Два цвета в палитре тайги

ЗАО «Краслесинвест» реализует проект строительства Богучанского лесопромышленного комплекса мирового стандарта, а главным ориентиром считает вопрос экологии, от решения которого зависит судьба всего проекта


Игорь Васильченко, возглавивший в июне 2011 года закрытое акционерное общество «Краслесинвест», в интервью корреспонденту газеты «Красноярская версия» рассказал о ходе реализации крупнейшего в России проекта в области глубокой переработки леса, а также о проблемах, возникающих при создании в глубине тайги современного производства.

Наша справка

Игорь Иванович Васильченко родился в 1961 году в городе Каунасе Литовской ССР. Окончил Камский политехнический институт по специальности «инженер-механик», служил в Советской Армии.
Трудовую деятельность начал учеником токаря-расточника на Камском автомобильном заводе (КамАЗ, Набережные Челны). Работал на управленческих должностях в структурах КамАЗа, затем на автомобильном заводе имени Ленинского комсомола (АЗЛК, Москва).
В течение последних двух лет, до апреля 2011 года, занимал должность генерального директора Московского деревообрабатывающего комбината № 3.
В апреле 2011 года получил приглашение возглавить «Краслесинвест».
Единственным акционером «Краслесинвеста» является Государственная корпорация «Банк развития и внешнеэкономической деятельности (Внешэкономбанк)», наблюдательный совет которой возглавляет Председатель Правительства РФ.

Инфраструктура как сдерживающий фактор

— Игорь Иванович, «Краслесинвест» участвует в инвестиционном проекте «Комплексное развитие Нижнего Приангарья». Какая роль отводится в указанном проекте вашей компании?

— Наша компания реализует проект строительства Богучанского лесопромышленного комплекса (БоЛПК). В настоящее время это крупнейший в России инвестиционный проект в области освоения лесных ресурсов и производства современной высокотехнологичной продукции глубокой переработки древесины, соответствующей мировым стандартам. В составе БоЛПК будет два основных производства — лесоперерабатывающее и целлюлозное.

— Какие проблемы возникли у «Краслесинвеста» при реализации проекта, есть ли проблемы с финансированием?

— Что касается финансирования, здесь проблем нет, поскольку инвестором проекта является «Внешэкономбанк», наш единственный акционер, который обеспечивает своевременное и надлежащее финансирование реализации проекта.

Проблема в отсутствии необходимой для строительства инфраструктуры — при строительстве крупного промышленного объекта требуется постоянная поставка оборудования, строительных материалов, в том числе инертных материалов: песок, щебень, гравий, причем в больших количествах, — а в нашем случае отсутствует железная дорога, соответственно, возникают проблемы с доставкой строительных материалов.

В лице партнеров по проекту «Комплексное развитие Нижнего Приангарья» — строителей Богучанской ГЭС и алюминиевого завода — мы имеем мощных конкурентов в части закупки строительных материалов, что сказывается на доступности строительных материалов, а также на ценовой политике поставщиков: пользуясь присутствием крупных потребителей, они значительно повысили цены на песок, щебень, цемент, бетон.

Кроме того, многие компании зачастую просто не готовы к участию в крупных проектах. Вот пример: специалисты нашей компании предложили оптимальный, на первый взгляд, вариант — доставку железобетона из близлежащего города. Но продукция местного предприятия, специализирующегося по выпуску железобетонных изделий, нас не устроила — слишком велик процент брака. Нам пришлось отказаться от услуг данного производителя.

Слово «комплексное» здесь ключевое…

— Ранее было заявлено, что первое бревно на БоЛПК будет распилено в декабре 2011 года. Выходит, отстаете по срокам?

— Прежде всего нам необходимо построить БоЛПК, а сроки — это лишь ориентиры. Мы должны делать все от нас зависящее, чтобы придерживаться этих ориентиров, но любой ценой укладываться в какиелибо сроки, такой задачи не стоит, скорее, это приведет к удорожанию строительства и ошибкам.

Как я уже сказал, до сих пор отсутствует железнодорожная ветка до станции Богучаны (д. Ярки), хотя планировалось ее запустить еще в 2009 году.

Обратите также внимание и на название проекта — «Комплексное развитие Нижнего Приангарья», слово «комплексное» здесь является ключевым: без Богучанской ГЭС не будет электроэнергии, без транспортной инфраструктуры невозможно будет не только строить, но и работать в дальнейшем. Решение некоторых вопросов, затягивающих реализацию проекта, требует дальнейшей их проработки с руководством Красноярского края.

— БоЛПК — это глубокая переработка древесины, и предполагает не только получение пиломатериалов, но ещё и производство целлюлозы, причем в больших объёмах. В этой связи возникает вопрос: хватит ли сырья для работы столь масштабного производства?

— Для лесопильного производства имеющейся в наличии сырьевой базы достаточно. Что касается целлюлозного производства, то, вопервых, там будет перерабатываться до 100 % древесных отходов лесопильного производства (это и есть решение вопроса глубокой переработки древесины). Кроме того, потребность в сырье планируется закрывать из двух источников: заготовка на арендуемых лесосырьевых участках и поставки от сторонних лесозаготовителей. Однако продуктовая линейка целлюлозного производства зависит не только от количества, но в первую очередь от породного состава лесных ресурсов.

Таким образом, чтобы получить качественную продукцию, нам очень важно знать породный состав нашей сырьевой базы.

Мы выборочно обследовали лес и выявили, что на участках, переданных нам в аренду, огромное количество берёзы и осины (это хорошо видно осенью при облёте территорий. В глаза с высоты непременно бросаются преобладающие сейчас в тайге красные и жёлтые тона), которые не представляют интереса для местных заготовителей, но являются отличным сырьем для производства целлюлозы.

В лесу работы хватит всем

— Что даст пуск вашего предприятия нашему региону?

— Рабочие места для высококвалифицированных рабочих, строительство инфраструктуры для отдаленных регионов, что повысит их привлекательность для проживания, возрастут поступления в местный бюджет.

Выпуск целлюлозы, главной экспортной продукции БоЛПК, будет наиболее рациональным способом использования лесных ресурсов. В интересах любой компании — увеличение её экспортного потенциала. Тем более что мы будем поставлять на экспорт продукцию глубокой переработки.

— Как повлияет деятельность вашей компании на местных производителей, а также жителей, занятых лесозаготовкой?

— В планах нашей компании создание непрерывного производства, в корне меняющего сезонный характер лесозаготовок. На наших лесных участках будет работать современная высокопроизводительная техника. В то же время с теми лесорубами, кто самостоятельно трудится, мы также будем сотрудничать: планируем закупать у них приблизительно 40 % необходимой нам древесины. Так что, в лесу всем работы хватит.

Более того, вместе с нами в тайгу приходит непрерывный цикл работы, лесозаготовка из сезонного занятия отдельных лесорубов станет круглогодичным высокотехнологичным промышленным производством. Свою деятельность мы начнём с того, что займёмся строительством мостов и дорог, поскольку нас абсолютно не устраивает местная сезонная инфраструктура («ледовые» переправы, автодороги, действующие только зимой, — так называемые «зимники»).

В наших интересах также сотрудничество с местными лесозаготовителями — предприятиями мелкого и среднего бизнеса.

Пример Германии убедителен

— Есть ли у вас уверенность, что экология в районе деятельности БоЛПК не пострадает?

— Экология там уже давно страдает, прежде всего от никем не контролируемых незаконных рубок, от этого, кстати, существенно страдает еще и бюджет региона.

Кроме того, местные лесорубы просто не в состоянии обеспечить выполнение требований законодательства, регулирующего деятельность в области защиты и охраны лесов, не в состоянии они обеспечить и необходимые лесовосстановительные работы. Напомню, что еще несколько лет назад, приняв Лесной кодекс, законодатель возложил очень много обязательств на арендаторов лесных участков, всем нам, в частности, необходимо закупать технику для тушения пожаров на арендуемых участках, обустраивать пожарные водоемы, выполнять массу работ, никак не связанных с основной деятельностью — лесозаготовкой и лесопереработкой. Наша компания заинтересована в безусловном соблюдении законодательства в области освоения и охраны лесов. Мы также заинтересованы и в восстановлении лесной базы.

По поводу воздействия на экологию. Могу сказать, что у многих людей, в том числе и у специалистов, сложилось устойчивое мнение, что целлюлозное производство — это заведомо вредное, загрязняющее экологию производство. У этого мнения есть основа — при создании большинства действующих в настоящее время производств использовались технические решения, которые оказывают значительное негативное воздействие на окружающую среду и которые на сегодняшний день существенно устарели, но эти производства продолжают работать, поскольку их остановка может привести к непредсказуемым социальным последствиям. Вот они и работают, несмотря на протесты экологов.

БоЛПК будет работать совершенно подругому. Для нас вопрос экологии — вопрос № 1, и от его решения зависит судьба всего проекта. В настоящее время кардинально изменилось отношение и государственных органов, и общества к вопросам экологии. И мы считаем экологическую составляющую важнейшим ориентиром в нашей работе.

В производстве целлюлозы отходами, по сути, является только то, что содержится в самой древесине: смолистые вещества, сахара, а также вторичные продукты — технические спирты и канифоль. Указанные отходы будут направляться в переработку, часть из них будет сжигаться для получения электроэнергии, которая будет поступать в электрические сети общего пользования.

Для сточных вод предусмотрена многоуровневая очистка, в том числе биологическая, химическая, адсорбционная, а также обогащение кислородом. Мы прекрасно отдаём себе отчёт в том, что без надёжной экологической защиты мы себе не позволим запустить в эксплуатацию БоЛПК.

Кстати, когда мне говорят о невозможности создания экологически чистого целлюлозного производства, я привожу в качестве примера опыт Германии. Не так давно вблизи Штендаля был построен целлюлозно-бумажный комбинат, по мощности сопоставимый, а по используемым технологиям являющийся уже достаточно устаревшим. Так вот, недалеко от указанного производства расположен курорт, на котором регулярно проводятся международные саммиты. И никто там не бьет тревогу о вреде этого производства для местной экологии. Германия на своем примере доказала, что современные технологии допускают производство целлюлозы без нанесения ущерба экологии.

Так что, на сегодняшний день у нас перед глазами есть успешные примеры, которым мы должны и будем следовать.

История вопроса

В послевоенный период вопросами освоения Нижнего Приангарья занимался целый ряд научно-исследовательских, проектно-конструкторских и других организаций, а гипотеза комплексного развития территории Нижнего Приангарья впервые была принята в форме рекомендации на конференции по развитию производительных сил Восточной Сибири в 1958 году. Вместе с тем поручение разработать проект Государственной программы освоения Нижнего Приангарья на 20052010 гг. было дано Советом Министров СССР лишь в 1989 году (Сибирскому отделению РАН).

Итогом многолетней работы стало подписание 22.02.1997 г. Постановления Правительства РФ № 203 «Об утверждении Федеральной целевой программы освоения Нижнего Приангарья». В состав Программы входило несколько подпрограмм: развития тепло- и электроэнергетики, освоения запасов углеводородного сырья, развития горнодобывающего и металлургического комплексов, развития лесопромышленного комплекса, развития транспортной сети Нижнего Приангарья, развития системы связи Нижнего Приангарья, развития строительной базы, охраны окружающей среды в Нижнем Приангарье, решения социальных проблем.

Однако фактически реализация названной федеральной целевой программы так и не началась. Причины этого кроются как в тогдашней общеэкономической ситуации в стране, так и в самой Программе. Это, прежде всего, несоответствие определенных в Программе бюджетных инвестиций существовавшим в тот период времени возможностям федерального и краевого бюджетов, недостаточно проработанные механизмы реализации программы в части взаимодействия с частными инвесторами — потенциальными участниками реализации Программы.

Сейчас реализация Программы развития Нижнего Приангарья вновь набирает обороты. 30 ноября 2006 года Распоряжением Правительства РФ № 1708р был утвержден Паспорт инвестиционного проекта «Комплексное развитие Нижнего Приангарья», реализуемого при государственной поддержке за счет средств Инвестиционного фонда Российской Федерации.

Целью данного проекта, как и много лет назад, является укрепление промышленного потенциала территорий на востоке страны (Нижнее Приангарье) на основе создания и развития транспортной и энергетической инфраструктуры, освоения природных ресурсов и строительства промышленных объектов на принципах частно-государственного партнерства. В рамках проекта государство за счет средств Инвестиционного фонда РФ финансирует развитие инфраструктуры, что позволяет бизнесу инвестировать в строительство новых промышленных объектов. Проект предполагает 34223 млн рублей федеральных инвестиций в строительство транспортной и энергетической инфраструктуры Нижнего Приангарья:

  • реконструкция и строительство участков дороги Канск — Абан — Богучаны — Кодинск;
  • строительство мостового перехода через р. Ангару на автомобильной дороге Богучаны — Юрубчен — Байкит;
  • строительство железнодорожной линии Карабула — Ярки в Богучанском районе;
  • строительство схемы выдачи мощности Богучанской ГЭС.

Согласно проекту, развитие Нижнего Приангарья реализуется в два этапа. На первом этапе предполагается запуск готовых к реализации промышленных проектов и необходимых для этого инфраструктурных объектов:

  • Богучанская ГЭС;
  • алюминиевый завод мощностью 600 000 тонн в п. Карабула;
  • лесопромышленный комплекс мощностью 800 000 тонн целлюлозы в год в д. Ярки;
  • мостовой переход через реку Ангару;
  • автодорога Канск — Абан — Богучаны — Кодинск;
  • ЛЭП;
  • участок железной дороги Карабула — Ярки;
  • а также начало работы с инвесторами по реализации проектов 2го этапа:
  • Горевское металлургическое объединение;
  • Тагарское металлургическое объединение;
  • газоперерабатывающий и газохимический комплексы;
  • цементный завод;
  • каскад Нижнеангарских ГЭС и др.

Строительство Богучанской ГЭС и алюминиевого завода осуществляется в соответствии с Соглашением о сотрудничестве между ОАО «Русский алюминий» и ОАО «ГидроОГК» в рамках реализации совместного проекта БЭМО. Строительство лесопромышленного комплекса взял на себя Внешэкономбанк (в рамках соглашения о совместном инвестировании между ОАО «Корпорация развития Красноярского края» и Внешэкономбанком).

Использованы материалы сайта: www.kraslesinvest.ru

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.