Общественные слушания: из первых уст

Единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ, и он выразил свою волю однозначно: нет-заводу!

С основным докладом перед собравшимися выступил первый заместитель главы города Владимир Часовитин, затем слово взял генеральный директор компании «Чек-су» Виктор Хроленко, однако возмущенные горожане очень нервно слушали его доклад, содержащий технические характеристики планируемого завода, то и дело прерывая его свистами и топанием ногами.

После этого слово взяли эксперты, экологи, биологи, ученые и представители общественности. Эксперты единогласно оценили влияние завода на экологическую обстановку города негативно. Представители «Чек-су» объяснили, почему именно Красноярск был выбран в качестве площадки для строительства. Прежде всего — из-за доступа к необходимому объему электроэнергии, из-за приемлемого уровня цен на нее и из-за наличия квалифицированной рабочей силы.

Генеральный директор компании даже воззвал к патриотическим чувствам красноярцев: «Что преступного мы совершили? Приступая к реализации нашего без преувеличения исторического проекта, мы с самого начала ощущали себя не алчными дельцами, которым неважно ничего, кроме прибыли, а бизнесменами, по-настоящему ответственными и перед обществом, и перед людьми, и перед сибирской природой. Мы сразу сознавали, что абсолютно безвредных производств не бывает — даже свиноферма или мясокомбинат при пренебрежительном требовании к безопасности способны нанести чувствительный урон окружающей среде», — сказали представители компании.

Красноярцы задали Виктору Хроленко много вопросов, в частности, уточнили, где постоянно прописаны руководители предприятия. На что получили ответ: «Вы знаете, наш проект существует в трех регионах. В Кемерове, в Хакасии, в Красноярске. Вы предлагаете мне завести в каждом регионе по одной семье? У нас пока запрещено многоженство». После того, как вопрос был задан повторно, выяснилось — руководители компании и их семьи живут в Московской области.

В целом, конкретных ответов на свои конкретные вопросы жители города не получили. А выступивший в поддержку завода гость из Новокузнецка, который попросил его послушать «пока у него истерика не случилась», начал перечислять меры, которые красноярцам необходимо предпринять, и, в частности, отказаться от автомобильного транспорта. Может, слова он говорил и правильные, но его не совсем адекватное поведение некоторым присутствующим навевало мысль: уж не поражен ли он марганцем?

Впрочем, публикуя некоторые выступления, предоставим читателям самим делать выводы.

Санитарно-защитная зона составлена на туфте

Валерий Заворуев, федеральный эксперт в научно-технической сфере, профессор СФУ, доктор биологических наук

Я не понимаю, зачем строится этот завод, и сейчас объясню почему. Ферромарганец покупается сейчас за рубежом, ставится задача, чтобы была независимость от импорта. Однако планируемое производство не сможет функционировать без импорта. На одну тонну усинской руды потребуется 2,3 тонны импортной, поставляемой либо из ЮАР, либо из Австралии, в крайнем случае — из Казахстана, — это написано в проекте. Себестоимость, которая приведена в этом же проекте, такая же, как у импортного.

Что мы имеем в итоге? Мы будем получать тот же самый ферромарганец и по той же самой цене продавать нашим российским предприятиям. Только при этом мы будем загрязнять окружающую среду Красноярска.

Следующий вопрос, который волнует красноярцев, коснётся ли деятельность ферромарганцевого производства окружающей среды? Однозначно — да. Я поясню почему. В силу того, что производство будет происходить на смеси двух руд разного генезиса, т. е. происхождения. «Чек-су» было обязано создать опытную установку, на которой отработать технологию производства, замерить все отходящие газы и эти отходящие газы заложить в основу расчёта. Этого сделано не было. И я удивляюсь, почему государственная экспертиза выдала положительное заключение? Почему «Роспотребнадзор» согласовал санитарно-защитную зону? Она составлена на туфте — скажу так, извините, грубо.

Раз нет этих данных — значит, нет санитарно-защитной зоны, и дальше, исходя из законодательного принципа потенциальной экологической опасности любой хозяйственной деятельности — производство ферромарганцевого завода можно считать экологически опасным для окружающей среды и здоровья населения.

Но это ещё не всё. Расчётные методы, которые использует «Чек-су», не годятся для Красноярска. Почему? Это говорят и мои наблюдения, об этом говорят и другие эксперты. За примером далеко ходить не надо. У нас есть КрАЗ. У него есть санитарно-защитная зона, однако посты наблюдения регистрируют в центре Красноярска вредные выбросы в концентрациях, превышающих максимально-разовые. Максимально-разовые — это те концентрации, которые безвредны для человека в течение 30 минут. Но эти концентрации держатся у нас сутками, т. е. они влияют на здоровье красноярцев.

Можно ли распространить это на «Чек-су»? Однозначно — да. Потому что очистка у них будет производиться только от пыли, а не от газов. Газы не будут улавливаться! В проекте утверждается, что не будет выделяться бензоперен. Это далеко не так. Научные исследования, проведённые в Украине на аналогичных предприятиях, показали, что бензоперен есть, есть заболеваемость работников этих предприятий, следовательно, это будет и здесь. Я детально изучил этот проект. Меня здесь обвиняют, что я на мышах провёл опыты. Извините, но я делал это на травяном покрове, который повлияет на Шуваевский район, эта трава пойдёт в питание нашим животным, через молоко и мясо — жителям Красноярска и будет травить их. Я буду голосовать против этого завода и думаю, что все красноярцы меня поддержат!

Умозрительный проект

Юрий Мальцев, кандидат геолого-минералогических наук, директор экологической аудиторской палаты Красноярского края, заслуженный эколог РФ

Есть несколько вопросов, которые в принципе являются неприемлемыми для реализации этого проекта. Один из вопросов — отходы. В проекте заявлено, что предусматривается безотходная технология всего производства. И я начал перебирать безотходные предприятия на территории Красноярского края и вспомнил, как в своё время строился Ачинский глинозёмный комбинат и Назаровская ГРЭС.

Вы помните, что для того, чтобы у них было безотходное производство, они специально построили цементный завод, чтобы перерабатывать отходы Ачинского глинозёмного комбината и, соответственно, золу Назаровской ГРЭС. В результате вы, проезжая по Чулыму, видите горы нефелиновых шламов. Такое же последствие можно ожидать от проекта, который представлен на рассмотрение. Ежегодно будет производиться нескольких сот тысяч тонн шлаков, их обещают перерабатывать, но совершенно не запланировано никакого места для размещения отходов.

Если смотреть в целом терминологию, которая используется при характеристике обращения с отходами, то, в общем-то, это вызывает очень большие удивления. Это не термины цивилизованного, экологически безопасного обращения с отходами. Второй момент: в заключении госэкспертизы есть такая фраза: «технологии в промышленной переработке усинских руд не отработаны в промышленном масштабе», поэтому, когда будут проведены полностью эксперименты по отработке в промышленном масштабе, мы не знаем, не знаем и то, что в результате мы получим в плане выбросов и образовании отходов. То есть фактически сейчас всё, что рассчитано в качестве оценки воздействия на окружающую среду, является расчётным и в значительной мере умозрительным, потому что отсутствует основная технология по переработке усинских руд именно в промышленном масштабе.

Усинские руды уникальны. Они не очень богаты марганцем и создадут много проблем в процессе использования их при производстве.

Когда читаешь этот проект, то впечатление такое, что завод планируется разместить в голом поле. А ведь завод размещается на промышленной площадке, имеющей полное инженерное обеспечение. Это никоим образом не учтено при расчёте воздействия на атмосферный воздух, и можно было бы много примеров предлагать из проекта, но вне всякого сомнения, как вначале говорил наш губернатор Кузнецов, по этому проекту завод построен быть не может любой организацией, которая за это возьмётся.

Население подвергается канцерогенному риску

Анатолий Кучеренко, директор ООО «Экология», председатель комитета по охране окружающей среды Красноярского краевого союза научных и инженерных общественных организаций, профессиональный инженер России

Не могу не подчеркнуть исключительную важность сегодняшних событий — решение вопроса о строительстве крупного промышленного объекта в пригородной зоне Красноярска. В судьбе нашего города подобное событие уже было, когда в 60 годах прошлого столетия долгое время выбирали место для строительства алюминиевого завода, который, в конечном счёте, был построен практически в черте города, в местной деревне Кубеково. И вот уже около сорока лет с переменным успехом мы пытаемся снизить его негативное воздействие на окружающую среду, и ещё не один десяток лет завод будет оставаться для нас экологически проблемным. Больше подобных ошибок допускать нельзя.

Ознакомившись с проектной документацией на строительство завода, считаю, что проект имеет ряд существенных недостатков. Первое — это недооценка существующего состояния загрязнения атмосферного воздуха в районе строительства завода. Юрий Михайлович уже сказал по фоновому загрязнению, что совершенно взяты цифры не те, при этом фактическое влияние источников промышленных выбросов и автотранспорта г. Красноярска не учитывалось.

Проектировщики, очевидно, считают, что атмосферный воздух в районе будущего завода достаточно чистый. Между тем расчёты, выполненные нашей организацией в 2006 г. в составе сводного тома ПДВ для г. Красноярска, показали, что в районе п. Придорожный фоновая концентрация атмосферного воздуха, образуемая КрАЗом по возгонам каменноугольного пека, превышает санитарные нормы в 12 раз, среднегодовые концентрации по бензоперену — в 4–5 раз. То есть атмосферный воздух на территории расположения предприятия «Чек-су» уже сейчас загрязнён выше санитарных норм и, согласно приказу Министерства природы России от 29 декабря 1995 г. № 539, «Размещение экологически опасных объектов на территориях, загрязнённых химическими веществами свыше ПДК, не допускается до полной реабилитации указанных территорий».

Кроме того, специалистами Центра гигиены и эпидемиологии в Красноярском крае в рамках сводного тома ПДВ для г. Красноярска была выполнена оценка риска здоровья населения от загрязнения атмосферного воздуха выбросами промышленных предприятий и автотранспорта. Расчёты показали, что население Красноярска, независимо от места проживания, подвергается неприемлемому индивидуальному канцерогенному риску от содержания в атмосферном воздухе возгонов каменноугольного пека, хрома шестивалентного, паров бензина.

Согласно руководству по оценке риска для здоровья населения при воздействии химических веществ, загрязняющих окружающую среду, ситуация требует разработки и проведения плановых оздоровительных мероприятий по снижению риска, даже без учёта строительства любых новых объектов.

На алюминиевом заводе такой комплекс мероприятий имеется, и он выполняется. В проекте дана явно неполная качественная и количественная характеристика выбросов в атмосферу и их обоснование. В проекте отсутствуют сведения о загрязняющих веществах и выбросах в атмосферу, выделяющихся от самоиспекающихся электродов плавильных электропечей, в процессе эксплуатации этих печей происходит сгорание электродной массы и в атмосферный воздух выбрасываются возгоны каменноугольного пека — это многокомпонентная смесь, содержащая целый букет полициклических ароматических углеводородов, в том числе бензоперен и другие соединения, обладающие канцерогенными действиями.

Неучтённые выбросы в атмосферу ещё больше усугубят экологическую ситуацию в Красноярске и его пригородной зоне. И последнее, представители «Чек-су» постоянно говорят о том, что технологии экологичны. Для оценки уровня экологичности в проектной документации должны быть приведены показатели удельных технологических нормативов выбросов в атмосферу проектируемого предприятия и лучших отечественных и зарубежных аналогов.

Только после сравнения этих показателей нормативов с наилучшими аналогами можно говорить, что та или иная технология является экологически чистой.

Учитывая вышеизложенное и существующее состояние загрязнения атмосферного воздуха г. Красноярска и пригородной зоны, считаем строительство завода ферросплавов на существующих площадях невозможным.

Вы действуете, как захватчики

Владислав Ханьжин, житель Солнечного

Мне хочется заметить, что господа называют себя инвесторами, но как они относятся к нам, красноярцам, говорят, что мы необразованные люди, что мы ничего не знаем, что мы не разбираемся в экологии, не разбираемся в металлургии. Я, к примеру, сам инженер-металлург.

Вы приводите пример заводов, которые за рубежом, а вы приведите хоть один пример завода, который стоит около миллионного города. Все заводы за рубежом находятся возле небольших городков, где нет больше других заводов, кроме этих. А у нас уже десятки существующих. Так что, вы пытаетесь всех нас ввести в заблуждение и действуете, как захватчики.

На сегодняшний день не зря у нас дата сложилась 22 июня. Так вот — гнать вас надо!

«Чек-су» предлагает прошлый век

Виктор Сибгатуллин, директор Экологического центра рационального освоения природных ресурсов

Уже несколько месяцев Красноярск бурлит, и понятно почему. Одну причину здесь назвал генеральный директор «Чек-су» — это ошибки бывшего губернатора, который согласовал инвестиции без экологической достаточной оценки, но теперь мы возьмём вторую причину.

Вторую причину эксперты здесь уже называли — это неудовлетворительное качество проекта, и, несмотря на красивые слова господина Хроленко, мы не сомневаемся, что вы сибиряк, но вы предприниматель, и ваш проект и ваши технологии сегодня содержат экологически недопустимые компоненты.

Я не буду их повторять, только могу сказать, что главное в ваших технологиях — это открытые ферросплавные ванны. Вы ссылаетесь на мировой опыт — на Норвегию, Японию, но откройте Интернет и посмотрите, что вы в качестве наилучших технологий в своём проекте используете отсталые технологии Казахстана и Украины, которые не блещут новыми технологиями. Странно другое — почему государственная экологическая экспертиза не заметила таких явных просчётов в вашем проекте?

Первое, о том, что экологические изыскания были сделаны в недостаточном объёме, здесь уже говорилось, что фоновые загрязнения необъективны, т. е. ахиллесова пята вашего проекта — у вас нет обоснования научно допустимых, наилучших достигнутых технологий, или, как теперь это называется, экологически ориентированных инновационных технологий.

Вот то, что вы предлагаете, — это прошлый век, это действительно старые решения, и они никак не гарантируют красноярцам экологическую безопасность Красноярска.

Ну, теперь мы, грубо говоря, выяснили, кто виноват, но на Руси надо завершать вопросом: а что же делать? Если мы будем ходить с лозунгами, шуметь, кричать — мы мало чего добьёмся, потому что в руках у господина Хроленко есть документ — это решение государственной экологической экспертизы. Поэтому предложение моё очень простое. Для того чтобы нам наконец решить проблему, в том числе и в судебном порядке, мы должны опротестовать решение госэкспертизы. Это вполне возможно сделать, у нас есть в Красноярске и специалисты по всем отраслям, и грамотные юристы, и тогда «Чек-су» либо должен переделать проект и довести его до мирового международного уровня или уйти.

Платежи: полторы коробки спичек на человека…

Геннадий Сакаш, доктор технических наук по промышленной экологии

При ознакомлении с проектом и анализом принятых проектных решений по всем его разделам все время возникал вопрос: почему принимаются такие решения, которые полностью игнорируют здравый смысл и толкают город за черту экологического бедствия?

Следует сказать, что особенностью ЕФЗ является то, что в самом начале этого проекта на стадии ТЭО была допущена главная стратегическая ошибка. Выбор сырья пал на Усинское месторождение, где в исходной руде низкое содержание марганца, но велико содержание фосфора, который значительно ухудшает качество руды.

А рынок ферромарганцевых сплавов в настоящее время сформирован и представлен достаточно широко. Чтобы зайти на этот рынок, новичку необходимо предложить что-то, что имеет конкурентные преимущества перед другими, уже состоявшимися участниками рынка.

Ситуация с «Чек-су» — из-за низкого качества сырья, если использовать только руду Усинского месторождения, из-за высокого содержания фосфора, необходимо три плавки по сравнению с сырьем более высокого качества, где можно ограничиться двумя плавками. Но в этом случае придется завозить руду из Африки — 2–3 тонны на каждую тонну усинской руды. Понятно, что эти варианты повлекут за собой значительное увеличение издержек на производство товарной продукции.

Что же остается делать «Чек-су», чтобы конкурентные преимущества все же появились? Единственно возможный вариант — кардинально сокращать все другие издержки, включая проектирование, выбор площадки размещения, технологии производства ферросплавов, создание инфраструктуры. Вот почему выбор и пал на завод экскаваторов.

Кстати, о платежах, которые нам предлагает «Чек-су». Если разделить на миллион жителей Красноярска, то это по полторы коробки спичек на человека в год. За два года — три коробки спичек можно получить.

Платы за загрязнение почвы вредными веществами 1, 2, 3-го классов опасности на протяжении 6–7 км от завода до р. Енисей вообще не предусматривается.

Я согласен с предыдущими экспертами, спасибо, что обратили внимание на наш регион, но таких предложений нам не нужно.

В перегруженную атмосферу нельзя добавлять ни грамма

Николай Зубов, эколог-общественник

Я назову три причины, каждая из которых является достаточной для того, чтобы отказаться от строительства ферросплавного завода.

Первая. Окружающая среда Красноярска и его пригорода подвержена значительной техногенной нагрузке — крупнейший в мире завод по производству первичного алюминия, предприятия теплоэнергетики, автомобильный транспорт. Красноярск — в лидерах в РФ по количеству автомобилей на душу населения. Мы занимаем второе место после Владивостока.

Из госдоклада — превышение ПДК по взвешенным веществам, диоксиду азота, фармальдегиду, бензоперену. Уровень загрязнения воздуха оценивается как очень высокий. И каким бы не был завод ЕФЗ по выбросам малозначительным, в перегруженную атмосферу Красноярска нельзя добавлять ни грамма загрязняющих веществ.

А то, что он будет производить значительные вредные выбросы, мне подсказывает мой жизненный опыт. Я родился и вырос в Челябинске, где есть подобный завод, и помню школьную страшилку, когда нам говорили: будешь плохо учиться — пойдешь работать на ферросплавный завод.

Это единственный завод, крыша которого рухнула под грузом выброшенной из печей пыли. Слава богу, что был обеденный перерыв, но жертвы все равно были.

И третья причина — ясно и однозначно высказанное мнение красноярцев против завода. Некоторые злые языки говорят о подогретой ситуации, о проплаченной кем-то активности протестного движения. Что, у «Чек-су» нет денег на изготовление наклеек «Хочу ферросплавный завод»? Сотни тысяч собранных подписей, десятки тысяч наклеек на автомобилях — это выбор народа, которому по Конституции России принадлежит власть — ст. 3 Конституции — носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ. Так используем данную нам власть и проголосуем против!

Я предлагаю вам свою квартиру в Солнечном…

учитель, пенсионерка

Я живу в Красноярске 26 лет. Переселенка из чернобыльской зоны. У меня вопрос чисто бытовой, потому что я в жизни со многим столкнулась. Вопрос к представителям «Чек-су», господину Хроленко: вы прописаны где, господин сибиряк? Где прописана ваша семья? В Московской области!

Я предлагаю, как когда-то в 20 веке поступили в Германии, когда строили, не помню какой завод, но очень вредный, директору и предпринимателям, которые его строили, власти города предложили пожить на его территории. Вы согласны жить на территории? У меня есть квартира в Солнечном, я предоставлю её на проживание вашей семье, но мы будем следить, будете ли вы там жить. Вы врёте, и все остальные собственники пусть тоже там живут!

Пошли вон отсюда!

Артём Карданец, активист движения «Красноярск против!»

Я хочу сказать всем вам и представителям «Чек-су», что мы ведь не просто против вашего яд-завода, а дело в том, что чаша нашего экологического терпения переполнена и льётся через край. Наши семьи, они разные, болеют, с каждым годом сильнее болеют, нам не надо умных примеров на вашем проекте, у нас есть пример — это наша жизнь, это пыль, которой мы дышим, это газ, который мы вдыхаем, мы устали, поэтому не выдержим больше, нам не надо.

Если мы стоим по пояс в грязи — это не значит, что нас по уши надо поставить, поэтому ваш яд-завод однозначно нам не нужен. А теперь что получается, мы имеем перед собой весы: на одной чаше весов лежит кошелёк, вас, москвичей, которые достали нас уже, одолели весь край, плюнуть некуда, гнать вас надо отсюда метлой, а на другой — наше здоровье и наше будущее, и вопрос — какая чаша перевесит?

Так вот, господа уважаемые, самая высшая ценность в этом мире — это человек, не кошелёк, не баксы ваши, а человек, его будущее, его здоровье, понимаете? И поэтому чаша весов там, где человек, должна перевешать. Регион, в котором власть повернулась к людям лицом, а к заводу задом, где люди однозначно против вашего утопического яд-проекта и говорят — не быть этому заводу, у вас же ещё хватает совести и смелости нам лапшу на уши вешать? Пошли вон отсюда. Нет — заводу! Нет!

Более подробно с выступлениями участников общественных слушаний можно ознакомиться на сайте:http://yad-zavod.org.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | 3 комментария

Комментарии (3)

  1. Что-то мне сомнительно, что глас народа будет реализован. Аргументы следующие: а ну как «Чек-Су» предъявит иск к Красноярскому краю за понесенные расходы — миллиарды кредита ВТБ под поручительство Правительства РФ. И администрация края будет строить из себя пострадавшую обманутую овенчку и убеждать «народ — источник власти», что у него, народа, нет таких денег, а юридические нормы, т.е. договор — дороже денег, а здоровье тут не причем: ну лишние тонны отравы — это мизер.

  2. Народ -истоник власти…
    А власть исходит из народа и больше к нему не возвращается

    Вопрос решается очень просто если не путать божий дар с яичницей.
    Тот кто принял решение не должен прятаться за народ и за народные деньги, что бы очередной раз расплачиваться ими за свою мягко говоря не компетентность если не сказать больше и резче ….. как говориться назвался груздём полезай в кузов и плати из своего кармана по делам своим как известно цена вопроса 1млрд.руб. и таких млрд. у этого лица несколько вот пусть он и заплатит чексушникам и пойдут они себе дальше по добру по здорову… слесарю-слесарево, вору -тюрьма, дураку -справка на все времена для жёлтого дома… какая им государева служба возникает вопрос то ли они дураки то ли враги народа и какому государству они служат пока у нашего государства имунная система не работает….можно идти рыночным путём — страховать бюджеты всех уровней от дураков и врагов народа это будет порядка 3% бюджета (даже гораздо меньше) что по сравнению со среднестатистическими коррупционными составляющими потерь бюджета от 30% и более — вполне приемлемая сумма которая обеспечит работу АКМ 12 -(антикоррупционной машины) иммуной системы государства по технологии опережающего развития , которую предлагал в начале века команде Путина академик Смирнов чтобы полностью избавиться от воров и жуликов в госаппарате при желании в красноярском крае возможен пилотный проект «Честная власть» по скромным подсчёта в целом по стране это позволит приносить в казну от 10млрд. в месяц причём чисто в автоматическом режиме…но пока нам задают алгоритмы саморазрушения мы продолжаем охать и ахать в запарке — а это что мёртвому припарки

  3. Сидя на высоком холме я часто вижу сны и вот что кажется мне
    что дело не в деньгах и не в количестве женщин
    не в новом анекдоте и не в старом вине

    В целом конечно грустно от того что так называемые «москвичи» тупо пытаются освоить большие по их меркам деньги осуществляя отжившие технологии копируя системные ошибки метрополии, грустно от того что Москва и в целом по стране штампуются по навязанному алгоритму системные ошибки организации и самоуправления почти во всех сферах жизнедеятельности и всех нас россиян заставляют хлебать эту баланду в аспектах сознания Власти -Бизнеса — Народа по принципу разделяй и властвуй…

    Всё что у нас есть это радость и страх
    Страх от того что мы хуже чем можем
    и радость от того что ещё в наших руках

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.