«Мертвеющая» планета

Экологический кризис носит наукогенный характер, и разговор идет о необходимости космизации науки и ответственности ученых за изменение природной среды

Наука: три этапа пути

Как известно, в своем становлении современная наука прошла три этапа:

— этап классической науки (XVXIX вв.);

— этап неклассической науки (XX вв.);

— этап постнеклассической науки (XXXXI вв.).

Классическая наука формировалась в борьбе за отделение науки от церкви. Ученые, стремясь обрести свободу, доказывали, что источником знания может быть лабораторная практика, а критерием истины — эксперимент. При этом ученые уходили от изучения тех проблем, которые не поддаются лабораторному исследованию. Нельзя, например, в лаборатории выйти на изучение акта Творения. В 1830 гг. позитивизм «узаконил» недопустимость исследования, которое не находит объяснения в рамках лаборатории.

Но в начале XX века этот критерий «научности» подвергли сомнению астрономы и физики. Выйдя на концепцию Большого взрыва, они сделали Вселенную предметом научного исследования, да еще и вкупе с человеческим фактором: «Вселенная такова, какова она есть, потому что человек составляет элемент ее бытия». Начался этап неклассической науки, необыкновенные успехи которой к середине XX века заставили говорить о том, что произошла научно-техническая революция. Среди основных ее достижений — запуск космических спутников.

НТР способствовала экспоненциальному росту объемов извлечения природных ресурсов, накопления отходов, не включающихся в естественные круговороты вещества на планете. Появились факты деградации жизнепригодной биосферы. Ученые стали осознавать, что внедрение их достижений угрожает жизни человека.

Начинается этап постнеклассической науки, главное назначение которой — обеспечение экологической безопасности жизнедеятельности человека. Инженеры продолжали разрабатывать новые технологии, но экологизация экономики дала инструменты ответственности за последствия от внедрения этих технологий. В течение второй половины XX века прошел процесс экологизации всех отраслей знания. Но при этом у каждой отрасли знания остались свои методы, категории, законы. По-прежнему специалисты различных отраслей знания не ставят вопрос: в какой причинно-следственной связи стоит изучаемое ими экологически негативное явление?. Таким образом, на этапе постнеклассической науки ученые по-прежнему, сохраняя дискретность знания, способствуют тенденции дифференциации наук, несмотря на все заявления об их интеграции, целостном видении и о комплексном подходе к изучению эколого-экономических проблем.

Но главное — за прошедшие полвека постнеклассической науке не удалось остановить деградацию природной среды, поскольку сужается и во времени, и в пространстве подход к изучению связи человека с природной средой. Да, глобализация заставила вывести экологические исследования на уровень биосферы, но не учитывается зависимость человека от состояния биосферы в контексте эволюции космоса.

Рынок против экологии

Постнеклассическая наука использует модель космоса, которая носит «физикалистский» характер, т. к. она построена на таких понятиях, как электроны, скорость света, кванты. В этой модели нет места человеку и его связи с биосферой, как космопланетарным феноменом.

Сегодня ученые пытаются найти пути сохранения жизнепригодности биосферы. Но она определяется расстоянием от Солнца, наклоном оси вращения к ее плоскости. При этом солнечная система является частью галактики, которая, в свою очередь, связана с движением других галактик. Поэтому нельзя рассматривать биосферу вне ее связи с космосом. Классическая наука «освободила» ученых от изучения этой темы. Периодически интерес к ней возвращался, но Д. Бруно, Н. Коперник, Г. Галилей не смогли преодолеть геоцентризма в науке. Не смог его преодолеть в XX веке и «антропный» принцип, провозгласивший связь между Космосом и человеком.

В России те ученые, которые не принимали методологии европейской науки, вошли в направление «русского космизма». Идеи его выражены в творчестве В. В. Докучаева, С. А. Подолинского, В. И. Вернадского, В. С. Соловьева, Н. К. Рериха и Е. И. Рерих, К. Э. Циолковского, А. Л. Чижевского, В. П. Казначеева. Эти ученые писали о космическом факторе в решении эколого-экономических проблем планеты. Направление достигло своего пика на рубеже XIX и XX вв.

В 1920-1950 гг. некоторые ученые продолжают развивать эту тему, хотя наука вынуждена переключиться на решение других задач. В 1960-1980 гг. активизируется разработка космо-планетарного аспекта, но с 1990 гг. Россия переходит к рыночной экономике, несовместимой с решением экологических проблем. Схематически это можно представить следующим образом.

По закону единства

При этом отдельные ученые продолжают поиск путей коэволюции общества и природы, развивают такие дисциплины, как космобиология, космофизика, космохимия, косморитмология, космоэпидемиология, космомикробиология. Но в сфере защиты окружающей среды по-прежнему не принимается во внимание, что биосфера Земли есть результат эволюции космоса, и жизнь человека на планете стала возможной благодаря этой эволюции.

Представление о связи жизни человека с Космосом имели многие народы, их сознание тысячелетиями основывалось на парадигме космизма. В космогоническом учении Анаксагора (500–428 г. д.н.э.) и Платона (427–347 г. д.н.э.) все видимое множество звезд, планет и их обитателей связано между собой единой энергией.

Аналогичное представление о Законе Единства есть в зороастризме, суфизме, буддизме, джайнизме, индуизме, даосизме, синтоизме. Сегодня астрофизика, астрохимия, астробиоритмология подтверждают, что существует единый космический континуум, который и обуславливает связь человека с эволюционирующим Космосом. Может быть, пора использовать это знание для решения наших экологических проблем, «космизируя» экономическую науку?

«Космизация» экономической науки означала бы признание зависимости биосферы от эволюции Космоса. В. И. Вернадский писал: «Биосфера не может быть понята в явлениях, на ней происходящих, если будет упущена эта ее резко выступающая связь со строением всего космического механизма». Он использовал понятие «живое вещество», ставшее тем звеном, которое соединило космос с биосферой. «Живое вещество… является результатом превращения космических энергий». При этом В. И. Вернадский доказывал, что «живое вещество», как биогеохимическая система, обеспечивает условия жизни для человека. И задачу науки он видел в обосновании такой деятельности, которая будет способствовать сохранению этой системы. Но сегодня наука ведет к сокращению «живого вещества» на Земле и увеличению вещества «искусственного».

Сохранить «живое вещество»

Предполагается, что знание генетических механизмов и опыт конструирования химических веществ с заранее заданными свойствами позволят в середине XXI века перейти к конструированию новых форм жизни. Но если ученые пойдут по пути создания этих искусственных организмов, то в дальнейшем природная среда биосферы перестанет генетически соответствовать человеку и быть для него жизнепригодной. Нарушая принцип геобиохимического единства, о котором писал В. И. Вернадский, ученые ведут к росту экогенных заболеваний человека. При этом хозяйственная деятельность сопровождается ростом эколого-экономических издержек, поэтому приходится признать, что экономический рост (Эк Р) обратно пропорционален росту «искусственного вещества» (Р ив).

Экон Р = 1/Р ив

Содержание принципа «экономично только то, что экологично» носит объективный характер, и поэтому объективным условием экономического роста является сохранение «живого вещества», обеспечивающего жизнепригодность биосферы, сформировавшейся в ходе коэволюции нашей планеты с Космосом. Наблюдаемая деградация биосферы свидетельствует об антикоэволюционной направленности хозяйственного природопользования (Х Пакв). Поэтому логично предложить и следующую зависимость:

Эк Р = 1/Х Пакв

Коэволюционная направленность хозяйственного природопользования требует введения «космического» фактора в теорию экономического роста. Если классическая политэкономия исходила из того, что основным фактором экономического роста является труд человека, то неоклассическая теория приняла, в частности, и такой фактор, как управленческая деятельность. Введение «космического» фактора задает и труду, и управленческой деятельности коэволюционную направленность, но вызывает необходимость следующих изменений в экономической теории.

Во-первых, «космический» фактор не персонифицирован, и его экономические результаты невычленяемы для индивидуального присвоения. Таким образом, если считать биосферу результатом эволюции Космоса, как мегасистемной целостности, то это потребует отказа от индивидуальной корысти в мотивации природопользования и перехода к принципу Общего блага.

Во-вторых, в XXI веке активизируется космизация экономики, и все большая часть природных ресурсов сосредоточивается в отраслях, работающих на создание и эксплуатацию космических средств связи. Идет и освоение Космоса: запуск кораблей на Марс, Луну. Решаются задачи транспортировки ресурсов с других планет. Но изъятие ресурсов с «безлюдных» планет недопустимо, т. к. там могут быть нарушены подготовляемые «мильярдолетиями» условия для формирования «живого вещества». Это означает, что придется отказаться от краткосрочных интересов рыночной экономики, учитывая «космическую» протяженность времени создания условий для жизни. (Именно на таких масштабах времени построены космогонические учения древних народов).

Ученые в ответе за будущее

В заключение можно сказать следующее.

В В 2012 году на саммите «Рио+20» в Бразилии будут говорить о том, что тормозит реализацию концепции «социо-эколого-экономически устойчивого развития» на нашей планете. Придется констатировать продолжающуюся деградацию биосферы, притом что ученые переключаются на создание средств вооруженной борьбы за доступ к природным ресурсам. Разрушительная мощь этих средств растет, что ставит под сомнение утверждение В. И. Вернадского о «естественности» возникновения научной мысли как планетного явления. Могут возразить, что наука, уничтожающая природу, поддерживается институтами социума, с его системой рынка, гедонизма, технократизма. Но кто как не представители науки способны дать обществу понимание необходимости поиска институтов по сохранению жизни?

Ответственности ученых перед обществом будет способствовать введение «космического» фактора в оценку их творчества. Так, ценность «информации», предоставляемой учеными, следует рассматривать с точки зрения ее воздействия на космопланетарную организованность биосферы. Понятно, что если ученые, занятые в военно-промышленном комплексе (ВПК), ищут антикоэволюционную информацию, то ответственность ученых получает космический масштаб. «Мертвеющая» усилиями ученых планета выпадает из режима коэволюции, и мы не знаем, какими космическими катастрофами это для нас отзовется.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.