Красная голгофа

Это не просто какой-то очередной амбициозный проект атомщиков — это самая настоящая битва добра и зла. Битва между жизнью и смертью…

Этот материал пришёл в нашу редакцию из закрытого Железногорска. Его автор — концептуальный аналитик Фёдор Марьясов. Он обратился с просьбой максимально распространить данные материалы по своим знакомым, социальным сетям. «Не стесняйтесь быть надоедливыми и дублировать материал. Помните, это — война. Война за нашу территорию и будущее. Кроме нас самих никто этим заниматься не будет. Мы обязаны победить, и у нас мало времени», — пишет автор. Наша редакция не смогла остаться в стороне и решила опубликовать, как говорится, без купюр этот материал, ведь речь, которая идёт в нём, касается всех и каждого.

О ком звонит колокол?

Сегодня в центре России, под Красноярском, в закрытом городе Железногорске (Красноярск-26) корпорацией «Росатом» реализуется масштабный проект, формирующий условия для беспрецедентной диверсии, способной привести к глобальным последствиям. Причем способов организации рукотворной катастрофы у будущих диверсантов предостаточно. Иначе и быть не может, поскольку реализация ядерного проекта осуществляется в непосредственной близости к миллионному городу, где повсюду расположены незащищенные системы жизнеобеспечения. Но, помимо разрушения ГЭС и прочих стандартных террористических операций, сегодня появляются совершенно фантастические угрозы.

Красноярск-26

Оказывается, российские физики-ядерщики уже несколько лет звонят во все колокола и обращаются во всевозможные правительственные структуры (в том числе и в «Росатом») по поводу того, что к американцам недавно утекла технология, которая позволяет дистанционно вызывать взрыв на ядерных объектах… Вы понимаете, чем вообще это чревато для красноярцев и страны в целом? Спрашивается, зачем это надо — сидеть на пороховой бочке и переживать — а не решит ли кто-нибудь нажать кнопочку. Зачем заведомо ставить себя в такие уязвимые условия?

Если думаете, что кто-то сгущает краски, то предлагаю сначала ознакомиться вот с этой информацией (Обращение физиков-ядерщиков. http://rutube.ru/video/f6b2d13b23f98b1a8e678c755b07e46c/) . А затем послушать одного из авторов этой самой разработки (Острецов, зам. гендиректора ВНИИ «Атоммаш», доктор технических наук. http://www.youtube.com/watch?v=s8aYPPGngnI&feature=share&list=FLdyYHYSs-27UJ9pryt6dipA).

В связи с этим возникает простой вопрос, как долго мы еще будем изображать из себя безмятежных овечек, которых, кроме травки на зеленом лугу, больше ничего не интересует? Если люди сегодня не остановят «Росатом» — завтра они сами и их дети станут заложниками в чьих-то геополитических играх. И это может случиться гораздо раньше, чем кому-то может показаться. За примерами далеко ходить не надо. Уже сегодня по миру происходят террористические атаки на ядерные объекты.

Диверсия в Иране

В последних числах января 2013 года весь мир облетела новость о произошедшем взрыве на ядерном объекте в Иране. Новостные ленты пестрели сообщениями об оставшихся под завалами людях и серьезных разрушениях. Однако спустя несколько дней Иран неожиданно заявил, что никакого взрыва на его территории не было…

Так была или нет диверсия на ядерном объекте в Иране, и каким боком это может касаться России? И, главное, почему Иран, несмотря на такой вал информации, неожиданно стал опровергать факт диверсии? Стоит попытаться разобраться с этим, поскольку, судя по всему, речь идет вовсе не об Иране, а о России…

Прочитайте внимательно информацию вот по этой ссылке («Иранские власти возмутила новость про взрыв на ядерном комплексе» http://lenta.ru/news/2013/01/28/fordow/). А после прочтения ознакомьтесь вот с этой информацией («Иран пожаловался на диверсию на ядерном объекте» http://lenta.ru/news/2012/09/18/blast1/).

Как видите, Тегеран неоднократно обвинял США и Израиль в организации нападений на иранских физиков-ядерщиков и диверсиях, призванных помешать развитию ядерной программы в стране. Спрашивается, что же на этот раз могло подвигнуть Иран пойти в отказку, несмотря на наличие у спецслужб других стран информации об имевшей месте диверсии? Так, может, это Россия вмешалась и попросила Иран об одолжении? Но, казалось бы, какое нам дело до очередной диверсии в Иране? Однако….

Сегодня под Красноярском «Росатомом» реализуется беспрецедентный проект, который способен причинить непоправимый катастрофический урон не только Сибири, но и всей стране. Ставя экономические интересы и сомнительные межправительственные соглашения выше вопросов национальной безопасности страны, «Росатом» собирается сконцентрировать в одном месте (вблизи миллионного города, в центре страны) радиоактивные материалы в объеме, который по своему потенциалу суммарной радиационной опасности превосходит 500 «чернобылей»… Отличная цель для всевозможных геополитических игроков, не правда ли?

Так, может, это «Росатом» попросил своих иранских коллег не поднимать истерию вокруг этой диверсии, чтобы не сорвались его планы под Красноярском? Но что же это за планы? В кругу людей, расследовавших обстоятельства деятельности «Росатома», красноярский ядерный проект получил название «Красная Голгофа».

Последний козырь

Горно-химический комбинат

Сегодня в центре России, под Красноярском, в закрытом городе Железногорске (Красноярск-26) корпорацией «Росатом» реализуется беспрецедентный проект по утилизации оружейного плутония в рамках межправительственного соглашения с американцами. Первые документы по этому соглашению были подписаны еще Борисом Ельциным. С тех пор Россия медленно, но верно движется к ситуации, когда у нее будет отобран последний козырь — стратегический ядерный потенциал. Сегодня мало кто из россиян понимает, что в случае ядерной войны Россия способна нанести поражение своим главным потенциальным противникам лишь по так называемой схеме Сахарова — ядерным цунами. Одними баллистическими ракетами наша страна скоро будет не способна прорвать ПРО противника. Чтобы понять, чем это чревато, посмотрите на то, что происходит сегодня в Сирии. Но для формирования ядерного цунами, способного пройти через материк противника, нужно очень много оружейного плутония… Именно поэтому, начиная с момента развала СССР, ведется интенсивная борьба за окончательное разоружение русских. Запасы оружейного плутония — это сегодня наш единственный способ, чтобы заставить любого считаться с нашими интересами. В этом мире со слабаками не церемонятся. Однако российская элита, видимо, считает иначе. Но в какую же сумму нам обойдется наше собственное разоружение?

Цена «тридцати серебреников»

Предлагаю каждому оценить стоимостный масштаб предстоящего ядерного разоружения России. Примерно за десять лет корпорация «Росатом» в лице своего дочернего предприятия — горно-химического комбината (г. Железногорск) — должна будет утилизировать 34 тонны оружейного плутония. Рынка на этот материал нет, но мы можем прикинуть примерную стоимость, взяв за основу стоимость диоксида плутония. США уже неоднократно покупали на Маяке (г. Челябинск-40) диоксид плутония. Они его используют для создания мини-реакторов для своих космических программ и ПРО. Так вот, наш плутоний они покупают по цене чуть больше одного миллиона долларов за килограмм. При этом у своих компаний НАСА закупает тот же килограмм диоксида плутония в СТО РАЗ ДОРОЖЕ… Просто у них в себестоимость входят экологические издержки. У нас же предпочитают передать экологические проблемы будущим поколениям. Это официальные данные, которые легко проверяются. Теперь просто прикиньте, в какую стоимость американцам обошлась бы покупка 34 т оружейного плутония у самих себя — общее количество умножьте на миллион, потом еще на 100 и получите… 3,5 триллиона долларов… ТРИ С ПОЛОВИНОЙ ТРИЛЛИОНА ДОЛЛАРОВ!!!

Для того чтобы русские превратили в прах такую астрономическую стоимость (создание которой легло на плечи советских людей и экологические издержки нынешних и будущих поколений), американский Госдеп раскошелился аж на целых 400 миллионов долларов. Ну и правительство РФ не осталось в стороне — из бюджета оно подкинет 2,5 миллиарда баксов. Чувствуете виртуозность сделки?! Ничего подобного в истории человечества еще не было… Такова цена нашего равнодушия…. Да, чуть не забыл про «500 чернобылей» красноярцам под бок в виде ядерного могильника — персональный «киндер-сюрприз» от «Росатома». Так сказать, за помощь в разоружении и сдачу территории. Ну а как вы хотели — сделка с дьяволом за тридцать серебреников еще никого счастливым не делала…

«Подарок» для детей

В рамках реализации беспрецедентной программы «Росатома» в Красноярске запланировано строительство ядерного могильника, в котором будут сконцентрированы высокотоксичные радиоактивные отходы в объеме, по радиационной опасности сопоставимом с более чем 500 «чернобылями».

Некоторые красноярцы, железногорцы и жители соседних населенных пунктов искренне считают, что ядерный могильник будет от них где-то далеко… Подавляющее большинство об этом не знают вообще ничего. Но вы можете полюбоваться сами, какой ядреный «киндер-сюрприз» приготовил для них и будущих поколений «Росатом»… Вот координата, введите ее в Гугл и посмотрите, насколько это близко к вам — 56.164671, 93.834229. А вот ссылочка на картинку со спутника. «Киндер-сюрприз» отмечен буквой «А» — http://goo.gl/maps/HE3Nt (ИНФОРМАЦИЯ ВЗЯТА ИЗ ОТКРЫТЫХ ИСТОЧНИКОВ).

Ядерная опасность

Будущий могильник будет располагаться в довольно живописном месте. Вне огороженной территории ЗАТО Железногорск (Красноярск-26), т. е. туда сегодня может проехать любой желающий. Это недалеко от двух детских лагерей: «Горный» и «Орбита». «Орбита» вообще будет от него очень близко. Кстати говоря, лагерь «Горный» теперь уже принадлежит Красноярскому краю. И в «Орбиту» тоже часто завозят красноярцев, проводят какие-то краевые детские слеты. Другими словами, это дело уже касается не только железногорских деток, но и дети жителей края (дети, внуки, правнуки) там могут оказаться однажды…

Могильник будет располагаться за большим массивом дач железногорцев. Выращенные на них овощи и фрукты иногда попадают на рынок. В самом ущелье весной идет массовый сбор черемши, а летом собирается столько грибников, что машины идут непрерывным потоком. Это же рядом с городом и дачами, вот люди и едут на выходные, чтобы отдохнуть. Кто на шашлыки, кто по грибы-ягоды. Вдоль всего ущелья течет ручей, в который собирается вода с окружающих гор. Вот этот самый район и носит таинственное название «Нижнеканский горный массив». Если бы железногорцам вместо этих мудреных слов сказали по-простому: «Эй, народ, а могильник-то будет в ущелье» — уверен, многие бы просто потеряли дар речи…

Ящик Пандоры

Кстати, люди не отдают себе отчета в том, что расположение такого объекта вблизи миллионного города, где повсюду расположены незащищенные системы жизнеобеспечения — это отличная цель для террористов и всевозможных любителей геополитических игр. Если всю эту радиоактивную заразу разом поднять на воздух, то не только на Красноярском крае можно будет поставить крест, но и на всей Российской Федерации… От такого удара страна вряд ли оправится.

Сам могильник будет выполнен незатейливо и с минимальными затратами. По-другому и быть не может, когда к людям относятся, словно к аборигенам завоеванных территорий. Сначала в горной выработке на стеллажах разместятся бочки с ВАО и САО (высоко- и среднерадиоактивные отходы). За ними понаблюдают некоторое время, а потом тупо зальют цементом на веки вечные. И будут лишь с поверхности измерять температуру (вдруг ядерный процесс начнет развиваться), для чего оставят специальные шахты. А что там будет происходить внутри — одному богу известно. Вот такой подарочек мы оставляем будущим поколениям… Но кто знает, может, и ныне живущим придется отхлебнуть отравы из этой чаши. Жизнь — штука мудрая. Сказано же: что сеешь, то и жнешь…

Справедливости ради надо сказать, что у американцев тоже стоят проблемы захоронения ядерных отходов, только, в отличие от нас, они собираются это делать в Нью-Мексико — в гористой безжизненной пустыне, родине «чингачгуков». Вот и сравните, и оцените, за кого принимает людей наш горячо любимый «Росатом»…

Еще раз внимательно взгляните на метку на карте и ответьте на простой детский вопрос: а вы действительно любите свою страну? Если любите, знайте — сгущаются грозовые тучи. Нужно остановить безумный проект «Росатома». Но сделать это могут лишь простые добрые люди. Никто больше. Чиновники и политики сами оказались заложниками предыдущих непродуманных решений. Сейчас они действуют уже по инерции. Только вы, и больше никто, можете остановить ядерный голем…. Это не просто какой-то очередной амбициозный проект атомщиков — это самая настоящая битва добра и зла. Битва между жизнью и смертью. На земле наших предков, на нашей земле, на земле, которую мы по закону жизни обязаны передать детям. Какое наследство мы им оставляем?

«Росатом» надо остановить!

— Корпорация «Росатом» объявила конкурс на право строительства в Железногорске опытно-демонстрационного центра (ОДЦ) по переработке отработавшего ядерного топлива. Что можешь сказать содержательного по этому поводу?

— Буквально на днях разговаривал с людьми, которые непосредственно участвуют в этом проекте. Задал им тот же самый вопрос. Хотел убедиться, насколько они понимают то, чем собираются заниматься. В итоге чуть не поругались, а после разговора на душе остался тяжелый осадок. Лишний раз убедился в том, о чем неоднократно повторял в социальных сетях — масштаб и задачи реализуемого на ГХК проекта плохо себе представляют даже основные его участники… В это трудно поверить, но это так. Чего же удивляться и пенять на железногорцев за то, что они дружно голосуют за предложения «Росатома»? Про красноярцев вообще молчу, достаточно посмотреть, как освещают эту тему в СМИ, чтобы понять — у людей в голове каша.

— У тебя есть возможность ликвидировать этот пробел. Излагай свою версию.

— Разумеется, каша в голове обывателя возникла не сама собой. Штатные и привлеченные пиарщики постарались от души. Не случайно на ГХК набирали людей с опытом политических избирательных кампаний. Ребята качественно выполнили свою работу. Отполировали имидж комбината так, что даже телестудия на местном «12-м канале», выполненная в виде логотипа «Росатома», смотрится как само собой разумеющееся. Только кто в итоге от этого выиграл? На главной странице официального сайта горно-химического комбината размещена жизнеутверждающая фраза: «ГХК — социально ориентированное предприятие». Геббельс нервно курит в сторонке. Лицемерие за пределами здравого смысла. Типичный колониальный подход к местным жителям прикрывается красивыми лозунгами. Фальшь, сокрытие информации, манипулирование общественным мнением, подмена понятий, откровенный подкуп СМИ, технологии политического пиара, а местами откровенная ложь — это характерный почерк наших атомщиков. Ничему Чернобыль с Фукусимой никого не научили.

— А если поменьше эмоций и больше конкретики. В чем проблема-то?

— Основная проблема жителей заключается в том, что они плохо понимают, о чем идет речь, когда слышат фразы типа «отработавшее ядерное топливо» и «радиоактивные отходы». Как результат — они не могут различить, когда им говорят про хранилище и переработку ОЯТ, а когда про ядерный могильник РАО. Это совершенно разные объекты, они даже территориально разнесены. «Росатом» сегодня вознамерился реализовать чрезвычайно масштабный проект. Это вывод из эксплуатации предприятий ГХК, работавших раньше на оборонку. Там накопилось большое количество радиоактивных отходов, которые нужно куда-то девать. Это реконструкция «мокрого» хранилища облученных тепловыделяющих сборок (ОЯТ) и строительство «сухого». Это создание мокс-производства по изготовлению топлива для АЭС на быстрых нейтронах. Это утилизация оружейного плутония и строительство экспериментального производства по переработке ОЯТ. И, наконец, «Росатом» вознамерился под боком у красноярцев построить ядерный могильник РАО, в котором со временем будут сконцентрированы высокорадиоактивные отходы (ВАО) в суммарном объеме, превышающем 500 «чернобылей». Многие животные не гадят вблизи своих жилищ, но мы же люди — нам, видимо, можно. Кстати, у нас есть отличная возможность сравнить подходы по утилизации РАО в США с нашими. В Южной Каролине расположен ядерный комбинат Саванна-Ривер. Это антагонист ГХК, там ковалось оружие для американского ядерного щита. Так вот, там тоже решают задачи по утилизации ВАО, точно так же остекловывают их и запихивают в герметичные контейнеры. Но, в отличие от нас, они эти контейнеры планируют хоронить в штате Нью-Мексико. Не поленитесь и взгляните на карту — посмотрите, где это находится и что это за штат. Тогда вам станет понятно, за кого считают красноярцев в «Росатоме». Нью-Мексико — это гористая безжизненная пустыня, родина апачи, команчо и навахо.

— С могильником более-менее все ясно, а вот ОДЦ — это хорошо или плохо? Какие возможны угрозы и что вообще это за зверь-то такой?

— ОДЦ — это экспериментальное производство, фактически завод по переработке мусора. На вход поступает ОЯТ, там его дробят и разделяют на фракции. На выходе должно получиться сырье для мокс-производства (диоксиды урана и плутония) и всякая сопутствующая полезная и бесполезная бяка. Поскольку завод на поверхности, а в его технологической цепочке будет циркулировать плутоний, то теоретически вероятность крайне неприятных последствий всегда есть. Единственно, ядерного взрыва не получится, а вот вариант Фукусимы вполне возможен. Прошляпит контроль, скопится в каком-нибудь месте «нехорошая активная кучка», разогреется и — может получиться тепловой взрыв с выбросом радиации… Кроме того, поскольку при переработке ОЯТ будут образовываться РАО, то еще одной функцией ОДЦ будет их утилизация. ВАО будет замешиваться в кварцевом стекле и запаиваться в бочках из нержавейки. А остальные РАО будут конденсироваться, заливаться цементом в специальных емкостях. В США на Саванна-Ривер точно такая же технология. Пока не запустится могильник, законсервированные РАО будут храниться на ОДЦ. Тоже безобразие, конечно. Долбанет метеорит, как в Челябинске — прямо по цеху хранения РАО, — и будем потом собирать в окрестностях Красноярска чудо-грибы да охотиться на всяких мутантов.

— Банальный вопрос: что делать?

— Последнее время все чаще убеждаюсь в том, что проект «Росатома» формирует условия для беспрецедентной катастрофы. Будет ли это теракт или техногенная катастрофа — не важно. Важно другое — вблизи Красноярска нет безопасных условий для реализации этого проекта. Условий нет! Закладывать ядерную мину в месте, где кругом незащищенные коммуникации жизнеобеспечения, — это безумие. Для меня ясно одно — «Росатом» надо остановить. Кстати говоря, изучая эту тему, лично для себя я пришел к выводу, что весь этот проект — декорация. Нас подтолкнули к этому американцы. Для них главное, чтобы мы любыми путями избавились от стратегических запасов плутония. Они эту веревку плетут еще с момента развала СССР. Надо же отдавать себе отчет, что мы добровольно отказываемся от единственной козырной карты. В ядерной войне мы способны нанести поражение противнику лишь по схеме Сахарова — ядерным цунами — больше ничем. Скоро американцы закроют свое небо ПРО и устроят нам «а ля Сирия». В этом мире со слабаками не церемонятся. А для ядерного цунами нужны большие запасы оружейного плутония. Так что игра-то геополитическая, а не какой-то там мирный атом. По результатам деятельности ОДЦ будут рассматривать вопрос запуска полномасштабного производства — завод «РТ-2». По планам, это не раньше 2022 года. Почему так долго? Да потому, что один алкоголик, оказавшийся в президентском кресле, в свое время подписал соглашение об утилизации плутония (СОУП), по которому Россия обязалась ликвидировать 34 т оружейного плутония. Цена вопроса 2,5 миллиарда долларов. Сначала советские люди затратили астрономические деньги на производство этого плутония, загадили среду обитания, а теперь еще придется заплатить, чтобы добровольно от него избавиться. Щедрые заокеанские друзья даже 400 млн пообещали дать ради такого дела. Как говорится, убейте себя сами и закопайте. Так вот, на ликвидацию 34 т плутония через производство мокс-топлива как раз потребуется около 10 лет. И пока мы его не ликвидируем, ОЯТ в полной мере перерабатывать мы не можем.

В продолжение темы

Друзья, мне в личку прислали сообщение о том, что до некоторых товарищей только сейчас стало доходить, что могильник РАО и хранилище ОЯТ — это разные вещи. В таком случае я еще раз кратко расскажу, что есть что. Итак. Хранилище ОЯТ — это так называемый завод ИХЗ на Горно-химическом комбинате в Железногорске, состоящий из двух хранилищ ОЯТ: «мокрого» и «сухого». ОЯТ — это отработавшее ядерное топливо, которое в реакторах на АЭС использовалось для получения тепла. ОЯТ правильнее называть «облученное ядерное топливо», именно так его чаще всего и называют в различных официальных документах. Почему облученное, а не отработавшее? Все просто, тепловыделяющие сборки, содержащие ядерное топливо, вырабатываются на АЭС не до конца, а лишь частично (обычно процентов на 30% и меньше). Это делается для того, чтобы избежать проблем с радиацией. Чем сильнее вырабатывается тепловыделяющая сборка, тем сильнее ее радиоактивность. Поэтому и вырабатывают их частично. Так возникает ОЯТ. Который вначале выдерживается на АЭС в специальных емкостях, а потом перевозится в Железногорск, где хранится в специальном водном бассейне — «мокрое» хранилище — или в «сухом» хранилище, где непрерывно выделяющуюся температуру тепловыделяющих сборок (ядерная реакция-то продолжается) остужают воздушной струей. Вот это и есть — хранилище ОЯТ, которое располагается на промышленной площадке ГХК в Железногорске.

В настоящий момент ГХК приступает к строительству экспериментального завода по переработке этого ОЯТ — так называемого ОДЦ — «опытно-экспериментального центра». ОДЦ также будет построен на промышленной площадке ГХК в Железногорске. На этом ОДЦ, который планируется запустить к началу 2016 года, будут отрабатываться технологии переработки ОЯТ. В ходе этой переработки ядерное топливо пройдет очистку от радиоактивной составляющей и будет отправлено в виде диоксида урана и плутония на производство мокс-топлива. Завод по мокс-производству располагается под землей, на площадях бывшего Радиохимического завода, который раньше и выделял оружейный плутоний. Первоочередной задачей мокс-завода будет утилизация 34 тн. оружейного плутония. Так вот при переработке ОЯТ будут образовываться радиоактивные отходы, которые будут доводиться до твердого состояния и замешиваться в расплавленном кварцевом стекле. Так специалисты ГХК намереваются связать опасные вещества, чтобы не дать им в дальнейшем распространиться. Ничего нового в этой технологии нет, применяется она уже давно — как у нас на Маяке, так и в США. Остеклованное РАО будут заливать в металлические бочки и вывозить (ВНИМАНИЕ!) за пределы Железногорска — в ущелье, в 25 км от города, где разместят их на стеллажах в горной выработке.

Вот это и есть тот самый могильник РАО в «нижне-канском горном массиве», о котором я тут постоянно распинаюсь. Т.е. еще раз обращаю внимание — могильник РАО будет располагаться вне огороженной зоны Железногорска. Там в отличие от промышленной площадки ГХК нет воинской части, которая его бы охраняла. В непосредственной близости два детских лагеря, дачный массив железногорцев. От могильника до Уяра — 45 км. До Красноярска чуть больше 50 км.

Сегодня доступ на территорию будущего могильника свободный. В могильнике постепенно планируется захоронить такое количество отходов, которые в сумме по общей радиоационной опасности превосходят 500 «чернобылей». При осуществлении диверсии на таком объекте — территория вокруг могильника на многие десятки и сотни километров станет непригодной для жизни в принципе. К слову, в США такой же могильник планируется организовать в безжизненной пустыне — вдали от промышленных и густозаселенных районов.

Справка

Саванна-Ривер (англ. Savannah River Site) — предприятие, занимающееся хранением, дезактивацией и переработкой радиоактивных отходов. Расположено в штате Южная Каролина, неподалеку от реки Саванна, в 40 км от города Огаста (штат Джорджия). Построено в 50-х годах XX века, первоначально в качестве завода по выработке, обогащению и очистке радиоактивных материалов для производства ядерного оружия. В настоящее время является головным предприятием по утилизации оружейного плутония и производству мокс-топлива.

Саванна-Ривер

В США ядерный могильник планируют делать в Нью-Мексико, в гористой пустыне — родине апачи, команчо, навахо.

Утилизация плутония будет происходить в соответствии с соглашением Бориса Ельцина и Билла Клинтона от сентября 1998 года — так называемым соглашением СОУП. Россияне обязались уничтожить 34 т оружейного плутония.

Общий вклад США в российскую часть программы составит 400 миллионов долларов. Россия, в свою очередь, потратит на утилизацию своего плутония не менее 2,5 миллиарда долларов.

Официальный сайт ГХК: производство мокс-топлива является одним из приоритетных направлений развития ФГУП «ГХК» на ближайшие четыре года. В декабре 2014 года на производственной площадке ФГУП «ГХК» должно быть создано производство ТВС с мокс-топливом для обеспечения подпитки активной зоны реактора БН-800. В контексте создания ЯТЦ это позволит использовать плутоний в ядерно-топливном цикле.

К 2022 году, по результатам исследований на ОДЦ, должны быть выданы исходные данные, на основании которых будет принято решение о сооружении полномасштабного производства по переработке ОЯТ, завода «РТ-2».

MOX-завод в Саванна-Ривер начнет работу в 2016 году. Первые коммерческие поставки уран-плутониевого топлива для американских АЭС запланированы на 2018 год.

Общие запасы плутония оружейного качества в Соединенных Штатах составляют порядка 100 тонн.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: , , | 6 комментариев

Комментарии (6)

  1. Всё это драматично, но что делать с оружейным плутонием? Есть ли другие предложения, кроме переработки в формы пригодные для реакторов на быстрых нейтронах. Кстати, американцы свои 50 тонн тоже будут перерабатывать на действующих производственных площадках. Конечно, мы патриоты своего места проживания, но где тогда делать отстойники? Пустынных мест предостаточно, но средств на такое обустройство в бюджете не наскребётся. Хватит на Сочи и саммита АТЭС.

    • Нам, ныне живущим, важно понять одну простую вещь — мы не имеем права уничтожать то, ради чего два поколения советских людей потратили свои жизни. Мы просто не имеем на это никаких прав. Это рубеж, который сдавать нельзя ни при каких обстоятельствах. Иначе потомки нас проклянут. Первый спутник, Гагарин, луноход, орбитальная станция «Мир» и многое, многое другое — неужели бы мы не смогли изготовить эти автомобили, сотовые телефоны, телевизоры, холодильники и пр. и пр.? Наш челнок «Буран» слетал в космос, вернулся обратно и благополучно приземлился в автоматическом режиме… Неужели бы мы не смогли сшить эти тряпки, изготовить жвачки и разгадать секрет кока-колы?… Да запросто! Но почему же тогда это не было сделано?… Да просто другие цели стояли перед обществом. Была холодная война. Война, которую, считается, что мы проиграли. Вся страна напрягалась изо всех сил. Экономили на быте, помогали другим. Что-то делали неправильно, слишком мало думали о простом человеке — это так. Но что однозначно могу сказать, просто как свидетель того времени, — тогда думали об обществе… Наши американские друзья уже двадцать лет вьют свою веревку по стратегическому разоружению русских — спят и видят, когда у нас вырвут последний ядовитый зуб. В этом году закончилась программа по утилизации 500тн оружейного урана. Все, этот материал уже ушел безвозвратно — на обеспечение благополучия американского обывателя. Кто-то пытается это оправдать, мол, иначе бы рухнула атомная отрасль, несколько десятков тысяч человек были бы поставлены на грань выживания… Но сколько мы получили за уничтожение стратегического потенциала страны? 10-12 млрд. крашенной зеленой бумаги. Я не поленился и посчитал, исходя из себестоимости изготовления 100-долларовой купюры — ориентировочно 12тыс долларов…. Это то, во что реально обошлась американцам эта сделка века (именно так ее и назвали)… А сколько наше общество затратило на создание этого потенциала?… Несколько ТРИЛЛИОНОВ долларов… Есть оценки, что до восьми триллионов. Вы только представьте себе масштаб… И это были реальные деньги, реальные судьбы людей и атомных городов… Ничего подобного в истории не было, нет и вряд ли когда будет. Мы сделали это добровольно… И вот теперь наша страна в лице железногорцев собирается совершить очередной акт глобального суицида — уничтожить 34тн. оружейного плутония. Вся эта декорация в Железногорске под видом крутого ядерного проекта и придумана только для одной цели — отобрать у русских ядерную дубину. И если это случится, то последствия этого вы увидите еще при своей жизни. Пусть вас не вводят в заблуждение эти несчастные «тополя» — это цели для американской ПРО, ее не случайно подтянули к нашим границам. Геополитический пазл уже давно сложен. Все, что нужно нашим заокеанским друзьям — это чтобы мы любыми путями уничтожили сам материал. Второй раз мы его уже никогда не сделаем. Лишимся стратегического потенциала — добро пожаловать в реальность «а ля Сирия». Вот исходя из этого и надо оценивать все происходящее. Понятно, что мы сейчас не можем вот взять просто так и не дать утилизировать плутоний. Даже требовать этого в открытую тоже нельзя. Как мне сказали представители от Росатома: «за это просто оторвут голову». Поэтому надо давить на звенья технологической цепочки. Запрет строительства могильника РАО создает проблемы для РТ-2. Протест против мокс-производства и ОДЦ может не дать запустить утилизацию оружейного плутония и т.п. В любом случае, надо хотя бы тянуть время, надо хотя бы попытаться… А что касается, например, вопроса, где взять деньги на вынос могильника РАО за пределы края или скопления населенных пунктов, то они есть. Не та сумма, чтобы ломать голову. Росатом действует просто — по принципу наименьшего сопротивления. Мы не требуем — они не чешутся. Скажем твердое «нет» — они уйдут.

  2. Вопрос к патриотам по существу: какие предложения по утилизации плутония, какие площадки и какая география размещения? Критиковать любое мероприятие можно, но не мешало бы дать конструктив.

  3. а зачем вообще уничтожать оружейный плутоний? ему в оружии плохо?

  4. Утилизация оружейного плутония — это продолжение общей программы по разоружению страны. В этом году заканчивается программа ВОУ-НОУ, по которой 500 тонн российского оружейного урана было отправлено на благо американской экономики. Ориентировочная стоимость похеренного урана составляет 8 триллионов долларов. Теперь дошла очередь до оружейного плутония. Под видом мокс-производства должно быть отправлено коту под хвост 34 тонны уникального стратегического материала, на производство которого 50 лет горбатился весь СССР — вторая супердержава мира. Думаю, что ни у кого нет сомнений, что воспроизвести эти стратегические материалы мы в ближайшее время уже не сможем. Дороги не в состоянии отремонтировать, куда уж там плутоний наработать. Отсюда напрашивается простой вывод: оружейный плутоний нужно оставить в покое. У него полураспад 24 тысячи лет — может полежать до лучших времен. А заодно и для потенциального противника хороший аргумент. Вот было бы, к примеру, у Ливии пару десятков килограмм плутония и никакого «чистого неба» проводить никому бы не захотелось. Так что пусть плутоний лежит и ждет своего часа — новых технологий по его эффективному использованию, либо применению по назначению. Что касается выбора площадки для размещения ядерного могильника, то все предельно просто: достаточно объявить тендер, и вопрос решится моментально. ОАО «Красноярскгеологии» потребовалось всего два года, чтобы найти площадку на обочине. Нашли один раз, найдут и второй — подальше от населенных пунктов. У нас самая большая территория, две трети которой незаселенные либо малозаселенные.

  5. Pingback: CORVUS Company - »Росатом» поразит мир Центром переработки ОЯТ

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.