Прощай, Зима, лети себе в небеса…

В Частоостровском народ веселился на славу — праздник Масленицы прошёл с соблюдением старых традиций сибирских казаков

Дым коромыслом над Частоостровским. Полукольцом вокруг главной сельской площади, что перед клубом, коптят и шипят духовитые разномясные шашлыки, брызжут маслом, подпрыгивая на сковородках загорелые и лоснящиеся аппетитные блины. Длинные столы, покрытые узорчатыми скатертями, ломятся от яств и напитков.

Хозяйки всех пяти частоостровских деревень: Барабаново, Куваршино, Частоостровского, Худоногово и Кубеково — ряженые и румяные, хвалятся друг перед другом и честным народом поварскими да пекарскими способностями. Развеваются флаги над почти суриковским снежным городком. На высоких гладких столбах, на самом верху, ждут счастливчиков ценные призы и подарки. А народ все идёт и едет, кто на чём: на лошадях, на автомашинах, много мам с детьми в колясках. Сегодня в Частых праздник, сегодня в Частых большое гуляние — сельчане провожают Зиму и отмечают Масленицу или Масленую, как звали в старину.

Всяк всякого прощал

В древности, в языческой Руси на начало весны приходился праздник Комоедицы — прощания с зимой и пробуждения природы. Он отмечался народными гуляниями, щедрыми и разгульными. И после принятия Русью христианства праздник сохранился, как-то естественным образом вплёлся в Сыроедную седмицу — последнюю неделю перед Великим постом. В эту неделю православные всё меньше ели мяса и масла, больше молились, приготовлялись к длительному воздержанию. И только в последний день, в Прощёное воскресенье, как бы стараясь запастись силами на полтора месяца вперёд, с удвоенной силой и страстью народ набрасывался на еду, пил-гулял напропалую. И всё. С понедельника — амба, пост до самой Пасхи.

А день на Масленицу выдался как на заказ. С утра зимний, морозный — минус 27, после обеда — тёплый, солнечный — весна. Власьевские морозы — семь крутых заутреников. Три до Власьего дня (по церковному календарю 24 февраля) и четыре — после. Масленицу нынче гуляли и прощали всяк всякого 26 февраля.

Огромным факелом полыхнуло соломенное чучело…

К полудню площадь и вся округа забиты народом и транспортом. Собралось человек, наверное, под тысячу. Много гостей из Красноярска, Емельянова, даже из соседнего райцентра Сухобузима. С трудом пробиваясь сквозь толпу, разукрашенная тройка с бубенцами подвозит к деревянному помосту, заменяющему сцену, девушку-красавицу Зиму, и та зачитывает свой последний в сезоне Указ — о передаче полномочий Весне. Народное гуляние началось.

На сцене сменяют друг друга певческие и танцевальные сельские самодеятельные коллективы, гости из красноярской школы № 69, просто желающие попеть-поплясать. Соревнуются любители блинов — на скорость поедания и на количество. Смех, хохот, подсказки.

Зашумели, загоготали с другой стороны — это толпы смелых штурмуют снежный городок. Карабкаются в рост и на четвереньках по крутым склонам, кубарем катятся вниз, свиваясь клубками. Вновь рвутся вверх. Отчаянная схватка наверху — городок пал, знамёна захвачены победителями.

Восторженный рёв на противоположной стороне площади — наконец-то нашёлся ловкач и сумел сорвать главный приз с вершины взрослого высокого столба — сотовый телефон. Ловкача бурно приветствовала публика, пытались даже качать. А он, работник сельскохозяйственного ЗАО «Частоостровское» Александр Иванов, вяло отмахивался, пробирался снова к столбу, чтобы попытаться взять ещё один приз…

С более низкого подросткового столба главный приз добыл школьник Коля Колесников. А его старший брат, тоже школьник, Дима победил в соревновании гиревиков. Двести раз выжал он одной рукой пудовую гирю. Двести пудов — вы только представьте: восемьдесят сорокакилограммовых мешков с сахаром!

Наступила кульминация праздника — огромным факелом полыхнуло соломенное чучело Масленицы — прощай, Зима, лети себе в небеса до следующего года.

Мы побывали в детстве…

А в центре площади пошли стенка на стенку, улица на улицу, село на село: начались соревнования по перетягиванию каната. Страсти кипели, как на мировом чемпионате по боксу среди профессионалов, только тут все всех знали и потому болели искренне, а не за большие деньги.

Пока взрослые показывали свои таланты и мерялись силами, детишки катались на лошадях. Лошадей было четыре, детишек — тьмы. Одна лошадка таскала за собой сани, на которых громоздилась Емелина печь, и в эту печь детишки набивались, как сельди в бочку. Русская тройка была впряжена в настоящую сибирскую кошеву, и детей в этой кошеве, дважды сбиваясь со счёта, я насчитал аж двадцать три!

В завершение программы праздника была, естественно, раздача призов и грамот. Вручала их глава администрации Частоостровского сельсовета Нина Большакова. Никого, кто помог провести столь чудесное мероприятие, не забыли, всех отметили. А я бы особо отметил саму Нину Фёдоровну, которая, чем могла, помогла славному и талантливому коллективу Частоостровского сельского Дома культуры подготовить и с заслуженным успехом провести этот праздник. Она в свое время сама при минимальных средствах, отпускаемых в крае на развитие сельской культуры, сумела с нуля создать в Частоостровском этнографический музей, удостоенный высокого звания «Народный», и до избрания главой сельской администрации с успехом руководила им. И она прекрасно понимает, каких трудов, какой изобретательности стоило руководителю клубной системы сельсовета заслуженному работнику культуры России Петру Курицкому организовать и провести столь грандиозный и воистину народный праздник.

Отмечу, что, несмотря на отсутствие полиции, массовое и весьма энергичное мероприятие прошло без каких-либо хулиганских выходок и без единого пьяного. А говорят, что село спивается. Не верьте. Там, где умеют организовать и труд, и отдых сельчан, пьяницы как-то сами собой превращаются в трезвенников.

И вот что удивительно: праздник прошёл почти один к одному с соблюдением старых традиций сибирских казаков. Не было только конных скачек да кулачного боя.

Я спросил Курицкого:

— Так было задумано, вы специально традиции изучали?

— Нет, конечно. Что-то с годами наработали, а больше народ подсказал — деревня-то в семнадцатом веке красноярскими казаками основана. А традиции — они ведь с молоком матери передаются…

Я давно живу в Частоостровском. У меня часто бывают и красноярские, и московские, и зарубежные гости. Были и в этот раз. Красноярские творческие люди, много по свету поездившие, много разных празднеств повидавшие. Они были искренне захвачены действом, активно в празднике участвовали, веселились, как дети. Прощаясь, одна журналистка так и сказала:

— Я как в детстве побывала!..

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.