Следствие ведут… или На Ястынской завелась нечистая сила-3?

Наличие отдельных, не слишком добросовестных и, вероятно, малообразованных сотрудников полиции, — проблема решаемая, но требует она повышенного контроля, дабы не создавать поводов для осмеяния деятельности органов правопорядка…

Теперь следствию по этому странному делу, отдающему совершенно явственной чертовщиной, да еще с примесью каких-то гипнотических фокусов и совершенно отчетливой уголовщины, надлежало все разносторонние и путаные события, происшедшие в разных местах Москвы, слепить в единый ком.
М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»

Прошли, канули в Лету те времена, когда и чекисты, и милиционеры, и пр. и пр. проводили спецоперации по задержанию нечисти, когда они дружно вели неравный бой с котом, обстреливавшим их с люстры, следили за нехорошей квартирой, раскапывали, каким образом Степа Лиходеев мгновенно переместился из Москвы в Ялту, опознавали его там и возвращали обратно.

«Да, материалу было уже много, и было известно уже, кого и где ловить. Да дело-то в том, что поймать-то никоим образом нельзя было…Квартира была давно уже под подозрением. Охраняли не только тот путь, что вел во двор через подворотню, но и черный ход; мало этого, на крыше у домовых труб была поставлена охрана…».

Но это было тогда, давно. Когда Воланд со свитой появился в Москве. А появление его у нас, в доме на Ястынской, сопровождавшееся не менее загадочными происшествиями, прошло незамеченным. И, очень похоже, потому что, в отличие от тех московских, наши «органы» вступили в сговор с его ребятами. Ну, или не хотят делать ничего из того, что от них требует закон, присяга, наконец. Или по глупости.

В общем, как видите, мы насчитали три варианта причин бездеятельности правоохранителей в данном деле: сговор, лень, глупость. Мы не останавливаемся ни на одной, поскольку для этого пока не располагаем достаточными доказательствами. Мы предлагаем читателю самому решить, в чем причина этой бездеятельности.

Одновременно мы исходим из требований п. 3 ч. 1 ст. 140 УПК РФ «Поводы и основания для возбуждения уголовного дела», полагая, что в первой и второй частях нашего журналистского расследования содержится достаточно признаков совершения преступных деяний, определен круг лиц, причастных к ним, даже без поименования оных. Мы оцениваем требования ч. 2 ст. 144 УПК РФ и готовы их исполнять. Мы ожидаем, в свою очередь, от «компетентных органов» безусловного исполнения требований ст. 145 УПК РФ, а в случае отказа в возбуждении уголовного дела — исполнения требований ч. 3 ст. 148 УПК РФ, об обязательной публикации в СМИ причин такого отказа.

В первой и второй частях нашего расследования мы достаточно подробно изложили и многочисленные факты представления в гражданский процесс заведомо фальсифицированных документов, что образует состав преступления, предусмотренного ст. 303 УК РФ. Там же мы перечислили многочисленные факты обмана, связанного с подделкой подписей, внесением недостоверных сведений при подсчете результатов голосования, направленных на реализацию одной цели: противозаконный захват и подчинение органов управления ТСЖ, в корыстных целях.

И следует сказать, что доказательств противоправных деяний «Швондер и КO» в этом деле настолько много, что непринятие правоохранительными органами действенных, законных мер свидетельствует лишь о наличии у них одной из перечисленных выше причин: сговор, лень, глупость. К изложенному можно добавить разве что-то, что продекларированные в ходе реформы МВД цели и задачи, более чем удвоение жалованья, даже переименование их в полицейских со всех высоких трибун озвучивалось как забота о гражданах, активизация борьбы с преступностью. А поэтому сокрытия явно противоправных деяний, нежелание расследовать их, откровенное пренебрежение нормами права, законом — это, как минимум, вредительство и провокация, направленные на то, чтобы сорвать планы государства по повышению уровня жизни граждан, улучшению условий их жизни, недопущению пресечения противоправной деятельности. А, говоря иначе, поощрение противоправных действий, обеспечение безнаказанности для отдельных лиц и групп лиц, которые из корыстных побуждений не только ущемляют права граждан, но и совершают деяния, подпадающие под действие Уголовного кодекса.

Дело ясное, …

Вообще, сталкиваясь с «перлами» правоохранителей, не перестаешь удивляться не только их нигилизму и безграмотности, как правовой, так и стилистической, но и беспринципности, и безграничной уверенности в собственной непогрешимости. Нередко ничем не подкрепленной. Разве что только собственным самомнением, которое нередко противоречит фактам. Интересно и то, что руководство авторов этих «перлов», как правило, их поддерживает, во всяком случае, утверждая любые «ахениизмы», исходя, скорее всего, из простого принципа: подписано — и с глаз долой. Помню, лет 78 назад мы несколько раз рассказывали, как оперуполномоченный ОБЭП, тогда еще Советского РУВД, в постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела, проводя проверку по заявлению о краже металлолома с предприятия, указал, что его не украли, а взяли для ремонта!? Вот так, ни больше ни меньше. То, что взяли чужое, он не рассматривал, его это не волновало. Надо было для ремонта — вот и взяли, а свое, чужое, какая разница. А другой опер ОБЭП из этого же РУВД, проводя проверку по заявлению о присвоении мошенницей чужой квартиры, уж не скажу, каким путем, но установил, что она квартиру не присвоила и не украла, поскольку между ней и потерпевшим был заключен договор о том, что после его смерти эта квартира перейдет к ней. Вот она, по утверждению опера, заранее и оформила ее на свое имя. Надо сказать, что договора ренты, дарения, чего-то иного между сторонами никогда не заключалось, а только такой договор мог являться доказательством договоренности, причем заверенный нотариально. Но опер силой собственной мысли взял и установил: было и все тут. Как? А неисповедимы пути господни. Как они договорились, что подписали, в соответствии с каким законом — не важно. Как он мог установить этот факт, если это возможно, только увидев подписанный и заверенный договор и приобщив его копию к материалам проверки? Мы, помню, тогда в статьях посочувствовали руководству РУВД, что в операх у них ходят спецы с «заборостроительным» или «канавокопательным» образованием, высказали предположение, что, может, мошенница тому оперу, извините, дала, правда, попеняли, что в этом случае у него отвратительный вкус. А вот теперь опер этот и в деле о нехорошем доме отметился, кстати, весьма забавно и, как ему, видимо, свойственно — безграмотно. Ну да об этом позднее.

А пока все-таки о главном. Итак, как мы уже рассказывали прежде, в офис ТСЖ «Роща» 18 апреля 2011 года ворвалась группа лиц, в том числе мужчины, утверждавших, что они вновь избранное правление ТСЖ. С применением физической силы, причинив телесные повреждения женщинам, работавшим там, они похитили печать ТСЖ, деньги и документы из сумки коменданта. Действовали они, ссылаясь на решение общего собрания членов ТСЖ от 13 апреля 2011 года, правда, не предъявляя его членам правления, находившимся в офисе.

Надо сказать, что многочисленные отписки из следственного комитета, прокуратуры, милиции (а их собралось уже несколько томов) содержат много раз ими повторенное, но не ставшее в связи с этим достоверным, утверждение: «…установлено, что, в соответствии с протоколом № 1 общего собрания членов ТСЖ «Роща» от 14.04.2011 г., избран новый состав правления ТСЖ «Роща». 17.04.2011 г. … избран председателем правления ТСЖ «Роща». Иначе говоря, ни у одного из названных органов не возникло ни малейшего сомнения в подлинности этого протокола. Или статус адвоката, стоявшего во главе этой группы («Швондер и КO») так магически действует на правоохранителей? И это при том, что указанный протокол — фальсификация, поскольку, исходя из показаний упомянутого адвоката в судебном заседании, на момент захвата им со товарищи офиса ТСЖ, они не обладали и не могли обладать сведениями о своей легитимности, поскольку не могли определить правомочно ли состоявшееся заочное голосование, имеется ли кворум, хотя бы из-за отсутствия у них необходимой информации и документов. Если говорить точнее, они решили, что они будут новым правлением, «по своему хотенью», а не в соответствии с законом. Иными словами, упоминание этой группы как нового состава правления ТСЖ всеми правоохранительными органами, мягко выражаясь, некорректно. Интересно другое: несмотря на многочисленные объяснения и заявления потерпевших, представление ими соответствующих доказательств, никто из «компетентных органов» не удосужился проверить законность заявления «нового» т. н. правления, его полномочия. Мол, не барское это дело, пусть, кто не согласен, в суд идет. А нам, лишь бы бумажка была, даже если она и в туалете пользованная.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.