Компас для вашего корабля

На этапах оказания медицинской помощи человек из группы условно-здоровых людей переходит в категорию больных хроническими заболеваниями…

Книга «Ятрогении — феномен привнесённого невроза» решает главную сверхзадачу — создаёт единое информационное пространство здравомыслия.

Дефицит совести не лечится

В Красноярске ограниченным тиражом вышла книга доктора-психотерапевта Михаила Исаева «Ятрогении — феномен привнесенного невроза». Почти 20 лет назад увидела свет книга из этой серии «Травматизация психики человека на этапах оказания ему медицинской помощи…». Анонсируя нынешнее издание, кандидат медицинских наук, доцент кафедры психиатрии, психотерапии и наркологии Новокузнецкого государственного института усовершенствования врачей Виктор Кубасов пишет: «Насколько подобные работы нужны сегодня? Казалось бы, уровень информированности людей многократно возрос, а с созданием и развертыванием Интернета интересующиеся своими заболеваниями пациенты могут найти ответы на любые вопросы. Но, как ни странно, все получилось с точностью наоборот. У моряков есть самый важный прибор, называемый компас, позволяющий точно определить курс корабля, и, если ему точно следовать, можно уверенно достичь заданной цели. Так вот, в море информации подобный компас жизненно необходим, причем не только пациентам, но и врачам, и клиническим психологам. Именно эти специалисты являются главными ответственными за информационно-психологическую безопасность пациентов, иначе уровень ятрогений (или в другом написании — иатрогений) многократно возрастет. И эта книга может служить таким точным и надёжным компасом, помогающим ориентироваться в «карте внутреннего мира» пациента.

Михаил Исаев

Насколько значимыми бывают даже случайно произнесенные слова врача, которому пациент доверяет? Со студенческих лет помню историю из книги К. К. Платонова, одного из основоположников отечественной клинической психотерапии. Пожилая женщина пришла на приём к молодому терапевту. Желая её подбодрить, врач сказал: «Мы с тобой, бабушка, в один день умрём». Через неделю женщина снова пришла на приём и узнала, что этот доктор сегодня утром скоропостижно скончался. С возгласом «а как же я?» больная тут же умерла.

К сожалению, до сих пор приходится встречаться с вопиющими нарушениями всех принципов, казалось бы, со студенческой скамьи известной дисциплины, называющейся «врачебная этика и медицинская деонтология». Кстати, похожая дисциплина преподается и в медицинских училищах… И, тем не менее… Наверное, это всё же потому, что существует реально такая этическая категория, как совесть. И её дефицит, к сожалению, не лечится!

На Руси издавна были два основных вопроса — «кто виноват» и «что делать». И, похоже, ответ на второй вопрос в настоящее время важнее. Именно этому и посвящена предлагаемая читателю книга».

Люди в масках

Я не люблю ходить в поликлиники. И в моём ближайшем окружении нет ни одного человека, которому бы нравилось пребывание в медицинских учреждениях любого типа. Только в детской сказке про Айболита можно увидеть улыбающегося пациента. У людей, вошедших в поликлинику, моментально меняются лица. Они становятся похожими друг на друга. В очередях к врачам на скамейках и стульях сидят люди в масках, ушедшие в собственные переживания. Эти маски демонстрируют отчуждённость от реального мира, боль и тревогу, страх и безнадёжность, горе и печаль, заботу и отчаяние… Всем своим видом — позой, мимикой, глазами — эти люди безмолвно кричат: «Мне плохо!».

Почему?! Может быть, потому, что они пришли в БОЛЬницу, или полубольницу (полУклинику)? Может быть, стоит назвать больницу здравницей, и всё изменится? К сожалению, не всё так просто…

Впервые с проблемой ятрогений я познакомился в 1996 году. Я ехал в командировку и на железнодорожном вокзале в зале ожидания поезда подошёл к книжному лотку. Мой взгляд зацепился за тоненькую сорокастраничную книжицу. Привлекла она моё внимание названием. Оно было непривычно длинное и, как мне показалось корявое — «Травматизация психики человека на этапах оказания ему медицинской помощи — дополнительный фактор перехода из группы условно-здоровых людей в группу больных хроническими заболеваниями».

Я задал себе вопрос, в какой из этих двух групп я нахожусь? Я купил книжицу и в командировке прочитал её. Причём несколько раз начинал, останавливался и откидывал в сторону, и снова продолжал читать. Информация, изложенная в книжице, для меня, человека, занимающегося техникой и экономикой, оказалась неожиданно близкой и понятной.

Оказалось у меня есть заболевание, о котором я не знал, — ЯТРОГЕНИЯ. Оказалось, что за время лечения в поликлинике, в стационаре, в санатории или на курорте у человека в голове накапливается до нескольких тысяч вопросов, на которые он не получает ответов. И возникает психическая ятрогения. Эти вопросы становятся содержанием внутреннего диалога человека на многие годы и калечат его психику и подрывают его физическое здоровье. А мне, в общей сложности, несколько сотен дней пришлось пребывать в стенах всевозможных лечебниц…

Имя автора тогда ничего мне не говорило. А через несколько лет, работая в общественной организации над программой противодействия наркотикам, мне довелось познакомиться и с автором — М. Ю. Исаевым, который как раз готовил к изданию книгу «Язык подсознания». К тому времени у него уже вышло в свет более десятка книг, и в дальнейшем в рамках этой программы нам удалось издать ещё несколько. Это «Выход из наркотического тупика», «Оберег» и другие.

Прошло почти двадцать лет, многое изменилось — в стране работает страховая медицина, компьютерная запись на приём к врачу. Однако лица в поликлиниках всё те же — в масках. Изменился и взгляд на сами ятрогении. Недавно прочитал — дама захотела убрать лишний вес, и добрый врач сделал операцию, удалил ей часть тонкого кишечника. Дама умерла. Сегодня её диагноз называется ятрогения — повод для судебного разбирательства. Я пролистал доступную в Интернете литературу, к сожалению, нигде не говорится о внутреннем диалоге пациента. Приведу выдержку из одного обзора по ятрогениям

Основной диагноз — ятрогения

«…На современном этапе, когда агрессивность терапии часто превосходит тяжесть течения болезни, проблема ятрогений вышла на новый виток развития. Согласно Международной классификации болезней, любой патологический процесс, возникший в результате медицинского мероприятия, является ятрогенией. С целью унификации учета, сопоставлений и задач статистического анализа предложено классифицировать ятрогении по причинному признаку: медикаментозные, инструментально-диагностические, хирургические, наркозно-анестезиологические, трансфузионно-инфузионные, септические, профилактические, информационные и др. Предлагается включать в число ятрогений и некоторые случаи расхождений прижизненного и посмертного диагнозов, а также случаи поздней диагностики, если они повлияли на исход заболевания.

Значительную долю ятрогенной патологии составляют побочные эффекты лекарственной терапии, которые регистрируются у 10-20% госпитальных больных. По определению Всемирной организации здравоохранения к побочным эффектам здесь относится «любая реакция на лекарства, вредная и нежелательная для организма, которая возникает при его использовании для лечения, диагностики и профилактики заболевания». По патогенезу побочные действия лекарственных препаратов разделяют на следующие группы:

1. Сопутствующие нежелательные фармакологические действия.

2. Токсические действия.

3. Аллергические реакции.

4. Лекарственная зависимость.

Лекарственные средства могут индуцировать резистентность к проводимой терапии, способствовать возникновению суперинфекции, а также провоцировать возникновение нового заболевания. Накоплены данные, свидетельствующие о высокой гепато- и нефротоксичности многих препаратов, известна энцефало- и нейротоксичность ряда лекарственных средств. В последние годы установлена остео- и миелотоксичность некоторых антибиотиков и психотропных препаратов, применение которых сопровождается развитием агранулоцитоза и апластической анемии. Особое положение ятрогения приобретает как факт нанесения вреда больному с точки зрения возможного судебного иска к медицинским учреждениям. Сегодня в условиях действия Закона «О защите прав потребителей» и развития медицинского страхования медицинские ошибки и ятрогении требуют более тщательной верификации. В связи с этим важно уметь определять квалификационный и категорийный статус ятрогенных процессов, а также устанавливать их количественные и качественные характеристики, что требует четкой систематизации ятрогений не только по категориям и причинам, но и по особенностям развития. В связи с этим необходимо не только точно определить место данной патологии в диагнозе, но и обеспечить ее кодирование для статистического анализа.

Существующие методические установки рекомендуют выставлять ятрогению в качестве основного заболевания при наличии дефектов в проведении медицинских манипуляций, а также при оказании медицинской помощи по поводу ошибочного диагноза или при косметических операциях.

Ятрогенные процессы классифицируются как осложнения основного заболевания, если лечебные мероприятия признаются правильными и обоснованными. В то же время ряд ятрогений всегда выносится в диагнозе в рубрику основного заболевания: смертельные осложнения диагностических мероприятий и вакцинации, дисбактериоз и суперинфекция, анафилактический шок и другие аллергические реакции, послужившие причиной смерти, смерть от наркоза и т. д.

Ятрогении

Эти позиции и их оценка доступно разъяснены в методическом пособии В. В. Некачалова в виде деления ятрогений на категории.

Ятрогении I категории — патологические процессы и реакции, патогенетически не связанные с основным заболеванием или его осложнениями и не играющие существенной роли в танатогенезе.

Ятрогении II категории — патологические процессы, реакции и осложнения, обусловленные медицинскими воздействиями, выполненными правильно и по обоснованным показаниям. Ятрогении этой категории не имеют прямой патогенетической связи с основным заболеванием или его осложнениями и не всегда могут быть четко отграничены от осложнений, связанных с индивидуальными особенностями и состоянием пациента.

Ятрогении III категории — патологические процессы, обусловленные неадекватными, ошибочными или неправильными медицинскими воздействиями, явившиеся причиной смерти. Они оцениваются в диагнозе как первоначальная причина смерти (основное заболевание).

С точки зрения медико-страховой оценки, предлагается все ятрогенные ситуации классифицировать по трем вариантам: несчастный случай, реализованный риск, медицинская ошибка. Последнюю, в свою очередь, предлагается рассматривать как заблуждение, упущение, небрежность. При этом нельзя отождествлять понятия «ятрогения» и «врачебная ошибка», поскольку первая часто является запрограммированным элементом медицинского вмешательства. Однако когда причиной ятрогении являются неосторожные или неправильные действия медицинского персонала, она трактуется как медицинская ошибка.

Согласно данным зарубежной литературы, на долю ятрогений приходится до 10% госпитальной летальности, а их общая частота достигает 20%. В отечественной литературе до последнего времени широкого анализа ятрогений не проводилось. Их доля в качестве основных заболеваний по материалам патолого-анатомических вскрытий в России за последние 5 лет составила менее 1%. По данным департамента здравоохранения Москвы такие процессы регистрировались в среднем с частотой 0,56%, а в Санкт-Петербурге — 0,24%. Общая частота встречаемости ятрогений в валовом секционном материале также невелика. В Москве за 2000-2004 гг. она составила 2,9%, а в среднем по России — 1,4%. Эти данные противоречат мировой статистике. Специальные исследования показали, что общее число ятрогений в лечебных учреждениях составляет 25-45%…».

Вместе — по тупикам и лабиринтам

Меня лично не устроили подобные «посмертные» подходы к здоровью. Именно поэтому я профинансировал первое издание обсуждаемой монографии. Автор монографии говорит только о психической ятрогении. Она присутствовала у каждого из обследованных и пролеченных с 1992 года по 1996 год и с 2005-го по 2009 год соответственно 376 и 1328 пациентов-инвалидов. И эта ятрогения, по мнению автора, является главной причиной инвалидизации этих людей. Монография «Ятрогении — феномен привнесённого невроза» подробно освещает формирование ятрогений, последствие и методики лечения этого самого распространённого невроза.

Детально анализируются причины, характерные проявления и динамика привнесённых невротических состояний. Описан широкий спектр методических приёмов, техник и коррекционных упражнений, позволяющих за короткий промежуток времени выявить и подключить для решения этой актуальной медицинской проблемы внутренние резервы человека; применить специальную медицинскую программу, не требующую от официального здравоохранения значительных медицинских затрат.

Подробно описан наиболее важный аспект внутренней картины болезни — внутренний диалог пациента. Это позволяет специалисту пройти вместе с больным те психологические лабиринты. И тупики, которые возникают на его пути от условно здорового человека до больного хроническим заболеванием. А когда медицинский работник сможет войти в субъективный мир пациента, по-новому взглянет на стандартные лечебно-диагностические ситуации глазами больного, почувствует даже и не высказанные, но эмоционально значимые проблемы его внутреннего диалога, он сможет помочь разрешить их. При этом существенно уменьшается психологическая скотома, мешающая врачу всестороннему восприятию больных и эффективному взаимодействию с ними.

Впервые доступным для рядового читателя языком, точно и абсолютно научно описаны как лингвистические вербальные структуры, так и широкий параметр невербального поведения (позы, мимика, жесты, движения) у пациентов с ятрогениями.

К сожалению, у нас отсутствует возможность для издания этой актуальной книги на иностранном языке, не говоря уже о простом увеличении тиража. А хотелось бы, чтобы она дошла до специалистов, работающих с ятрогениями.

Мне уже достаточно много лет. В течение жизни мне, так уж получилось, по разным поводам говорили, что проживу я недолго… Однако та маленькая книжица перевернула мое отношение и к собственному здоровью, и к нашей медицине. Простые методики собственной психотерапии позволяют мне уже много лет обходиться без врачебного вмешательства в моё здоровье.

И я живой и работоспособный. Поэтому мне не кажется, а я считаю, что с книгой «Ятрогении — феномен привнесённого невроза» должна быть знакома каждая семья и каждый врач. От этого будет польза и членам семьи, и врачу, пользующему эту семью. Без каких бы то ни было взаимных обвинений…

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: , , | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.