Декорации под названием Инновации

Монетаризация остатков советского научно-производственного потенциала в угоду узкому кругу сконцентрировавших власть и деньги скрыта от посторонних глаз за семью печатями режима секретности…

Четко определяйте значения слов — и вы высвободите мир от половины его недоразумений.
Г. В. Лейбниц

В последние два года мы настолько часто употребляем слово «инновация», что, наверно, не найдется человека, который бы не слышал его. Однако каждый из нас вкладывает в это слово свое понимание, отчего вместо направленных осознанных действий по инновационному развитию мы приступаем к новому вавилонскому столпотворению.

В добавок, будто специально, в насмешку над нами, сама семантика слова позволяет нам говорить об инновациях, говоря ни о чем. Тем не менее, если отбросить словесную шелуху, то терминологически слово «инновация» означает всего лишь на всего новую разработку, доведенную до коммерческого результата.

Горькая истина России

Конечная цель любой инновации заключается в извлечении прибыли, причем на ажиотажном спросе, когда конкуренты еще не могут предложить ничего лучшего. Когда мы говорим про инновации, речь идет исключительно о бизнесе, но ни в коем случае не о проблемах в промышленности, науке, образовании и экономике в целом. В то же время очевидно, что инновации являются конечной целью образования, науки и производства в результате таких условий для бизнеса, которые позволяли бы максимально сократить выход на рынок новых продуктов.

Если отталкиваться от такого понимания инноваций, у нас появляется возможность разобраться наконец, что нам необходимо делать, чтобы разговоры об инновациях перешли в конструктивную плоскость либо прекратились вовсе. Для начала, исходя из сути обновленного понимания инноваций как отображения уровня научно-производственной базы государства и условий для ведения бизнеса, взглянем на возможные комбинации сценариев инновационного развития любого общества:

1. Имея отсталую научно-производственную базу и неблагоприятные условия для бизнеса, не стоить тешить себя иллюзиями инновационного развития.

2. Имея передовую научно-производственную базу и неблагоприятные условия для бизнеса, можно добиться определенных успехов лишь в прорывных инновациях.

3. Имея отсталую научно-производственную базу, но благоприятные условия для бизнеса, можно добиться определенных результатов инновационного развития.

4. Имея передовую научно-производственную базу и благоприятные условия для бизнеса, можно добиться максимальных результатов инновационного развития.

Само собой, мы должны разобраться, по какому сценарию развивается наше государство.

Не открою секрета, если заявлю, что современная Россия живет по первому сценарию, и в этом есть огромная доля горькой истины.

Государство создает препоны

Каждый из нас примерно понимает, что происходит с образованием, наукой и производством — мы самозабвенно и стремительно разрушаем остатки советских достижений и завоеваний в этой области и не спешим делать что‑либо созидательное. Однако мало кто отдает отчет, что сегодня представляет из себя российский бизнес. Большинство настороженно относятся к бизнесу и искренне считают, что бизнесмен — это, в лучшем случае, по выражению В. В. Путина, просто «захребетник, который пьет кровь из трудового народа». По большей части, это есть результат проекции представлений советского периода нашей жизни на частную собственность и предпринимательство как таковое, а также результат крайне несправедливого в понимании людей перераспределения общенародной собственности в результате залоговых аукционов 90‑х годов и поздних приватизаций.

Однако, «причесывая всех под одну гребенку», мало кто задумывается над тем, что, по большому счету, у нас сейчас существуют два принципиально разных типа бизнеса. Первый сложился в результате махинаций с перераспределением и приватизацией общенародной собственности, а второй создан с нуля, с чистого листа. По определению, первый бизнес был получен «за понюшку табака», в виде готовых к эксплуатации основных средств производства, технологий и обученного персонала в придачу, и обязательно имеет высокопоставленных покровителей во власти, а второй вынужден «ростками пробиваться сквозь асфальт» — это для «простых смертных».

Фигурально «асфальтом» мне представляются здесь условия, которые государство создало для ведения бизнеса, а именно: кредитование на условиях безумно высоких ставок рефинансирования; налоговое законодательство, которое работает по принципу «стрижка овец до того, как отрастает шерсть»; гнет фискальных органов в режиме примитивного «отжима» — например, пресловутые инкассо; постоянно меняющееся законодательство, которое дамокловым мечом висит над головой бизнесменов в виде штрафов по любому, даже незначительному поводу; и многое из того, что каждый, кто попробовал себя в «незащищенном» бизнесе, способен с горечью рассказать.

Только хлебнувший полной чашей способен понять меня и подтвердить, какое неимоверное усилие затрачивается на преодоление всех тех препон, которые расставило государство на тернистом пути бизнесмена. Но ведь надо еще и делом когда‑то и как‑то успевать заниматься.

Откаты включаются в цену

С делами все обстоит также грустно. Есть выражение: «Бизнес есть то, о чем ты договорился». Применительно к нашей стране все решается между договаривающимися сторонами — обычно директором коммерческой фирмы и, в зависимости от ситуации, чиновником или менеджером, от которых зависят продажи товаров и услуг. Понятно, что предпринимательством здесь порой и не пахнет, все решают пресловутые откаты, которые тупо включаются в цену товаров и услуг. Ясно, что никому нет дела ни до каких инноваций: договаривающимся сторонам важно не потревожить сложившуюся систему отношений. В народе по этому поводу говорят: «Не руби сук, на котором сидишь».

Ну, и самое печальное. Допустим, что вы развили свой «незащищенный» бизнес и встали, что называется, на ноги. Бог весть как это у вас получилось. Здесь вас поджидает еще один сюрприз — рейдерство, т. е. отъем бизнеса со стороны тех, за кем стоит хоть сколь‑нибудь значимая власть в широком смысле этого слова. Здесь вам даже закон не помощник, поскольку в России законов, защищающих бизнес от рейдерства, попросту нет.

Но и наличие законов в нашей стране не спасение, поскольку не обязательно у вас будут силой отнимать нажитое «непосильным трудом» — достаточно, например, слегка тормознуть платежи или по пустяшному поводу заблокировать счета, что называется, «придушить». Вариантов здесь множество, но действует всегда безотказно. Без оборотки вы будете кротки и послушны, как ягненок, ну а несгибаемых в назидание попросту оставляют ни с чем: долги‑то накапливаются лавинообразно.

В таких условиях в настоящее время предпринимательство держится либо на неистребимых романтиках, либо на тех, у кого ничего другого за душой нет, а бизнес бросать жалко: все ж таки потраченное время и деньги. Еще раз заостряю внимание: речь здесь идет не о тех, на кого единомоментно свалились богатства бывшего СССР. Им вообще ничего не надо, лишь бы успеть на халяву «отжать» по максимуму, покровители в случае чего помогут, прикроют, отмажут, пролоббируют…

Потенциал великого прошлого

Понятное дело, что русский человек в отдельно взятом случае всегда найдет выход из самого трудного положения, но в целом условия для успешного бизнеса в России экстремальные и возможны только под протекцией «сильных мира сего».

Но это еще не вся правда о сценариях инновационного развития. Одновременно Россия живет и по второму сценарию развития. Мы до сих пор беззастенчиво пользуемся научными заделами СССР, подчас скрытыми от посторонних глаз за семью печатями режима секретности, а потому даже при варварских условиях для бизнеса еще возможно отыскать прорывные разработки. Именно на это нацелено чубайсовское «РОСНАНО», там хорошо понимают истинный потенциал советского прошлого.

Вот теперь можно подвести промежуточные итоги. Когда мы говорим сегодня про инновации, речь идет всего-навсего о монетаризации остатков советского научно-производственного потенциала в угоду узкому кругу сконцентрировавших власть и деньги. Все остальное является декорациями в театрализованном действии под названием «Инновации в России». В подтверждение сказанного обращаю внимание на одну деталь происходящего.

Мало кто задумывается, отчего это мы так рьяно вдруг заговорили об инновационных проектах и бизнес-планах. А ведь речь в данном случае идет всего лишь о проектах как предмете бизнеса, мы попросту бездумно перенимаем западную модель. Заметьте, акценты уже смещаются не в сторону конечных инновационных продуктов, а в сторону вложения инвестиций.

Поясню, в чем дело. От любой идеи до первичного размещения акций компаний на фондовых биржах (IPO) проекты проходят несколько стадий, на каждой из которых требуется разный объем инвестиций, поэтому на любой стадии есть возможность вложения денег с целью перепродажи проекта следующему более крупному инвестору. При этом в нашей российской действительности только слепой не увидит здесь парадокса. Известно, что из России с начала 2011 г. деньги вывозятся с темпом $ 10 млрд в месяц. Кто же тогда собирается вкладывать деньги в какие‑то там российские проекты? Правильно, никто и не собирается вкладывать никакие деньги. А происходит следующее. Под разговоры об инновациях разного рода «чубайсы» проводят инвентаризацию и отсев наиболее привлекательных бизнес-проектов. Привести это, в конце концов, может лишь к принудительному вывозу за рубеж в качестве приложения к проектам серого вещества мозга наших ученых.

***

…Однако не все так плохо, понимание истинного смысла инноваций позволяет не только увидеть печальную картину происходящего, но и сформулировать перспективу будущего. Иначе нам оставалось бы только смириться с горькой иронией народной мудрости: «Зачем козе баян».

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | 5 комментариев

Комментарии (5)

  1. Pingback: Горькая истина: декорации под названием Инновации | Красноярское Время

  2. По версии НАИРИТ, мой проект «Транскар», в своё время, вошёл в десятку лучших инновационных идей, а из Брюсселя мне даже серебряную медаль прислали!
    Но несмотря, на то, что транскар, в данное время значительно усовершенствован, а проблема пробок и гибели людей на дорогах не решена, он по прежнему никому не нужен! Так же не нужны и другие мои изобретения, например, «Роторный двигатель Карфидова» — в ближайшие пол века, вряд ли что нибудь подобное будет создано!
    Но к сожалению, понимают это очень и очень не многие!
    Владимир Карфидов

  3. «Но к сожалению, понимают это очень и очень не многие!» — золотые слова поэтому новые предложения на рынке инвестиций гораздо выше спроса на них и в этой ситуации разные базовые элементы по всей стране ( в том числе ЗАТО) должны быть точками роста могущества нашей страны, или это кому то невыгодно? А судьи кто? — золотые слова — кто регулирует соотношение интересов бизнеса и государства.
    Владимир Карфидов, давайте рассмотрим ваши работы и попробуем внедрить ваши изобретения на площадках Томска, Железногорска…

  4. Игорь, я с удовольствием предложу свои работы, — особо прибыльные и не требующие много времени на реализацию, с тем чтобы заработать на реализацию того, в чём наша страна особо нуждается!
    Напишите мне karfidov@narod.ru
    Владимир Карфидов

  5. Обязательно сообщу необходимые данные для начала работы

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.