Князю Игорю споём мы славу!

Премьера одного из самых впечатляющих музыкальных произведений — оперы Александра Бородина «Князь Игорь» вернулась на сцену спустя 35 лет после первой постановки

Премьера пройдет в Красноярском государственном театре оперы и балета 28, 29 и 30 июня. Режиссёр-постановщик нынешнего спектакля — заслуженная артистка России Юлиана Малхасянц — рассказала о том, каким будет спектакль, о его главном герое, о патриотизме и русских Ромео и Джульетте.

Об опере Бородина

— Опера «Князь Игорь» — это русский блокбастер с потрясающими хитовыми ариями, каватинами и дуэтами, с мощным декорационным фоном и… огромный по объёму.

Бородин — химик, свою оперу он писал 18 лет и, умирая, считал, что она не дописана. Композитор сам сочинил либретто, взяв за основу памятник древнерусской письменности «Слово о полку Игореве», и искренне хотел создать оперу на уровне эпической поэмы. Им написано множество хоров, сольных сцен, трио, которые не вошли в академическую постановку оперы. Долгие годы никто просто не вспоминал, что они у Бородина есть. Для своей постановки я взяла некоторые «неиспользованные» музыкальные фрагменты, которые, на мой взгляд, объясняют логику встреч и расставаний героев.

Князь Игорь

В опере у Бородина 4 акта, встречаются очень трудные и длинные сцены. В моей постановке 3 действия, разумные по продолжительности и динамичные, во многом благодаря тому, что все перемены декораций на сцене будут происходить прямо перед зрителем — монтировщики, одетые в русские костюмы, будут перемещать всё в процессе действия.

Порядок сцен, как в либретто Бородина, я сохранила только в первом акте, но сделала там большие внутренние сокращения за счёт некоторых фрагментов, которые считаю не очень важными. Мне кажется, что сегодняшнему зрителю непросто выдержать один акт с прологом продолжительностью полтора часа.

О персонажах

— В первую очередь, мне хочется сделать акцент на развитии взаимоотношений русского князя Игоря и хана Кончака, проследить логическую цепочку связей, душевных состояний персонажей, понять, почему они делают те или иные шаги, совершают определённые поступки. Я попыталась придать событийному ряду логику. Это, безусловно, повлекло за собой изменения в либретто. Я убрала некоторые мизансцены, поменяла местами некоторые музыкальные фрагменты, исключила некоторых персонажей, которых считаю не очень важными — няню Ярославны, Гзака. Последний вообще получается лишним, потому что главное — это противостояние Кончака и Игоря.

Пытаюсь вернуть в постановку возрастной ценз, потому что в «Слове о полку Игореве», которое легло в основу оперы, очень подробно рассказано, кто, когда родился, сколько кому лет. Делаю это за счёт лёгкости, с которой актёры перемещаются по сцене. Им это нравится. Выяснилось, что князю Игорю на момент похода исполнилось 40 лет, а Кончаковне и Владимиру — 14 и 15 лет соответственно. Получается, они наши Ромео и Джульетта! Только их история закончилась счастливо.

О князе Игоре

— Князя Игоря в своей постановке я представляю как героя и патриота. И слова, которые звучат в самом начале оперы: «Солнцу красному слава! Слава князю Игорю!», становятся лейтмотивом всего спектакля. Я стараюсь показать Игоря и Владимира героями, которые взяты в плен на поле брани с мечами и щитами. В наше время и так многие русские героические персонажи в той или иной степени нивелированы, сведены до уровня слабых, ущербных людей. Патриотизма у нас в стране уже просто не осталось. Я показываю Игоря как человека, который долго мучился, долго принимал решение о побеге, восстанавливался после серьёзной раны, который оставил в плену сына-первенца, но сам вернулся на родину. И если сейчас Игорь Святославич и потерпел поражение, то в дальнейшем он обязательно победит!

О «Половецких плясках»

— Хореографическую сцену «Половецкие пляски» я ставлю в хореографии Касьяна Гойлезовского. Восстанавливаю «утраченные» три половецкие пляски, в одной из которых Кончаковна будет танцевать вместе с половецкими девушками, то есть солистка оперы с артистками балета.

О финале

— Я изменяю финал оперы, потому что у Бородина он минорный и достаточно безнадёжный. Художник нашего спектакля Дмитрий Чербаджи очень хорошо понял меня и воплотил мой замысел. В сцене, когда русские полки уходят из Путивля, зрители увидят, как разрушается православный храм — он «разламывается» на 2 части. В финале оперы этот храм восстанавливается и становится ещё более красивым, мощным и просветлённым, символизируя силу Руси и надежду на лучшее.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: , | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.