Мечты и чаяния Александра Данилова

Рождение совершенно новых машин и механизмов, которые создают в Институте нефти и газа, позволит осуществить щадящее использование природных ресурсов и создать достойные условия жизни в Красноярском крае

Год назад в нашем регионе было создано специальное Министерство инвестиций и инноваций Красноярского края, которое является органом исполнительной власти Красноярского края. Одна из главных его задач, как говорится в Уставе, — обеспечение создания условий для развития инвестиционной деятельности.

От «сырья» — к «экономике знаний»

Почему это для нас так важно? Наш край сегодня характеризуется сырьевой направленностью и высокой степенью износа производственных мощностей, потерей рынков высокотехнологичной продукции и переходом на импортозамещение.

Об этом говорят и цифры. Импорт технологий превышает экспорт практически в три раза, в денежном выражении — почти в пять раз, а удельный вес малых и средних предприятий региона, осуществляющих технологические инновации, в общем числе субъектов МСБ находится на 16-м месте.

Выход экономики на инновационный уровень позволит решить целый комплекс проблем. Это — переход от индустриального, сырьевого типа экономики к постиндустриальной модели «экономики знаний», повышение конкурентоспособности и уровня жизни, построение долгосрочной стратегии развития, базирующейся на инновационных приоритетах, а не на сохранении стагнационного повторяющегося социального и экономического цикла.

В гостях у науки

Что же сегодня делается в крае для того, чтобы изменить ситуацию, и как живут те, кто сегодня готов двинуть наш край, да и всю Россию, далеко вперед? Остались у нас еще и НИИ, и КБ, но всетаки ответ на свой вопрос я решила поискать там, где куются кадры, — в Сибирском федеральном университете, который в перспективе мог бы стать и центром науки и инноваций. Были каникулы, и его аудитории опустели, но, как выяснилось, не все. В соседнем корпусе, в Институте нефти и газа, кажется, о каникулах напрочь забыли…

Александр Данилов и его студенты 005

За компьютерами — молодые изобретатели, одни — корпят над чертежами, другие — создают 3D объемные изображения супермашин и супермеханизмов… Тут же в углу громоздятся уже готовые изделия из металла, на стенах — многочисленные грамоты и награды. Сама аудитория не оченьто напоминает обычную, со строгими партами и столами, она больше похожа на техническую комнату, на лабораторию, которой, кстати, так не хватает ребятам. Не хватает компьютеров, приходится работать на ноутбуках, которые ребята принесли из дома.

Во главе этого «творческого беспорядка», словно Вольф Мессинг, парит Александр Данилов — учёный, доцент, изобретатель, он оказывался везде и одновременно: чтото подсказывает, спорит, убеждает или соглашается. По-доброму позавидовала я ребятам, которым на пути встретился такой человек, который не просто даёт путёвку в жизнь, учит премудростям науки, но и печётся за их дальнейшую жизнь, чтобы они силы и умения свои в нужном направлении могли применить, а эти направления он выявляет у ребят и после развивает их сильные стороны. Но обо всем по порядку…

О студентах

— Александр Константинович, расскажите, кто они, ваши сегодняшние студенты?

— Надо сказать, что после того, как построили новое здание нашего института, все начало интенсивно развиваться, мы занимем лидирующее место в крае и за его пределами по популярности, у нас большой конкурс. Резко изменился и состав студентов, к нам поступают действительно способные, достойные ребята, владеющие компьютерными программами, курсовые проекты и практические работы выполняются на современном уровне с применением 3D моделирования.

— Ваша кафедра — технологических машин и оборудования нефтегазового комплекса, каковы ее задачи?

— Они направлены на изучение машин и оборудования для строительства и обслуживания нефтяных и газовых месторождений, обслуживание нефтеперерабатывающих заводов, на увеличение надежности машин и механизмов, их ремонт и обслуживание. Наша задача заключается в том, чтобы подготовить высококвалифицированных специалистов, знающих конструкции и владеющих рабочими специальностями, разбирающихся в современных программах проектирования, чтобы они могли грамотно читать документацию, работать с ГОСТами, со стандартами и самостоятельно не только модернизировать, но и проектировать и создавать новые технологические машины и технологии.

Александр Данилов и его студенты 026

— Создание машин — это тоже часть учебного процесса?

— Да, мы не просто создаем и проектируем механизмы, мы избрали другой путь — мы делаем эти машины.

— Как это происходит на практике?

— Мы набрали определенные группы и, начиная со второго курса, с бакалаврами работаем по освоению новых программ, а с магистрами занимаемся более специализированно — каждый разрабатывает свою тему. Бакалавриат и магистратура неразрывно связаны друг с другом. На первом этапе обучения мы осваиваем проектирование, знакомим со всеми дисциплинами, а в магистратуре идет конкретная узкая специализация для каждого, и наш магистрант после выпуска должен быть готовым специалистом определенного уровня.

— Получается, вы производите «штучный» товар?

— Да, мы в магистратуре ориентируемся на конкретного потребителя и готовим специалиста для конкретного заказчика. Очень важно, чтобы человек перспективу видел, знал, где он будет работать.

— То есть у вас ведется профориентация?

— Начиная со второго курса, выявляем склонность наших бакалавров и начинаем развивать их сильные стороны, ориентировать на определенную работу, на определенное производство. С 34 курса специализируем их уже по направлениям, скажем, не все способны в совершенстве владеть графическими программами, для этого требуется логическое мышление и объёмное воображение, но ктото проявляет больше способностей в технологических процессах, а ктото проявляет организаторские способности…

К концу бакалавриата уже можно определить, на что человек способен, — подходить ко всем с одной гребенкой нет смысла, и работу подбираем под конкретного человека. Надо понимать: любой человек — это прежде всего личность, и не надо навязывать свои стереотипы, ломать её, надо просто найти сильные стороны и развить их. Если надо развивать организационные способности, направляем на учебу в бизнес-инкубатор. В прошлом году мы выставили на краевой конкурс «Умников» 9 бакалавров и магистров, один стал победителем. Мы учли свои ошибки и недостатки и в этом году готовим 16 ребят для участия в конкурсе «Умников», это очень хорошая школа для самостоятельных выступленний, это незаменимый опыт в отстаивании своих проектов перед авторитетной комиссией. Это своего рода преодоление психологического барьера самостоятельного общения и отстаивания своей точки зрения.

— А какие требования предъявляются к тем, кто продолжает учёбу в магистратуре?

— Мы ориентируемся на то, чтобы наиболее способные продолжали учебу в магистратуре, и заинтересованы, чтобы эти ребята в дальнейшем более узко и углублённо изучали свои направления. Если, например, бакалавру или магистру хорошо даётся теория трения, значит, необходимо его специализировать на совершенствование узлов трения с применением современных технологий, он должен уметь грамотно рассчитать и применить, но, кроме этого, и, наверное, самое главное, он должен знать стандарты, ГОСТы и мировую систему, словом, все, что есть по этому направлению. Вот тогда он специалист. Он приходит на производство и реально может предложить мероприятия по модернизации производства.

А быть специалистом широкого профиля — это сейчас невозможно. Вот мы и стараемся найти в бакалавре ту струну, которая может зазвучать в унисон с его способностями и интересами. Вот за 2-3-4 курсы надо успеть слепить из выпускника школы тот первый контрольный образец, который должен потом «выстрелить» дальше.

Об изобретениях

— Александр Константинович, расскажите о направлениях вашей работы.

— Первое очень интересное направление — увеличение работоспособности и надежности машин. Этого можно добиться, используя новые смазочные материалы, которые уникальны и позволяют увеличить ресурс машины, как минимум, в два-три раза за счет применения минеральных присадок на основе искусственного камня, увеличения удельных давлений, уменьшения трения в узлах, за счёт применения искусственных каверн, причем коэффициент трения в этом случае снижается в 6-8 раз.

Второе — это создание новых механизмов. Если раньше мы говорили о восстановлении деталей, то теперь речь идет о создании новых механизмов на основе этих пар трения, и тогда не надо ничего восстанавливать, машина сразу разрабатывается с высоким ресурсом.

Как наш редуктор, который мы создали. Мало того, что он отвечает требованиям нагрузки при куда более простой конструкции, так еще и размером вполовину меньше. Соответственно снижается металлоемкость изделия. Мы изучили соответствующий сегмент рынка, сегодня есть огромное количество самых разных редукторов — планетарных, червячных, волновых. Конструкция эксцентриковых тоже широко известна, но изза технических сложностей широкого применения в промышленности до сих пор не нашла. Наше ноу-хау эти сложности решает. Более того, поскольку до появления опытной модели идея долго крутилась в голове и прорабатывалась, еще на начальном этапе удалось добиться большой надежности. И теперь при изготовлении не требуется такой высокой точности, без которой никак не обойтись её ближайшим «родственникам» — волновому и планетарному редукторам.

Изобретенный нами редуктор подругому решает систему передачи. Известно, чем больше в механизме шестеренок, подшипников, тем ниже надежность. При увеличении зазора при износе, хотя бы одного узла трения или подшипника, система привода начинает «хрустеть» и практически полностью выходит из строя. Вот представьте себе, что сутки простоя буровой установки составляет 1400 тысяч рублей. Если буровая остановилась — компания несет колоссальные убытки. Наш подход позволяет застрохавать буровую от незапланированных остановок.

— Кроме буровых, их гдето еще можно использовать?

— В любой области есть применение. Например, в лифтах. Эти же редукторы могут быть вращателями колес для большегрузных «БелАЗов» грузоподъемностью до 180 тонн. Причем мы готовы создать такой редуктор, который будет непосредственно вписан в колесо вместе с электродвигателем. Это механизмы другого поколения, которые могут развивать крутящий момент до 200 килоньютонов на метр. Эти показатели никому не снились!

— Как это простому обывателю объяснить?

— 20 тонн на метр крутящий момент — это когда на плече в один метр повесили груз в 20 тонн, причём весь редуктор находится на оси, а через полый вал можно пропускать энергоноситель или промывочную жидкость, в конце концов провода, что очень важно для современных буровых машин.

— Александр Константинович, все ваши разработки направлены на надежность и производительность?

— Не только на это. Мы изобрели универсальную машину, которая заменяет комплекс машин. Необходимо понимать логистику удалённых месторождений на севере. Нефтяные месторождения находятся, как правило, вдали от благ цивилизации, и доставка необходимого оборудования — дело недешевое. И вот представьте: привезли громоздкую машину для того, чтобы она выполнила на месторождении какуюто одну операцию, а обратной дороги нет, только по паводку. Наша буровая машина может и скважины бурить, и дороги ровнять, и канавы делать, и площадку для установки буровой машины подготовить, точнее, восемь различных функций.

Вездеход и ледокол

Более того, в отличие от существующих машин, мы значительно увеличили мощность приводных механизмов. Получилась такая маленькая буровая машина, а характеристики, как у «взрослой» — увеличены крутящие моменты до 60 кНм, осевые усилия — 220 кН, словом, машина — другого поколения, у «загнивающих» точно такого нет. Мы говорим о Севере, а там с игрушками делать нечего, и машины должны быть с другими характеристиками. Зимой делали пробное бурение, так наша машина закрутила бур, как штопор.

Что касается зарубежных фирм, у них узкая специализация, и голова не болит, как они будут строить и какими машинами. Мы же говорим о своем крае, и для того, чтобы его эффективно осваивать, мы должны создать такую технику, которая нужна нам на Севере, а это — создание универсальных мощных машин, которые соответствуют сегодняшнему дню и предназначены для развития нашей территории.

Александр Данилов и его студенты 033

Еще одно направление — это рабочие инструменты. Это очень важно. Сейчас проблемы у «Ванкора» — бурение пород различной плотности, классическая шарошка эффективно может работать не во всех породах. В настоящее время широко применяется резцовый инструмент с алмазным покрытием фирмы «Шлюмберже». Мы сейчас проводим исследования по созданию принципиально нового инструмента, который по своим показателям теоретически должен превосходить аналоги. как минимум. в 1,52 раза. В основе проекта лежат мои личные лабораторные исследования и анализ инструмента горных комбайнов.

— Все эти разработки у вас происходят в рамках учебного процесса?

— Да, бакалавры и магистры участвуют во всех наших разработках. У нас создано три малых предприятия: СКБ «Механика», СКБ «Бурильные системы» и СКТБ «Арктика» им. А. Г. Кизима, и молодёжь участвует непосредственно в малом бизнесе предприятий — в конкурсах, конференциях, проектах, которые мы разрабатываем. Но, как я уже говорил, самое главное — мы пытаемся учить их бизнесу, потому что современный молодой человек должен не только чертить и чтото делать, он еще должен чувствовать конъюнктуру рынка, уметь построить бизнес, крепко стоять на ногах и содержать в дальнейшем свою семью.

О бизнес-инкубаторе

— Александр Константинович, ваши студенты помимо университета заняты еще учебой в бизнес-инкубаторе, что это за структура, каковы ее задачи?

— Красноярский региональный иновационно-технический бизнес-инкубатор организован краевой администрацией при участии министерства инноваций и развития и направлен на развитие малого бизнеса. Там созданы очень хорошие условия, приобретено много современного оборудования с программным управлением, есть гидроабразивная и лазарная резка, программные обрабатывающие центры, моделирующие станки. Есть пластиковое моделирование, которое позволяет без пресс-форм сделать не только узлы, но и собрать действующую модель в пластике. Подобные технологии позволяют предприятиям, которые создают новую продукцию, ускорить процесс инноваций.

— Вы считаете, что будущее — за развитием машиностроительного комплекса?

— Именно он нужен сегодня Сибири. Давайте не будем делать двигатели внутреннего сгорания, нас давно уже обошли на этом этапе и европейцы, и китайцы, и нам там делать нечего, у нас нет школы, а в каждой области должна быть своя научная школа. Но у нас есть другое направление — это Север, где ни китайцев, ни европейцев не было и не будет. Протяженность нашего Красноярского края более 3000 км, и основная зона находится за пределами дорог. Мы знаем, как можно без дорог добраться в любую точку края.

— Ваши проекты находят поддержку у власти?

— По-моему глубокому убеждению, власть должна поддерживать все виды бизнеса, но в первую очередь бизнес, направленный на развитие Севера, на освоение природных ресурсов, на комфортное проживание людей в условиях Севера. С освоением Севера связано очень многое, вложенный один рубль в освоение Севера приносит десятикратный синергетический эффект, главное — надо правильно вкладывать. Есть направление — значит, можно привлекать и внешние инвестиции. Мелкотемье и плохая направленность проектов не позволяют сконцентрировать ресурсы на важных направлениях, и почему инновации должны поддерживать только городские и краевые власти, а где же инвесторы, где условия вложения капиталов? — вот что требуется от власти!

— А у вас есть цель в жизни?

— Наверное, цель жизни — это когда все обеспечены интересной работой и, конечно, каждый может найти своё место в жизни. А что касается меня лично — хочу построить большой машиностроительный завод с современным оборудованием и гибкой технологией; успеть реализовать свои задумки новых технологий, которые направлены не только на освоение природных ресурсов, рождение совершенно новых машин и механизмов, но и на создание достойных условий для работы и жизни наших граждан в Красноярском крае.

— Сейчас очень много говорится об инновациях в крае…

— Все очень просто, если власть определит приоритеты. Тогда вопрос можно решать на паритетных началах — часть финансирования дает власть, часть — эксплуатирующие организации, то есть природопользователи. На таких условиях можно решать задачу инвестора в интересах края. А это — сразу же развитие промышленности, потому что любое строительство на севере в первую очередь связано с развитием промышленности в центре. А это прямая зависимость занятости населения.

— Возвращаясь к бизнес-инкубатору, вы ощущаете помощь?

— Это организационная структура, которая призвана помочь малым предприятиям встать на ноги и выйти в бизнес. Но беда в том, что те предприятия как были маленькими, таковыми они и остаются. То есть нет этого рывка. Очень сложно создать базу технического развития края на основе разрозненных программ. Возникает необходимость стимулирования инноваций, направленных на определённые участки развития, а не так, как сейчас организована система конкурсов по интересам, в которых из года в год побеждают одни и те же. Система стимулирования инноваций должна быть выстроена на основе интересов края по решению определённых проблем вместе с заинтересованными инвесторами. В этом случае конкурсы определяют стратегию развития направления, суммы грантов значительно увеличиваются за счёт инвесторов, а комиссии, состоящие из заказчиков и технических экспертов, должны быть абсолютно не ангажированы, а заинтересованы в реализации интересных проектов. Лишь только в этом случае не будет пустых тем и папок бумажных отчётов, пылящихся в стенах краевой администрации.

Я рад, что в последнее время наметились чёткие и положительные тенденции в субсидировании инновационных технологий и идей. Считаю, что наш гражданский долг — поддерживать на самом различном уровне, включая и рекламу на радио и телевидении, тех ответственных и разумных руководителей, которые берут на себя смелость принимать данные ответственные решения.

— Как же вы выходите из положения? Где берете средства на реализацию своих проектов?

— На уровне Федерации мы выиграли уже два конкурса. Руслан Привалихин — генеральный директор СКБ «Механика» (предприятие организовано вместе с магистрами) — стал победителем федерального конкурса «Кумир». Но в основном мы работаем по договорам с заказчиками, и это самый тяжёлый путь. Заказчику непонятно, почему машина должна стоить в 22,5 раза дороже, чем серийная, и почему она опытная. Раньше было проще, был закон, в котором предусматривалась возможность эксплуатации экспериментальных образцов. А сейчас — сначала всё пройти, сделать ТУ, получить сертификат и только после этого можно начать испытания, — абсолютный абсурд, напоминает анекдот: «когда вы научитесь плавать, мы нальём вам воду в бассейн».

Сегодня важно определить целенаправленные программы развития промышленности, выбрать приоритеты, в которые необходимо вложить краевые деньги и под которые будут подтянуты инвесторы, которые согласны вложить свои средства. И конкурсы будут нейтральные, тогда не выиграет ни один проект, связанный с интересами перераспределения денег, потому что выиграют интересы специалистов. Экспертами в конкурсной комиссии будут не те непрофильные люди, которые сидят в краевом фонде, а инвесторы, вкладывающие свои средства и сами определяющие — вот этот проект меня интересует, а этот нет. И на этом закончится эпопея «тебе — мне»…

О заводах

— В крае есть заводы, но часть из них закрыта, часть выпускает неконкурентоспособную продукцию…

— Режим выживания для многих заводов — трагическое окончание производственной деятельности. Отсутствие самостоятельной рыночной продукции ведёт к зависимости от аукционных разовых заказов и отсутствию регулярных серийных поставок. Кроме того, вы знаете, что происходит с аукционами, бардак начинается с первого этапа: подпольные подкупы, демпинг выбивают серьёзных производителей и строят очередь из посредников, а система комплектации через Москву, которая сейчас сформировалась вокруг основных монополий, ведёт к развалу производства. Мы не в состоянии предложить конкурентоспособное оборудование с зарубежными образцами, потому что центр выбирает Запад, а где же инновации? Понятно, что создавать новое хлопотно и затратно, тогда содержите своё население сами, зачем париться! Кстати, что и происходит на самом деле.

— Но для этого у нас есть заводы-гиганты — «Сибтяжмаш», «Красмаш»?

— Когда я смотрю на эти заводы, мне обидно становится за то, что мы их потеряли, за то, что власти упустили инициативу. Современный завод раньше мог работать до 50 лет, не меняя технологии, сейчас — 1020 лет, после чего его надо полностью модернизировать. Такими темпами растут сейчас технологии. Если раньше для литья целый модельный цех делал деревянные модели, то сейчас это делает один человек на одном станке, причём за один день.

Для того, чтобы строить новые машины, нужны новые заводы, которые сформированы на основе современных технологий, вот куда надо вкладывать деньги. Создав новые машины, которые будут осваивать Север, добывать природные ресурсы, мы не только вернем вложенные средства, но и обеспечим рабочими местами молодых специалистов. А самое главное: «Гарантии и условия занятости молодёжи — залог обеспеченной старости пенсионерам».

А насчёт кадров — рабочих, которым за 40, за парту не посадишь, а современную молодёжь приятно учить, ведь она рождается с компьютером в коляске.

— А что происходит сейчас?

— Сейчас, когда я прихожу на завод и мне называют цену, получается, что мне выгоднее заказать продукцию в Китай, потому что цена там в 2-3 раза ниже и потому что наше технологическое оборудование и технологии не то что вчерашнего, а позавчерашнего дня. Как были в 50-60-х годах фрезерные станки, так на них до сих пор и работают, никакой точности.

О современных машинах

— Вы создаете механизмы нового поколения, расскажите о них.

— Разработок у нас более пятидесяти, расскажу о некоторых из них. Их внедрением и разработкой занимается одно из наших предприятий — ООО СКБ «Механика». Например, принципиально новый редуктор. За основу мы взяли эксцентриковую передачу. Задача — создать принципиально новый редуктор с большим передаточным отношением от 25 до 200 на одной ступени с крутящим моментом от 10 до 200 кНм, с проходным валом, для прокачки промывочной жидкости или подачи энергоносителя, а самое главное, чтобы он был компактный и работал на отечественных гидромоторах. При решении этой задачи всплывает ряд технологических проблем, это специальное зубчатое зацепление, подшипники высокого удельного давления, специальная смазка, применение автономной системы охлаждения и ряд других вопросов, которые надо решать научным путём.

Буровой инструмент — это вообще моя «болезнь», после института я начал свою трудовую деятельность в Красноярском филиале ВНИИстройдормаша, под руководством к.т. н. Льва Константиновича Соколова проводил исследования на стендах параметров резания дорожного и горного инструмента. Поэтому многие вещи по геометрии и параметрам мне известны, и хочется реализовать научный задел в инструменте. С моими студентами ведём поисковое проектирование и в настоящее время ведём переговоры по реализации приводов и рабочего инструмента с ведущими заводами России по выпуску буровой техники.

О кадрах, условиях, инвесторах

— Александр Константинович, как, на ваш взгляд, откуда надо начинать движение вперед?

— Первое направление — это подготовка новых кадров, их надо учить новым технологиям, создавать интеллектуальную основу реконструкции производства.

Второе — создавать условия. Это значит, мы должны подготовить промышленность таким образом, чтобы она была ориентирована на себя. О Красноярском крае все больше говорят как о сырьевом придатке, но мы должны продавать не сырье, а уже готовый продукт — материал. Мы в крае имеем всю таблицу Менделеева, но надо сделать так, чтобы инвесторам было интересно зайти на территорию края.

И, конечно, инвестиционная политика — это в первую очередь. Чтобы инвестор, заходя, гарантированно знал, что он не потеряет свои вложения, что месторождение не через 20 лет будет освоено, а уже через 3 года даст отдачу. Для этого мы должны со своей стороны машиностроительную часть подготовить, чтобы они не обращались ни в Китай, ни в Италию, а шли к нам, чтобы мы им готовили всю комплектацию, на основе даже тех же зарубежных и своих машин, привезли и поставили туда, куда надо.

Об отходах и тепле

— Вы, помимо всего прочего, предлагаете еще и глубокую переработку, в чём она заключается?

— Как говорят КВНщики, «и весь доход пошёл в отход». У нас в крае отходов, конечно, больше, чем доходов, поэтому необходимо предпринять все меры для того, чтобы огранизовать переработку отходов в продукцию, в частности, в электроэнергию, топливо, полезные и нужные материалы для строительства. Основное наше богатство — это лес. Он не только наши лёгкие, но и сырьё, и топливо, и продукты. Бережное отношение к лесу, своевременная замена, полная и глубокая переработка — вот главная цель инновационного развития лесной отрасли. И сюда не просто можно вкладывать свои деньги, а нужно и в обязательном порядке, — это наше достояние, и мы должные его преумножать.

А ведь можно убрать из поселков дизельные электростанции и поставить электростанции на отходах древесины и угля. Благодаря этому, мы сможем снизить стоимость киловатта электроэнергии в 3-4 раза. А если переведём на отходы лесопереработки, то местные власти и население будут заинтересованы в том, что отходы пускать на тепло и на электроэнергию, а себестоимость продукции лесопиления станет доступной и конкурентоспособной на международном рынке.

Электростанции малой мощности на отходах не связаны с сетями, а тепловая энергия — это побочный продукт.

О столбах и железной дороге

— Есть у вас свои предложения и по железной дороге, в чём они заключаются?

— Мы уже много раз выступали, бились и предлагали свои строительные комплексы для установки опор контактной сети для дороги на Кызыл, пока нас не слышат или, мне кажется, не хотят слышать. Самое главное — это Саяны, а значит, опоры контактной сети придется устанавливать в скальных породах, а без ударного вращательного бурения эту задачу не решить. Классическое представление оборудования — это комплекс шарошечного бурения, с очень большой энергоёмкостью процесса бурения, а что если при строительстве появятся глины и песчаники, — ещё гнать один комплекс для бурения?

Мы готовы создать такой комплекс, который не только бурит любую категорию грунта и породы, но и ставит столбы. Это машиностроительное производство, а у нас ЭВРЗ недогружен. По науке у нас в городе есть большой задел — на бывшем Красноярском комбайновом заводе разработаны системы манипуляторов на современной элементной базе, создание больших приводных мощностей, у нас есть опыт и специалисты данного профиля, а специальный инструмент под конкретные условия Саян — это абсолютно решаемая задача. А если бы нам дали возможность создать такой проект, мы бы могли не только решить свою задачу, но и поработать в других областях России.

Кстати, у нас на Красноярской железной дороге аварийных столбов около 9 тысяч, а по их технологии они могут сменить только 60 в год. Вот они каждые полгода и отбраковывают столбы, чтобы они не рухнули.

О тренажерах и «бобах»

— Механика — штука всеобъемлющая…

— Поэтому оказываем помощь и в других направлениях. Так, недавно медики попросили сделать ряд тренажеров для восстановления больных после инсульта и тяжелых травм, но не хватает ни денег, ни производственной базы, чтобы развернуться в полном объёме. Бобслеисты края обратились за помощью, и сейчас по их просьбе мои ребята разрабатывают стенд для борьбы с трением во время спуска. Если вы помните, в самом начале я говорил о борьбе с трением, эти законы применимы и для трения коньков о лёд. Денег, как всегда, не дают, но зато желание получить результат большое. Лезвие — это сердце боба. Найдём средства, выполним свои исследования, пусть потом попробуют не привезти с Олимпиады медали!

О девизе жизни

— Что движет вами в жизни?

— Девиз моей жизни, если не я, то кто? Если нет никого, значит, надо самому занимать активную жизненную позицию, иначе как потом смотреть в глаза своим потомкам? Считаю, что те организационные структуры, которые существовали, они были наиболее правильно выстроены. Страна была подчинена единой системе работы, были гражданские гарантии, хотя право было палочным. Конечно, возврат полностью к старому невозможен, сейчас другое время и другие условия, но некоторые вещи, мы должны воссоздать. Например, систему, которая позволяла бы не только контролировать сверху в низ, но и наоборот, прислушиваться к мнению и требованиям простых граждан. Гарантии и организация труда, создание условий жизни для всех категорий граждан, которые должны быть подчинены и обеспечены определенными законами и материальной базой, забота о подрастающем поколении — это наше будущее, наш капиталл.

Существует глубокая централизация власти, когда единая партия всем управляет, а отщепенцев просто «заклёвывают». Этого не должно быть в современном обществе.

На самом деле альтернативные партии и конкуренты, которые создают определенный климат конкуренции они должны быть некой лакмусовой бумажкой проявления интересов общества. Вот когда обществу плохо, возникают негативные реакции, течения — вот это должно быть все видно.

Один большой хозяин, он не видит мелочей и что происходит, для этого и необходим плюрализм и различные мнения, которые могли бы подсказать и продемонстрировать какие проблемы и как их решать.

То есть мы должны создавать многопартийную систему, которая бы обеспечила управление обществом и совместно решать задачи организации жизни людей — создание новых рабочих мест, условий для проживания, воспитания молодежи. Мы должны все делать сообща и в комплексе и каждый человек должен знать, что он — нужен.

Как со студентами когда учишься и видишь на что он способен, даёшь необходимый уровень знаний, а не когда его выпнули, с самого начала надо смотреть за человеком и стараться помочь ему найти свое место в жизни. С другой стороны, сама власть должна обеспечить ему это место. Предоставить условия — гарантию работы, гарантию того, что он сможет купить квартиру, обустроить свою семью. Первым делом у молодежи должен быть интерес к жизни.

Мы должны помогать молодежи на этом этапе, когда она формируется, а для того чтобы шагнуть дальше, нужно создать систему гарантий, которая бы обеспечила не только условия для молодежи, но и для среднего и старшего поколения.

Мнения

Здесь всё — и опыт, и практика

Павел Ершов, студент, 4 курс

Павел Ершов

— Павел, над чем вы работаете?

— Разрабатываю буровой инструмент по новой технологии. Изменили направления удара при бурении. Уже созданы чертежи и модели. Работаю полтора года, за это время постоянно чтото дорабатываем, на 40 процентов изменилось от первоначально задуманного варианта.

— Чья идея?

— Предложил Александр Константинович. У него идей всегда много. Он предлагает, мы — воплощаем.

— Что дает вам это обучение? Вам это надо?

— Надо! Такой опыт! Здесь все сразу — и опыт, и практика.

— Вы определились, чем вы будете заниматься в жизни?

— Мне все интерсно. Возможно, займусь разработками.

«Кумир» года

Руслан Привалихин, ген. директор ООО СКБ «Механика»

Руслан Привалихин

— Руслан, недавно вы стали одним из победителей всероссийского конкурса «Инновационный прорыв», два человека из нашего края получили знак «Кумира», что за работу вы представили?

— Моя работа называлась — «Передовые технологии передачи крутящих моментов. Приводные системы для лифтов».

— Вы получили награду?

— Это не то что награда — это целевое финансирование, которое предполагает дальнейшее продолжение деятельности по проекту. Проект касается разработки лифтовых подъемных механизмов, которые бы сократили энергопотребление, увеличили бы безопасность транспортировки пассажиров, их комфортность при передвижении. На это направлен проект за что мы и получили финансирование.

— Сколько длилась работа по проекту?

— Около двух лет.

— Чем еще вы занимаетесь?

— Помимо этого ведем несколько проектов, также работаем с предприятиями, выполняем для них проектно-производственную деятельность и работаем над своими будущими проектами, проектами-хобби, которые бы хотелось в будущем воплотить.

 Досье

Александр Данилов

Александр Константинович Данилов родился в 1956 году в г. Красноярске.
21 год проработал в Красноярском филиале ВНИИстройдормаша на должностях от инженера до старшего научного сотрудника, занимал руководящие должности — заместитель главного конструктора по новой технике и заместитель директора по науке.
С 2000‑го по 2002 гг. был директором технопарка КГТУ, с 2002‑го по 2004 гг. — главный инженер краевого технопарка. С 2000 года — доцент кафедры строительных и дорожных машин автотранспортного факультета КГТУ.
С 2006‑го по 2008 год работал директором бизнес-инкубатора КрасГАУ. С 2008 года — доцент кафедры технологических машин и оборудования Института нефти и газа СФУ.
За время работы в Красноярском филиале ВНИИстройдормаша самостоятельно разрабатывал и руководил 28 разработками машин и оборудований для дорожного направления, принимал участие как исполнитель в разработке более 16 машин и оборудований. Работал с ведущими предприятиями СССР и России. 14 лет курировал Таллиннский экскаваторный завод по выпуску машин для разработки мёрзлых грунтов, работал с киевским заводом «Стройдормаш», «Красный экскаватор» с Калининским экскаваторным заводом. Проводил испытания машин в условиях Крайнего севера (Норильск, Надым, Ямбург, Уренгой) и в районах БАМА. Проводил стендовые исследования по определению сопротивления резанию мёрзлого грунта землеройных машин. Работая в СФУ, за последние 5 лет выполнил 3 хоздоговорных темы, руководил проектами и внедрил в эксплуатирующие организации 6 машин и оборудования различного назначения. Опубликовал более 80 статей, в том числе более 20 — по вопросам создания всесезонных транспортных систем. Имеет 18 авторских свидетельств и 4 действующих патентов. В 1982 году стал изобретателем СССР.
Профессионально занимался технологией возведения буронабивных свай, создал ряд буровых инструментов для тяжёлых буровых машин с крутящим моментом до 180 КН и диаметром до 1,5 метра. Разработал технологию производства тяжёлых буров. Разработал инструмент для скальных пород малой и средней прочности до V‑VI категории прочности, проведены успешные испытания в Иркутске, Новом Уренгое, Надыме, Норильске, Сочи.
Совместно с магистрами и студентами создал 3 малых предприятия, два из которых являются резидентами КРИТБИ.
Кандидат технических наук.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.