Безглагольна, недвижима Мертвая страна

Партия власти любой ценой будет исполнять то, что предпишет ей Кремль, а сохранение природы, а значит, и самой жизни, в ее планы не входит…

В городе зла было всё как обычно —
врали и льстили друг другу привычно.
Подлость над глупостью часто смеялась.
Глупость дурела и пресмыкалась.

(Стихи народные)

«…Безглагольна, недвижима Мертвая страна». Эти печальные строки Лермонтов посвятил не России, а Палестине. Но они то и дело вспоминаются при взгляде на многие российские города и веси. Вспоминаются при виде кривого мелколесья, выросшего на месте вырубленных лесов Сибири, отравленной воды рукотворных «морей» у ГЭС, черного снега в шахтерских регионах. Или когда видишь тундру, зараженную стронцием из брошенных радиоизотопных генераторов. Когда в Братске попадаешь под кислотный дождь, разъедающий одежду. Когда задыхаешься парами серной кислоты вблизи медных заводов…», — пишет Евгений Трифонов на сайте www.gazeta.ru.

Отыщи всему начало — и ты многое поймешь

Вот и состоялся митинг красноярцев против строительства яд-завода на наших с вами головах. Первый митинг. И, дай Бог, не последний. Поскольку такая угроза, судя по всему, существует.

По словам правоохранителей, в митинге приняли участие 3100 человек. Те, кто был там, на острове Отдыха, пожалуй, этой цифре несколько удивился и вряд ли поверил. Скорее всего, осуществляли свой подсчет полицейские с верхней точки стадиона и оценили только то количество людей, которое на момент подсчета находилось непосредственно около трибуны. Но не меньшее количество людей находилось около плакатов с информацией о яд-заводе. Большие группы постоянно находились около добровольцев, собиравших подписи. И что‑то мне подсказывает, что этих подписей, собранных на митинге, значительно больше, чем количество участников митинга, указанных полицейскими. Вся площадь от моста до стадиона была заполнена народом. Машинам приходилось парковаться далеко за пределами острова Отдыха и Дворца спорта им. И. Ярыгина. И, честное слово, красноярцы приезжали туда не погулять, поскольку было достаточно прохладно. Они выражали свою гражданскую позицию в отношении яд-завода.

Это означает одно: кому‑то очень было нужно уменьшить число участников митинга. И поскольку, уж так у нас заведено, правда определяется не тем, что есть на самом деле, а тем, что начальством указано и в бумажке прописано, все новости написали о 2‑3 тысячах митингующих. А мы вот пойдем другим путем, подсказанным Козьмой Прутковым: «Если на клетке слона прочтёшь надпись «буйвол», не верь глазам своим», и будем говорить о 8‑10 тысячах жителей города, собравшихся на митинг. И зададимся вопросом: кому же было нужно уменьшить численность митингующих?

Засветились на митинге и политические партии. Вернее, попытались засветиться. Но организаторы, заранее отказавшись от какой‑либо политической его ориентации, через своих помощников-дружинников, просили их покинуть площадь, на которой идет митинг, на которой собираются подписи против завода-убийцы. В результате бабушки от КПРФ толкали свои листочки где‑то на мосту, на остановках, а добры молодцы от ЛДПР торчали под аркой. Правда, депутат-«единоросс» Ю. Швыткин, один из немногих пришедших на митинг, все‑таки нашел в себе смелость и добрался до микрофона. И сказал «слово», как обычно, от партии власти: «Мы, мол…». Дальше не дали, дружно заявив: «Не верим мы вам…». Было это сказано в адрес самого депутата или в адрес партии, которую он представляет в Заксобрании, попытался представить на митинге, судить вам. Мы же только отметим: «И пошли они, солнцем палимые, повторяя: суди его Бог…».

Теперь об информации, почерпнутой на митинге. Точнее, о части ее, на мой взгляд, наиболее интересной или… странной.

— Депутатской группе, занимающейся проблемой яд-завода, почему‑то требуются эксперты и специалисты только со стороны, не местные. Притом, что собственных ученых-металлургов, скажем, в «Цветмете», у нас немало. Настоящих ученых: кандидатов, докторов наук. И не опереточных, как в администрации города, которым, говорят, диссертации писала «группа товарищей», а подлинных, проектировавших заводы и разрабатывавших технологии. Умеющих определять и степень опасности, и воздействие на окружающую среду, знающих, чем технологии XXI века отличаются от тех, которые проектировались при строительстве Магнитки и Кузбасса. Помнится, один мой хороший знакомый, обсуждая нечто подобное, выдал почти что афоризм: «Зачем нам брать своего, мы знаем его недостатки. Давайте возьмем со стороны, вдруг он окажется хорошим!». Кстати, об этом же идет разговор на одном из форумов. Предложили комиссии ученого металлурга, доктора наук, дали его координаты. А в ответ тишина. Спросим себя: а почему нужны только посторонние? И чьих они, эти посторонние, будут?.

— По утверждению одного из ранее хорошо известных в научном и общественном мире города ораторов, технология, предложенная для яд-завода, — из первой половины ХХ столетия, из эпохи индустриализации.

— Хозяева завода говорят о том, что яд-завод — это ключ к обеспечению обороноспособности, и обещают оснастить его самыми современными фильтрами, системами безопасности. Вот только когда это будет? И будет ли вообще? Назавтра, после митинга, «Новости» рассказали о штрафе, наложенном на КрАЗ за многочисленные экологические нарушения — выбросы и т. д., многократно превышающие предельно допустимые. И это притом, что уже несколько лет из «РУСАЛа», из КрАЗа нам постоянно твердят о сокращении этих выбросов, о завершающемся этапе реконструкции, о новых фильтрах, о модернизации и т. д. Вот только воз и ныне, судя по штрафам, там…

А ведь сколько было разговоров: переход на новые технологии, отвечающие самым высоким требованиям и нормам, программа модернизации… Гладко было на бумаге, да забыли про овраги? Или программа только про выгоду? А экология так, для красного словца, потому как модно и актуально? Кто там разбираться будет.

И еще одна странность. Боюсь ошибиться, может, пропустил, но на федеральных каналах ни я, ни мои знакомые и друзья о митинге не слышали. Притом, что у нас есть собкоры и ОРТ и РТР и НТВ, которые и более мелкие провинциальные сходы показывают. Или не велено? Все‑таки выборы на носу, а тут представителю правящей партии люди говорят: «Не верим». И людей этих много. И правящая партия, как ни старается, протестные настроения ни возглавить, ни погасить не может. Ну и какая же она, после этого, правящая?

А тема скользкая. Люди протестуют не против чего‑то там абстрактного. Протест‑то против ребят из самого ближнего круга нашего нового-старого през… В общем, — Великого и ужасного. Который всегда прав. Который «богом данный», как утверждает спикер Госдумы. Да и потом, это же обороноспособность страны. А что значат жизни каких‑то красноярцев, когда речь идет о щите Родины. Легированном. Высокопрочном. Броненосном.

Лермонтовская Палестина «Богом сожжена», а российские просторы превращены в мертвую пустыню человеком. В первую пятилетку в Кузбассе построили «город-сад». Так, как это понимали тогдашние борцы с природой. Получился Новокузнецк — уродливый, совершенно непригодный для жизни, самый грязный город в мире, где люди дышат смесью формальдегида, бензопирена, диоксида азота и фтористого водорода.

Большевистская идея покорения природы и сейчас «живее всех живых». Экономический рост, сохранение социальной стабильности, а главное — доходы власти многим бизнесменам кажутся важнее сохранения среды обитания.

А ведь сохранение природы — это сохранение жизни, что давно поняли в развитых странах. За экологию там борются левые и правые. В Темзе несколько лет назад появилась форель. На металлургических заводах Тайваня обязательны бассейны с золотыми рыбками: они особо чувствительны к загрязнению воздуха и воды.

В России все точно наоборот. 13 января премьер Владимир Путин подписал постановление о запуске Байкальского ЦБК, против которого еще в 70‑е годы выступали советские биологи. А 15 марта на заседании попечительского совета Российского географического общества глава правительства обосновал свое решение: в Байкальске живет 14 тысяч человек, и «их надо занять». Кроме того, премьер сказал, что БЦБК, оказывается, не так уж сильно отравляет Байкал. «Сброс сточных вод в 2008 году: ЦБК — 27,4 тысячи тонн, город Улан-Удэ — 34 тысячи тонн, водоканал Иркутска — 106 тысяч тонн, Гусиноозерский промузел — 440 тысяч тонн, водоканал города Гусиноозерска — 348 тысяч тонн», — зачитал он из какого‑то документа.

Того, кто подсунул главе правительства эту бумажку, надо разжаловать в дворники. Во-первых, каждый старшеклассник должен знать, что Иркутск стоит на Ангаре, которая не впадает в Байкал, а вытекает из него, то есть сбрасывать что‑либо в озеро город просто не может. Далее, в 2008 году БЦБК закрылся, то есть говорить о его стоках в этот период нельзя. А вот о Селенгинском ЦБК, что на берегу Байкала, авторы документа почему‑то не вспомнили — наверное, потому, что его стоки несравненно менее ядовиты.

Во-вторых, стоки стокам рознь. Канализация Улан-Удэ и старые шахтные отвалы Гусиноозерска — это очень плохо, но первые, попадая в Байкал, разлагаются озерными бактериями, вторые оседают на дно Гусиного озера. А химические отходы ЦБК — одни из самых ядовитых веществ в мире, они практически не распадаются, то есть травят озеро вечно. И, наконец, в‑третьих.

Что это за подход: раз Байкал все равно травят, чего беспокоиться о БЦБК! А это ведь, в конце концов, вина властей, что за годы экономического подъема 1999‑2008 так мало сделано для сохранения среды обитания.

И, похоже, делаться не будет: продолжается строительство Богучанской ГЭС, хотя действующие плотины-гиганты на Волге, Енисее и Ангаре отравляют эти реки….

Это снова ссылка на www.gazeta.ru. И, похоже, она очень точно подходит к тому, что происходит в Красноярске.

Ну, подумаешь, падали на горожан сотни тонн вредных выбросов. Не умерли же. Ну, будут падать тысячи. И что? Они уже устойчивые! У них уже иммунитет выработался. В конце концов, не терять же из‑за этого такие бабки, почти немереные. Попротестуют и заткнутся. Или строить яд-завод у себя под боком, на Рублевке? Так ведь нельзя. Там люди живут, а не красноярцы. А людей беречь надо. Они деньги делают. И приносят куда надо и кому надо. Поэтому от них польза есть. А красноярцев и заменить потом можно будет, если что. На этих, на гастарбайтеров.

Вакса чернит с пользою, а злой человек — с удовольствием

Сомнительные цифры и факты, которые приводит премьер-министр, сомнительные цифры, на которые якобы ссылается экспертиза ЧЕК. СУ, говоря о выбросах в Красноярске. Ведь эти цифры и факты кто‑то готовит, подтасовывает. И отдает для оглашения, для доведения до сведения, для влияния на умы. Совершенно очевидно, что они появляются только тогда, когда в них появляется необходимость. «… Ведь если звезды зажигают, значит, это кому‑нибудь нужно…»? И уж если премьер сказал, что стоки Иркутска из Ангары попадают в Байкал, значит так и есть. А те, кто будет с этим спорить, дождутся: получат в руки лопаты и премьерскую «правду» докажут, например, повернув Ангару.

Метод, в принципе, достаточно старый. Мы это уже проходили. Все, наверное, помнят истину времен КПСС: «В «Правде» нет известий, а в «Известиях» нет правды». Нынешняя наша ситуация, практически, такая же: партия сказала — надо, партийные «активисты» ответили — есть. И их мало интересует правда, их интересует точность исполнения партийного поручения. Что, в принципе, тоже легко объяснимо: ведь партия ЖиВ, особенно в номенклатурной ее части, состоит из той же номенклатуры и кандидатов в оную времен КПСС.

Потому вдруг в Интернете, на форумах зарябило: «Красноярск против — агенты ЦРУ», «Митинг на острове Отдыха проплачен врагами», «Ваши митинги только мешают дело делать», «Это все враги России против Путина и против лучшей партии воду мутят». «Надо верить Пимашкову, надо верить родной партии, а не митинги устраивать». Ну и прочая, и прочая, и прочая. Естественно, это не дословные формулировки, а лишь их смысл. Поскольку дословно приводить безудержное хамство, непристойности и прочий их бред — перестать уважать и себя, и «великий, могучий». Не знаю, почему эти особи поименованы на форумах троллями, но то, что их вдруг стало много и, фактически, форумы они захватили, надо признать. Как и то, что пахнет от них властью, как законодательной, так и исполнительной; пахнет руководящей и направляющей, видимо, в лице молодежной ее части (поскольку селигерская ненависть к тем, кто не с ними, кто порядочнее их, даже не сочится, а льется); ну и наемниками от ЧЕК. СУ.

И еще. Уже после митинга депутат ЗС от руководящей и направляющей, руководитель рабочей группы по яд-заводу господин М. Васильев популярно объяснил, что, мол, Красноярск одними офисами не проживет. Что грязные производства тоже нужны и «надо же кому‑то грязную работу делать», значит, им быть, даже если это и вредит экологии. Что работникам на этих предприятиях дадут зарплату побольше (не только на хлеб, а и на маргарин, наверное, хватит). Не говорил, правда, господин М. Васильев о прудах с золотыми рыбками около завода и о форели в Енисее. Да и зачем они ему. Это ведь не Тайвань и не Англия. Это Сибирь, Красноярск. Он и в бытность свою на КрАЗе разведением этой экзотики не заморачивался. И сейчас, возглавляя Союз промышленников и предпринимателей, он перед собою другие задачи ставит — партийные. И сохранение социальной стабильности, а главное — доходы власти многим бизнесменам-промышленникам кажутся важнее сохранения среды обитания и здоровья горожан. И, кстати, ни одного слова о разработке закона, запрещающего строительство в городе предприятий I и II класса опасности, и о подготовке и проведении референдума. Так что, резолюция митинга, похоже, этими господами из рабочей группы отправлена… по своему второму назначению.

Ну и палатка около проходной. Поставлена она силами «Единой России» и «Общероссийского (?) народного фронта», которые уже хоть и готовы принять в нее всех желающих, от «американских шпионов» уже открестились. Мол, движение «Красноярск — против» к нашей палатке отношения не имеет, мы сами по себе. Мы за город и горожан стеной стоим. Мы тут от имени руководящей и направляющей, мы фронтовики, а не эти… с митинга. И они, палаточники, им подобные уже на всех углах кричат об эффективности своей борьбы. Мы‑де уже упыря Зильбермана уволили. Мы‑де, если что, отреагируем жестко — позвоним куда надо.

Все это, честно говоря, наводит на вполне конкретные размышления. Судя по всему, рулящим краевым «единороссам» из первопрестольной поступил звонок. Может, и не один. И окрик: «Поквакали — и в тину». Мол, пораспоясались — письма пишете, митинги проводите. Хватит. Будет так, как нами велено. Мы контракты подписали, мы все решили, а ваше дело исполнять. Вот и проявляйте себя на ниве выполнения важнейшего партийного поручения. И чтобы все было в обстановке социальной стабильности, веры в дело партии и в ее вождя.

Потому, наверное, и оказались активисты митинга американскими наймитами, вражескими шпионами. А заодно потом их еще можно будет обвинить и в том, что они помешали руководящей и направляющей добиться запрета строительства. Мол, партия ведь уже почти все решила, договорилась, уже Зильбермана сковырнула, а враги своими интригами не дали дело довести до конца. Но мы еще постараемся, мы еще свой ресурс применим, главное — вы за нас голосуйте, а уж мы… ух!

Единожды солгавши, кто тебе поверит?

Кто‑то из них, кстати, уже проговорился и о большем. Если‑де эксперты и рабочая группа, все проанализировав, никакого вреда в яд-заводе не найдут, а горожане все равно против него проголосуют, то тут уж, извините, решение принимать будет губернатор. Мы тут уже не при делах. Одним словом, «голосуй не голосуй, все равно получишь…».

Ну и кто после этого скажет, что все это не предвыборная возня руководящей и направляющей? А методы‑то каковы, а? Мы пока добрые, разрешаем вам повыступать, помитинговать, пар спустить. Мы даже будем вас поддерживать, маленько и сейчас, и потом, когда завод построят. Вы главное помните — что голосовать вы все должны за нас, за партию ЖиВ, и после нашей победы можно будет даже пикеты около завода устраивать. А вот если будете голосовать против нас, мы, когда все равно победим, вам напомним про весь ваш экстремизм, все ваши митинги. Мы напомним, что из‑за них теперь город от яд-завода вымирает, и только мы бьемся с его хозяевами за новые фильтры, за новые технологии, ездим в Москву, выбиваем бюджетные деньги на модернизацию завода, на строительство медицинских токсикологических центров, ну и т. д.

Надо сказать, что от выборов к выборам эта партия становится все нахальнее и бесцеремоннее. И уже не стесняется в своих методах и своих средствах. Когда дуумвират, задолго до начала предвыборной агитации, уже вовсю баламутит, абсолютно уверенный в своем праве попирать Конституцию. Когда руководящая и направляющая уверена, что ей можно все:

«…ранее, как напоминает «Независимая газета», «Справедливая Россия» распространила информацию о том, что «ЕР» препятствует распространению бесплатной партийной прессы в регионах страны. Лидер списка эсеров в Тамбовской и Рязанской областях Дмитрий Гудков заявил, что были арестованы распространители партийной газеты, а задержания мотивировались «приказом сверху». Кроме того, Гудков заявил, что представители «ЕР» скупали их газеты. Вдобавок ко всему, компании, распространявшие агитационные материалы эсеров, вдруг отказались предоставлять свои услуги, заявив, что «не могут работать с оппозиционными партиями».

…«В Екатеринбурге была арестована часть тиража издания, направленного против основных оппозиционных партий. На восьми полосах издания нашлось место для компромата на все основные оппозиционные партии — ЛДПР, «Яблоко», «Справедливая Россия». Обвинения весьма разнообразные — от внутрипартийных скандалов до продажи мест в партийных списках».

…«В Челябинске в трех университетах среди студентов ведется агитация за «ЕР». Свидетели сообщают, что во время занятий в аудиторию заходят люди и призывают студентов голосовать 4 декабря за партию власти. Молодым избирателям необходимо сфотографировать свой бюллетень, для того чтобы получить приз — бесплатный билет в кино. Некоторых учащихся якобы заставляют брать открепительное удостоверение, чтобы в день выборов проголосовать прямо в университете».

Но самый большой пока скандал с участием «Единой России» разгорелся в Ижевске. Это попытка члена генсовета партии «Единая Россия», главы администрации Ижевска Дениса Агашина переманить на свою сторону местные ветеранские организации, пообещав им за их голоса хорошее финансирование. В доказательство попытки подкупа в YouTube появился видеоролик выступления Агашина, где он утверждает, что, «если партия власти в районе наберет от 51 до 54 %, финансирование местного отделения составит 500 тысяч рублей. Если «ЕР» получит в районе больше 60 %, то каждой организации ветеранов дадут миллион рублей». Даже если не считать Агашина официальным представителем «Единой России» на этой встрече, а просто «иным лицом», обещающим «материальные блага (в том числе по итогам голосования)», речь идет именно о подкупе избирателей, что не только запрещено, но и уголовно наказуемо. Впрочем, когда люди в зале возмутились, почему сити-менеджер незаконно агитирует за правящую партию, Агашин подробно перечислил все свои партийные «регалии», полагая почему‑то что принадлежность к организации, которую называют «Партией Жуликов и Воров», оправдывает его действия. «Я не нарушаю закон, потому что на сегодняшний день являюсь членом партии «ЕР», я являюсь членом генерального совета партии «Единая Россия», я был секретарем политсовета Удмуртского регионального отделения партии «Единая Россия», я назначен партией «Единая Россия» на должность, которую я занимаю: за меня 70 процентов депутатов, которые сегодня состоят в городской думе, а это члены партии «Единой России», проголосовали 100 процентов».

Откровенно говоря, вот после таких изысков принадлежность к партии «Единая Россия» становится просто неприличной. Как, впрочем, и попытки ее региональных лидеров использовать открытый и откровенный протест жителей города в своих предвыборных целях, при абсолютном осознании того, что предвыборные обещания выполняться не будут. Ведь именно на это направлены различные эскапады о том, что от грязного производства никуда не уйти, что будем принимать меры, если экспертиза действительно покажет… Об этом говорит и полное отсутствие информации о разработке законопроекта, заявленного на митинге, и очень осторожные намеки даже не на референдум, а на общественное обсуждение вопроса.

Достаточно беспринципна и, как обычно, продажна позиция «записной» оппозиции в лице краевой организации КПРФ. По словам одного из ее руководителей, коммунисты вроде бы и обеспокоены ситуацией, сложившейся вокруг строительства яд-завода, но полностью доверяют и соглашаются с принципиальной позицией, высказанной губернатором и спикером ЗС. Удивительно, но вот тех двусмысленностей, о которых рассказываем мы, опытный аппаратчик не замечает, не анализирует их, фактически одобряя бездействие, именуемое активной борьбой.

Как будто, знаете, на протестной волне он надеется урвать у «ЖиВ» одно-два места в ЗС и, увеличив КПРФное «поголовье» в нем, принять участие в торге с хозяевами завода на более выгодных для себя условиях. Что, в принципе, реально. Ведь в списках КПРФ, как и в списках «ЖиВ» рабочих нет. Там бизнесмены, партноменклатурщики, проходимцы с сомнительными наклонностями и репутацией…

И нам, избирателям, остается одно: осознать, что в борьбе с яд-заводом партии и их парламентарии нам не помогут. Что партия власти, безусловно, любой ценой будет исполнять то, что предпишет ей Кремль. Что это предписание, почти гарантированно, будет направлено против горожан, ибо оно должно обеспечить доходы не просто бизнесменам-промышленникам, а людям из ближнего круга, сами понимаете кого. А отсюда единственный выход: идти на выборы и голосовать Ра-зумом.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.