Глобальная промзона

Производственные мощности перемещаются в Сибирь и Красноярский край, последовательно проводящий политику экологического демпинга

Совет директоров РУСАЛа решил сократить в текущем году выпуск алюминия на 300 тысяч тонн. В пресс-релизе компании не говорится, на каких конкретно заводах будет сокращено производство, но аналитики утверждают, что сокращение коснется только предприятий за рубежом и на Урале.

Громкие декларации и правда жизни

Заявленное РУСАЛом сокращение, по факту, является не столько сокращением, сколько перемещением грязного алюминиевого производства в Сибирь, главным образом, в наш Красноярский край и соседнюю Иркутскую область.

Судите сами:

Красноярский алюминиевый завод: производительность — 950 000 тонн алюминия в год, на недавних публичных слушаниях красноярская общественность проголосовала «за» расширение производства (новый корпус для обкатки экспериментальной технологии инертного анода).  Богучанский алюминиевый завод: прямо сейчас в тайге Нижнего Приангарья достраивается новый промышленный монстр производительностью 600 000 тонн алюминия в год. Дешевая электроэнергия будет идти от другого проекта РУСАЛа – Богучанской ГЭС, которая в этом году наполнит водохранилище под завязку, и, таким образом, некомпенсируемый ущерб от БоГЭС составит около 94 млрд руб.  Тайшетский алюминиевый завод: производительность — 790 414 тонн алюминия в год, после завершения строительства станет третьим по величине алюминиевым заводом в России после Братского и Красноярского заводов.  Тайшетская анодная фабрика: производительность — 870 000 тонн в год, на днях начата процедура оценки воздействия на окружающую среду.  Кроме этого, напомню, на полную мощность трудятся расположенные неподалеку Саяногорский (532 000 тонн алюминия в год), Хакасский (295 000 тонн алюминия в год), Иркутский (529 000 тонн алюминия в год) и Братский (1 000 000 тонн алюминия в год) алюминиевые заводы.  В перемещении производственных мощностей РУСАЛа в Сибирь нет ничего удивительного: рыба ищет, где глубже, а бизнес — где лучше. Красноярский край, последовательно проводящий политику экологического демпинга, здесь один из лучших вариантов.

Завод на Рублевку

Только на территории нашего края могут возникать такие одиозные проекты, как Эвенкийская ГЭС, Енисейский завод ферросплавов или могильник радиоактивных отходов. Только у нас можно построить одну из крупнейших ГЭС страны и не провести экологическую оценку последствий ее строительства. Только у нас можно принимать громкие декларации по экологической политике региона и стремительно опускаться на дно любых более или менее объективных экологических рейтингов.

Рвать Сибирь на куски

Еще раз подчеркну: экологический демпинг и осложнение участия общественности в принятии экологически значимых решений – это сознательный курс нашей региональной политики, а не цепь случайностей и совпадений. Поэтому не случайно, что именно на Красноярском экономическом форуме чиновники и бизнесмены так откровенно говорят о своих планах рвать Сибирь на куски. Вот, например, Гэдди Клиффорд, один из авторов знаменитой книги «Сибирское проклятие: как большевики заморозили Россию» (которая, похоже, для управленцев из Москвы всего последнего десятилетия стала учебником их отношения к Сибири), на КЭФ-2013 заявил прямо и недвусмысленно:  «По моему мнению, у Сибири нет преимуществ в обрабатывающих производствах. Основное — это все же добыча ресурсов. В этом нет ничего плохого — сырьевые отрасли не обязательно являются низкотехнологичными. Самое главное — это население, человеческий капитал. Наибольшее препятствие для развития России — сокращение численности рабочей силы. Этого почти невозможно избежать. Поэтому нет смысла привлекать больше людей в Сибирь — это дорого обходится национальной экономике, а значит, ослабляет ее. Россия должна переложить часть рисков на инвесторов из других стран».

Экология Красноярска

«Инвесторы из других стран» — это, конечно же, в первую очередь Китай. На КЭФ-2013 представители En+ (энергетического подразделения группы компаний Олега Дерипаски) тоже напрямую заявляли о превращении Сибири (читай — Красноярского края) в глобальную промышленную зону и перегораживании Ангары еще одной плотиной – Нижне-Ангарской ГЭС.  (вся стенограмма здесь)

Изменить сложившиеся правила

Опасность заключается не в том, что к нам в регион переедут новые производства из Европы, опасность заключается в том, что все мы, жители Красноярского края, в нынешней ситуации получим только отрицательные последствия от размещения здесь этих предприятий. Из года в год нам говорят о создании новых рабочих мест и новых налоговых поступлениях, — и из года в год качество жизни в Красноярске становится хуже, а жизнь — дороже.

В районах края — аналогичная ситуация. Самый крупный инвестиционный проект нашего региона — проект комплексного развития Нижнего Приангарья — совсем не сделал лучше жизнь местных жителей, он лишь привел к резкому росту благосостояния отдельных лиц, которые, судя по возбуждаемым сейчас уголовным делам, крали десятками миллионов и практически в открытую. Наивно полагать, что с создаваемым сейчас Ангаро-Енисейским промышленным кластером выйдет другая история.

Поэтому главная задача сейчас — изменить сложившиеся правила, включить жителей Красноярского края в обсуждение и процесс принятия экологически значимых решений. Именно в этом должна заключаться главная цель любого экологического движения в нашем регионе, а не в подмене собой функций коммунальных служб по уборке берегов от мусора и благоустройству городского пространства.

Хотя, в принципе, в глобальной промзоне (а точнее, зоне грязных производств, переносимых к нам из Европы) точно так же можно облагораживать улицы и прокладывать красивые велодорожки. Вот только ездить по ним, боюсь, придется в противогазах…

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: , | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.