Все должны служить!

Военные аналитики — об увеличении призыва из Республики Дагестан

Недавно в нашу редакцию пришло письмо из поисковой службы Воентернет с просьбой опубликовать присланный ими материал. Новость о том, что Минобороны намерено в 20 с лишним раз увеличить квоту на призыв новобранцев из Дагестана, была неоднозначно встречена и в обществе, и в самой армии. Тему продолжают активно обсуждать. Эксперт поисковой службы Воентернет полковник в отставке Николай Поросков поговорил об этом с военными аналитиками.

С ними надо уметь общаться…

Виктор Литовкин, ответственный редактор газеты «Независимое военное обозрение», полковник в отставке

Предвижу большие проблемы для тех командиров, к которым призванные дагестанцы попадут. С этими ребятами надо уметь обращаться. С одной стороны, быть для них примером мужских и офицерских качеств, с другой — быть предельно жестким и честным: они не любят лукавство и двуличность. Кроме того, у них очень острое чувство справедливости. Причем так, как понимают ее они, и командиру будет очень трудно объяснять им, почему он поступил так, а не иначе. Почему человек, который не имеет права командовать, носит сержантские погоны, а неформальный лидер их землячества (если оно образовалось в подразделении или части), настоящий мужчина, джигит — нет.

Конечно, ими должен командовать офицер, выходец из Дагестана или Чечни, Ингушетии, то есть с Северного Кавказа, хорошо знающий местные обычаи и клановые требования, умеющий влиять на подчиненных не только силой приказа, но и личным примером. Словом, дело это не простое. Лучше всего призывать таких ребят во внутренние войска и в «дагестанские» роты-батальоны, чтобы они занимались наведением порядка у себя в республике или охраняли спецобъекты. Может быть, на флот, в ВДВ, спецподразделения. В обычных частях с ними будет сложно, тем более в тех, где нет интенсивной боевой подготовки.

Проблема — не в области военной

Анатолий Цыганок, руководитель Центра военного прогнозирования, член-корреспондент Академии военных наук, доцент факультета мировой политики МГУ

Минобороны после прихода Анатолия Сердюкова, отвечая на критику по поводу ограничения набора из Дагестана, других кавказских республик, ссылалось на то, что с ребятами оттуда много проблем в войсках. Однако представители погранслужбы, ФСБ, МЧС отзываются о них положительно: это великолепные ребята, если их грамотно организовать. Поэтому я не поддерживаю точку зрения бывшего руководства МО. Основывается мое мнение на личном опыте. Командуя несколько лет мотострелковым батальоном, я не знал проблем ни с дагестанцами, ни с грузинами, ни с кем другим. Дело не в том, что солдат плохой, дело в отсутствии у него нормальных сержантов, офицеров.

Еще один аргумент противников призыва кавказцев в российские вооруженные силы: мол, они, получив навыки, приедут домой и подадутся «в лес». Но решение проблемы здесь находится не в области военной. Идут в бандподполье молодые люди по определенным причинам, которые и нужно устранять. Здесь не играет роли, служили они в армии или нет. Да и сейчас пополняют ряды бандформирований относительно немногие.

Надо уметь правильно общаться

Василий Белозеров, доктор политических наук, сопредседатель Ассоциации военных политологов, полковник запаса

Не вижу проблемы. Дагестанцев и всех других призывать надо. Тем более что и с укомплектованностью сейчас проблемы имеются. Избирательность по этническому признаку при призыве граничит с дискриминацией.

Надо учиться и работать с ними. Я трудностей испытывал с ними не больше, чем с другими, пройдя в войсках последовательно должности от заместителя командира батареи по политической части до заместителя командира бригады.

Если их воспитать сразу и поставить в рамки — хорошие солдаты. У меня как-то в Мулино один парень из Дагестана на посту, будучи часовым, заснул. Ну и… В общем, это было для них национальным позором: мужчина с оружием заснул! По крайней мере, я постарался, чтобы стало позором.

Если возникают проблемы, то надо жестко и гласно разбираться. Надо уметь правильно общаться, поддерживать контакт с авторитетными людьми на родине, с мусульманскими священнослужителями, представителями диаспоры. Только вот где и как сейчас готовят офицера и сержанта к компетентной работе с представителями различных этносов и конфессий — большой вопрос. Рычаги дисциплинарного воздействия должны у командиров иметься. Но не призывать дагестанцев или кого бы то ни было другого вообще — недалекая и негосударственная позиция.

Нет действенного инструмента

Михаил Ходаренок, главный редактор газеты «Военно-промышленный курьер», выпускник Военной академии Генерального штаба, полковник запаса

Как строевой командир, прошедший все первичные командные должности, к таким решениям отношусь только отрицательно.

К чему это приведет?

Ослабит боевую готовность частей, ибо подобный контингент малограмотен, практически неуправляем, а слова «воинская дисциплина», «долг», «честь» для призывников с Северного Кавказа — пустой звук.

В частях и подразделениях возникнет дедовщина, причем ее худший вариант — на этнической основе.

Значительная часть военнослужащих срочной службы с Северного Кавказа, получив воинские специальности, после увольнения в запас пополнит ряды незаконных вооруженных формирований.

4. У командиров сегодня нет действенного инструментария для наведения твердого уставного порядка в частях и подразделениях. А увещевания, замечания, выговоры и строгие выговоры для уроженцев Северного Кавказа не более чем легкое возмущение окружающей атмосферы.

Предложения:

1. На данном этапе уроженцев Северного Кавказа в ряды Российской армии не призывать.

2. Даже в советские времена ими не комплектовали многие части и подразделения (в частности, 12 ГУ МО).

3. Есть и исторические примеры — до 1917 г. в русскую императорскую армию уроженцы Северного Кавказа не призывались.

Достойная служба возможна

Михаил Ненашев, председатель Общероссийского движения поддержки флота, капитан 1-го ранга запаса, кандидат политических наук

Только при реальном воинском порядке возможна достойная служба и дагестанцев, и представителей других народов российского Кавказа в Вооруженных силах. Все должны служить.

Многолетний опыт убеждает, что представителей кавказских народов в том или ином воинском, флотском коллективе должно находиться разумно ограниченное число. Офицеры, управленческие организации, занимающиеся призывом, комплектованием войск и флотов должны в обязательном порядке соблюдать эти пропорции. Иначе мы видим, что повсюду происходят издевательства и унижения военнослужащих, представляющих другие народы России.

Невыносимые условия службы существуют в тех экипажах кораблей, воинских частей, где само командование — офицеры, мичманы, прапорщики, старшины — или не способны управлять, или им самим вышестоящее начальство создало такие же издевательские условия.

Места в дисбатах хватит всем…

Виктор Баранец, военный обозреватель «Комсомольской правды», полковник в отставке

Главная причина свертывания нашим Генштабом призыва из Дагестана известна: многие парни из этой республики стали большой головной болью командиров. Они начинали «качать права» уже с призывных пунктов, отказываясь, например, ехать в разных вагонах, разъезжаться по разным частям, служить в разных подразделениях. Они нередко отказывались выполнять «недостойные мужчины» хозработы, устанавливали свои «порядки» в воинских коллективах.

Стал проявляться так называемый дагестанский казарменный терроризм. Были случаи, когда дагестанцы устраивали бунты в частях и даже «захватывали власть», как это было пару лет назад в одной из дальневосточных дивизий.

Случаи массового неповиновения дагестанцев командирам происходили в Алейске, в бывшей Кантемировской дивизии, на Северном флоте. Были они и в Москве (бригада в Теплом Стане), где служили спортсмены из Дагестана. Они не подчинялись распорядку дня, ходили по части в гражданке, хамили офицерам, избивали сослуживцев. Дело дошло до того, что тогдашний начальник Генштаба Анатолий Квашнин своим приказом был вынужден «разбросать» этих спортсменов по разным частям.

В последние годы «дагестанская» неуставщина и дедовщина поднялись до рекордных высот: количество осужденных за преступления южан, отбывающих срок в дисбатах, значительно увеличилось. А поскольку эта проблема стала носить опасный политический характер (дагестанские правозащитники стали жаловаться Москве и даже ЕСПЧ на «предвзятое» отношение российских командиров к их землякам и говорить о «национальной дискриминации»), Минобороны и ГШ решили, что лучший выход — свернуть призыв с традиционных 8 тысяч человек в год до пары сотен.

А это вызвало уже другие проблемы: призывная молодежь стала пополнять ряды безработных, а заодно теряла престижную возможность после службы в армии пойти в правоохранительные органы (куда отслуживших берут в первую очередь). Тут уже забеспокоились власти Дагестана. И тоже заговорили о «дискриминационном» подходе Генштаба к призыву в республике. Новое руководство МО и ГШ, во избежание опасного конфликта, вынуждено было пойти навстречу. А это может снова привести к старой «болезни» — дагестанскому беспределу в частях.

Проблема может быть решена лишь в том случае, на мой взгляд, если власти республики, старейшины, общественность, учебные заведения будут проводить мощную воспитательную работу среди призывной молодежи, готовить ее к военной службе, воспитывать уважение к армейским порядкам, открывать дорогу в вузы и на госдолжности лучшим воинам.

С другой стороны, Минобороны РФ и ГШ нужно вносить серьезные коррективы в работу командиров как с дагестанцами, так и воинами других национальностей. И прежде всего при комплектовании частей и подразделений не допускать их концентрации в ротах или батальонах, где земляческие группировки начинают верховодить. Командирам и их замам по работе с личным составом необходимо радикальным образом перестраивать технологию сплочения многонациональных воинских коллективов. А главное — с первых дней службы призывников (будь то дагестанцы, ингуши или русские) не позволять им вместо уставных устанавливать свои порядки. И почаще напоминать нарушителям дисциплины, что места в дисбатах им хватит.

Квота должна быть увеличена

Игорь Коротченко, главный редактор журнала «Национальная оборона», директор Центра анализа мировой торговли оружием

По вине выходцев с Северного Кавказа были неуставные отношения в частях и подразделениях, они унижали своих товарищей по оружию. За этими призывниками нужен действенный контроль, нарушителей же требуется безжалостно карать.

Призывать дагестанцев надо, они такие же граждане, как и все остальные. В республике сегодня избыточный призывной ресурс, квота должна быть увеличена.

От редакции: адрес voenternet@voenternet.ru;
в twitter https://twitter.com/voenternet;
facebook http://www.facebook.com/pages/Воентернет-Поисковая-служба/286429848124097;
livejournal http://voenternet.livejournal.com;
www.voenternet.ru

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.