Дмитрий Шишкин и журналисты

Сейчас в Омской области случилось страшное — количество бюджетных мест в вузах больше, чем количество детей, сдавших физику. Мест — 3690, а детей, сдавших физику, — 2448. Из них 15 процентов уезжает в Москву, в Петербург, поступают в военные училища, ктото не идёт в вузы, и поэтому добираем школьников из Ханты-Мансийского округа, Тюменской и Курганской областей, но и этого не хватает, берем казахов, учим их за государственные российские деньги, а после они уезжают в Казахстан.

Я не имею в виду только наш завод, инженеры нужны везде — на элеваторах, на свинофермах, на автобазах, в больницах, а сейчас не хватает инженеров, даже на естественную убыль кадров здесь.

Я-то своё возьму, я просто всех дёргаю. Я прогнозировал это еще несколько лет назад и поэтому опережающие действия произвел.

Мы очень плотно работаем с Омским государственным техническим университетом, и он нас обеспечивает кадрами. К тому же мы ведем профориентацию. В прошлом году на экскурсии на наше предприятие побывало более 1000 школьников. Но это не решение проблемы, пока к старой системе не вернемся или ЕГЭ по физике обязательным не сделаем! Иначе у нас не будет будущего, потому что любое развитие идет через развитие производства, и что там президент про 25 млн высокотехнологичных мест наговорил — это всё игры разума и словоблудие чиновников, если не поменять систему.

— То есть свое производство вы могли бы и расширить?

— У нас имеются вакантные высокотехнологичные места — единственный сдерживающий фактор — кадры. У меня портфель заказов в два раза больше производственных мощностей. Причем дело не в станках, которые я могу в любой момент купить. Эти приобрели, потому что людей на них подобрал. Так что все дело в кадрах, и я-то одеяло себе на голову с чьих-то ног стяну, а другие?

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.