Пока гром не грянет…

Большинство жителей пос. Дачный реализовали свое право, но нашлись и такие, которые остались жить в домах, принадлежащих профсоюзу на праве собственности…

«Кто-то по соседству, лихоимец жадный, У крестьян землицы косячок изрядный Оттягал, отрезал плутовским манером. «Вот приедет барин: будет землемерам! — Думают крестьяне. — Скажет барин слово — И землицу нашу отдадут нам снова».
Н. Некрасов

В июле и ноябре ряд телекомпаний в «Новостях» рассказали о якобы крепостничестве, имеющем место и процветающем в пос. Дачный в Октябрьском районе города.

Леденящая кровь история о бедных и несчастных жителях поселка, находящегося в двух шагах от красноярской «Рублевки», в экологически чистом районе города, оказавшихся в заложниках у новоявленных бояр, приватизировавших и землю, и дома вместе с жителями. «Земля на западной окраине Красноярска, — заявлено в репортаже одной из телевизионных компаний, — как выяснилось, на вес золота,…цена самого маленького участка под коттедж в этих местах, судя по объявлениям, начинается от четырех миллионов рублей».

Сюжеты, показанные в «Новостях», их субъективные оценки и выводы, побудили нас посмотреть на события и со стороны тех, кто объявлен «захватчиком», «крепостником», покушающимся на права и благосостояние жителей поселка. Тем более что целый ряд фактов, изложенных в них со слов «пострадавших», были, как минимум, сомнительны. Создавалось впечатление, что краски сгущаются, желаемое выдается за действительное, порождается «жареный факт», забываются и отметаются очевидные и законные свидетельства, которые подменяются эмоциями, субъективными и непроверенными суждениями, что, естественно, порождало вопросы.

Факты как они есть

Судите сами:

— «Начальник службы безопасности, с ним идет амбал с автоматом. Они проверяют, кто у меня живет, как у меня свет подключен…».

— «… я вообще не плачу. Мне сказали заплатить 20 тысяч, иначе будем ездить и обрезать провода…».

— «Выселение из неприватизированных домов началось еще два года назад. Первыми переехать пришлось тем, кто живет в самом начале улицы Лесной. … А на месте старых домов появились новые коттеджи».

А теперь давайте включим здравый смысл, отделим зерна от плевел и поразмышляем:

— по поселку ходит «амбал с автоматом», а полиция по тревоге не поднята, а уголовного дела за незаконное хранение огнестрельного оружия нет, притом, что автоматы могут быть либо у армии и полиции, что законно, либо у бандитов, что незаконно и преступно;

— должностные лица собственника проверяют, кто живет в домах, принадлежащих ему, как дом подключен к источнику электроснабжения. Но это нормально, поскольку в отношении данного дома имелись заявления об организации там притона. Проверка подключения к источнику электроэнергии также обоснована, поскольку некоторые жильцы регулярно подключаются самовольно, фактически воруют электроэнергию, за которую платит юридическое лицо — собственник, ибо договор на энергоснабжение заключен с ним и за потребляемую всем поселком электроэнергию, платит именно он;

— ряд жителей вообще не платит за потребляемую электроэнергию, подтверждая, кстати, это перед телекамерой, под предлогом: мол, «они, сколько захотят, столько с нас и требуют». Но это ложь, «Коммунальник» не требует ни копейки больше сумм, которые сам платит по общему электросчетчику поселка;

— по нашим сведениям, из 46 домов, расположенных в поселке, не приватизированы только пять, весьма проблемных, в связи с чем обвинение собственника в распродаже под коттеджи «крепостных» вместе с домами — притянуто за уши. Ну и, кстати, собственностью ОАО «Коммунальник» из названного количества помещений приобретено только 21, из которых жилых — 10. Учитывая, что это дома с номерами от 72 и выше, обвинять в выселении и продаже домов «в самом начале улицы Лесной» ОАО «Коммунальник» — неприлично.

Согласитесь, даже эта малая часть недостоверностей, показанных в новостийных блоках телеканалов, дает право говорить о субъективности и односторонней оценке событий, происходящих в поселке, диффамации в отношении второй стороны конфликта и, может быть, …

Одним словом, побывав в поселке, познакомившись с жителями, пообщавшись с представителями «Коммунальника», мы предлагаем взглянуть на показанные события с другой стороны.

Лакомый кусок

В августе 1994 года, когда Красноярский краевой фонд профсоюзного имущества продавал «Коммунальнику» основные средства и материальные ценности подсобного хозяйства санатория «Енисей», лакомым куском они никому не казались. Более того, Федерация профсоюзов края, которой принадлежал жилищный фонд, входивший в состав имущественного комплекса подсобного хозяйства «Енисей», расположенный по адресу: г. Красноярск, ул. Лесная, был признан убыточным, в связи с чем советом Федерации было принято решение о его продаже.

Данное решение было известно администрации Красноярска, на территории которого располагался комплекс, и никаких нареканий оно не вызывало. Более того, и департамент муниципального имущества и земельных отношений, и комитет по архитектуре и градостроительству, и земельное управление города (которое, кстати, возглавлялось в тот период и нынешним городским головой) принимали активное участие в оформлении документов, связанных с инвентаризацией земельного участка под имущественным комплексом (в том числе и жилыми домами) и закреплении участка за «Коммунальником».

И никаких вопросов о законности продажи в составе имущественного комплекса, жилого фонда ни у городских, ни у краевых чиновников не возникало.

Тогда же, в 1994 году, Федерация профсоюзов Красноярского края, признав убыточность для себя содержание жилого фонда подсобного хозяйства санатория «Енисей» и приняв решение о его продаже, вынесла свой вердикт: «прекратить приватизацию жилищного фонда профсоюзов края, в том числе жилищного фонда, расположенного на территории подсобного хозяйства «Енисей». Гражданам, обратившимся за разрешением на приватизацию жилья, после принятия настоящего постановления, в выдаче разрешения отказать как не воспользовавшимся своим правом на разрешение на приватизацию».

Надо сказать, что в названном Постановлении Федерация профсоюзов Красноярского края действовала в соответствии с требованиями закона, указав: «Согласно действующему законодательству РСФСР, приватизация жилья, принадлежащего профсоюзам, возможна только с согласия профсоюзов. Всем гражданам, проживающим в домах подсобного хозяйства и обратившимся за разрешением на приватизацию в Федерацию профсоюзов, было дано разрешение на приватизацию жилья».

Названное Постановление основывалось на Постановлении совета ФНПР № 5-В от 14 августа 1992 года «О заключении Договора по разграничению прав владения, пользования и распоряжения имуществом профсоюзов на территории Красноярского края», в соответствии с которым: «ФНПР передает право владения, пользования и распоряжения, т. е. право собственности на имущество профсоюзов, расположенное на территории Красноярского края».

Заметим, что ни Постановление Федерации профсоюзов Красноярского края, ни Постановление ФНПР до настоящего времени не оспорены, а значит, являются действующими, притом, что сроки их обжалования, предусмотренные нормами гражданского законодательства, давно истекли.

И тогда, в 1994 году, и сейчас законодательство определяло, что: «Собственник по своему усмотрению владеет, пользуется и распоряжается принадлежащим ему имуществом. Собственник вправе совершать в отношении своего имущества любые действия, не противоречащие закону. Он может использовать имущество для осуществления любой хозяйственной или иной деятельности, не запрещенной законом».

И при совершении сделки между Федерацией профсоюзов края и ОАО «Коммунальник» ни у кого не возникло никаких сомнений в ее законности. Более того, известно, что при проведении собрания с жителями поселка Дачный и при повторном обращении к ним о подаче заявлений о приватизации жилья присутствовали представители администрации города, разъяснявшие порядок приватизации. И большинство жителей обратились с заявлениями в Федерацию и реализовали свое право. Большинство, но не все. Кому-то было некогда. Они остались жить в домах, принадлежащих профсоюзу на праве собственности. Последний реализовал свое право и продал принадлежащее ему имущество «Коммунальнику».

Канули в Лету лихие 90-е. Рядом с поселком, фактически на той же улице, возник «райский поселок», заселенный городской знатью — чиновными и иными бонзами. И выяснилось, что желающих получить свой кусок земли под коттедж в тихом и чистом уголке в черте города — великое множество. И удачливые и успешные бизнесмены. И непомерно разросшееся и размножившееся племя слуг народа «со чады и домочадцы», которые, в отличие от самой коррумпированной части общества — учителей и врачей, могут себе позволить покупку многомиллионных участков и возведение на них уютных домиков и пр. и пр. И вдруг оказалось, что есть вариант изъятия земельных участков и стареньких домиков, расположенных на них в муниципальную собственность, как «незаконно приобретенных». Одним словом, помните, как жаловался герой Г. Вицина: «То ему надо то, а то, вдруг раз, и это». Ну а если к этому присовокупить формулу, давно освоенную муниципальными служками: «Закон, что дышло…», то появление искового заявления об истребовании из чужого незаконного владения у «Коммунальника» жилых зданий… в количестве 10 штук и признании права муниципальной собственности на оные, родившегося в недрах департамента муниципального имущества и земельных отношений администрации города Красноярска, достаточно логично, хоть и вызывает определенное недоумение, в связи с тем, что дискредитирует городскую власть, которая с 1994 года этого «нарушения» не видела или не хотела видеть.

…Да работала ль ты в лето?

Надо сказать, что и собственник жилого фонда «Енисей», на протяжении всего периода владения и распоряжения им, владел им достаточно безалаберно. Имея на руках договор с «Энергосбытом» и оплачивая потребляемую жителями электроэнергию, он многие годы не собирал или крайне плохо собирал с них платежи за нее. В результате часть жителей, как показано в «Новостях», за электроэнергию просто не платили, самовольно и как попало подключаясь к электросетям, приучив их к тому, что «на халяву и уксус сладкий».

Между тем, многие в поселке для отопления домов используют не печи, а калориферы, в т. ч. и самодельные. В результате у части жителей создались ощущения того, что они проживают в собственных домах, за которые можно не платить, что они могут пользоваться благами цивилизации бесплатно. И любые попытки понудить их жить в соответствии с законом, с общепринятыми нормами, наталкиваются на сопротивление, обращение к депутатам, в прокуратуру, в СМИ и т. д.

Реализовав часть принадлежащих ему жилых домов, кстати, по ценам на порядок меньше, заявленных в сюжете, как лицам, проживавшим в них, так и стороннему лицу, собственник пока лишь является ответчиком по искам, подаваемым теми жильцами, у которых не было времени на подачу заявления о приватизации, о котором говорилось выше. Одни из них требуют обязать собственника заключить с ними договор социального найма, что в принципе невозможно, поскольку этот правовой режим возможен лишь для муниципального жилья, а не частного, к коему суд отнес спорную недвижимость.

Другие требовали признать за ними право собственности на занимаемую жилплощадь, а также признать ничтожным договор купли-продажи между Федерацией профсоюзов и ОАО «Коммунальник». Суды, рассматривая иски, подтвердили режим спорных домов как частной собственности ОАО «Коммунальник», подтвердили пропуск истцами сроков исковой давности и, как следствие, их право на приватизацию, в некоторых случаях признали их право на проживание и регистрацию, на основании договоров с собственником.

Судебные акты, о которых говорилось выше, обжаловались в краевом суде. Жалобы были оставлены без удовлетворения. В судебных актах очень четко, со ссылкой на конкретные нормы и статьи действующего законодательства изложены основания, которыми руководствовался суд, принимая решение. Поэтому «крокодиловы слезы» перед телекамерами, повествования, подоплеку которых надо понимать как корысть судейских, их формализм и невнимание к бедным гражданам, — от лукавого. Позиции изложены предельно ясно и четко. Результат пока выглядит так:

«Кумушка, мне странно это:

Да работала ль ты в лето?» —

Говорит ей Муравей.

«До того ль, голубчик, было?

В мягких муравах у нас

Песни, резвость всякий час,

Так, что голову вскружило».

Те, кто хотел приватизировать жилье в поселке, сделал это своевременно. На что надеялись оставшиеся — трудно сказать. Только вот излишне эмоциональные выступления перед телекамерой, не очень достоверные всхлипывания о несчастных детях, которым негде жить, о собственной заброшенности и обездоленности, о разных лихоимцах, лишивших их крыши над головой и издевающихся над ними, помыкающих ими, вряд ли приведут к желаемому, поскольку все это, при желании, проверяемо.

Одновременно следует отметить, что терпение собственника тоже закончилось. Он намерен защищать свое право на взыскание платежей за пользование электроэнергией, иных платежей, связанных с содержанием домов.

И в завершение: представители предприятия «Коммунальник» заявляют, что они никогда не требовали от жильцов освободить дома, не имели намерений выгнать людей на улицу. Они требовали лишь своевременной и полной оплаты потребляемой электроэнергии, сохранения их имущества (которое, откровенно говоря, уничтожается), предназначенного в т. ч. и для жизнеобеспечения поселка, соблюдения и обеспечения общепринятых норм общежития.

Судебное заседание пока отложено. Точку в этой истории поставит суд. Именно он определит, кто прав. Мы же, пока сомневаясь в искренности действий по защите прав нескольких семей, проживающих в пос. Дачный муниципальными чиновниками, будем следить за происходящими событиями.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.