Чтоб жизнь по‑новому начать, На свалку нужно власть отдать

Вот уже семь лет наша газета освещает тему борьбы с коррупцией. Примерно в это же время в Красноярске появились нашумевшие книги: «Противостояние», «Противостояние-2», «Противостояние-3», «Противостояние-4»… Сейчас автор Сергей Дмитриевич Пешков готовит к изданию уже седьмой по счету роман «Противостояние». В своё время они наделали много шума, причем не только в нашем городе.

Впрочем, не только романы на счету красноярского писателя Сергея Пешкова, но и стихи, повести, рассказы. Некоторые стихотворения с помощью композитора Николая Голосова переложены на музыку и вошли в песенный репертуар красноярских исполнителей. Всего им опубликовано 13 книг.
В прошлом году автор впервые попробовал себя в новом жанре, выпустив сборник басен. Сегодня мы предлагаем новые басни члена Союза писателей России Сергея Пешкова.

Женский консенсус

Суровая царица-Львица
Однажды женщин созвала,
Внимательно смотря в их лица,
Серьезный разговор вела.
— На государственный совет
Приглашены лишь дамы.
Уж не один десяток лет
Лес не обходят дни без драмы.
Дома горят, кругом измена,
Одна коррупция цветет.
Когда наступит перемена,
По-новому жизнь потечет?
Вот ты ответь всем нам, Ежиха,
Такой ведь раньше не была.
Сейчас известная бомжиха,
Как до такого ты дошла?
— Вам откровенно скажу, Львица,
Пропил все безработный Ёж.
А впрочем, помолчу, царица,
Бросает память меня в дрожь.
А что поведает Коза?
О муже расскажи Козле,
Не прячь от общества глаза.
Все знают, что погряз во зле
Уж 20 лет, как прокурор
Работает не по закону.
Мошенник, взяточник и вор,
Он так и «просится» на зону.
— Добавить нечего, царица.
Жизнь превратилась моя в ад.
Осталось только удавиться,
А этому он будет рад.
— А что он скажет, Шакалиха?
Совсем заелся Шакал-мент.
В два счета без стесненья, лихо
Он сфабрикует документ
— Права, любимая царица,
Ничем не брезгует Шакал.
Нисколько Бога не боится,
Преступникам он «крышей» стал.
Открыто взятки вымогает
И беспощадно зверей бьет,
А деньги те, что собирает,
Козлу частично отдает.
Плохи дела совсем, царица,
Шакал хвалился как‑то мне,
Что и премьер — еще та «птица»,
Сидит с ним на одной «игле».
И Льва, царица, без обиды,
Связал с коррупцией сам бес.
С Ослом, позорищем Фемиды,
Вовсю обкрадывают лес.
— Дерьмо все наши мужики! —
Всплакнула грозная Тигрица.
Не звери, а навозные жуки.
Пора от них освободиться.
Суровый нужен приговор,
Иначе не поймут потомки.
Для них ведь несмываемый позор,
Что деды и отцы — подонки…
Посовещались и решили:
Жизнь с чистого листа начать,
Очистить Родину от гнили,
Нечистых на руку изгнать.
Мораль:
Коррупция тогда несокрушима,
Когда с ней власть за побратима.
Чтоб жизнь по‑новому начать,
На свалку нужно власть отдать.

Хамелеон

Живет в лесу хамелеон,
Лукав и беспринципен он.
Начальству робко смотрит в рот.
С другими же иной подход.
На бедных смотрит свысока,
Их планка для него низка.
Циничен, в разговоре груб,
Хотя и те его не чтут.
Когда в лесу менялась власть,
То тоже изменял он масть.
Был белым, красным, голубым
И может стать совсем другим.
Наука для него — чума,
Не трогает его ума.
Любитель спать и сладко есть,
Богатому всегда подпеть.
Когда с ним рядом господа,
Рекой стекает пот со лба.
Как только с глаз они уйдут,
То покидает его труд…
Живет вот так хамелеон.
Уверен — в жизни эталон.
Должны ведь на него равняться,
И избегут тогда несчастья.
Мораль:
Живущий сам себе кузнец.
Кто честь имеет, кто подлец
Окрас несложно поменять,
Но честь не нужно забывать.

Разговор Гуся, Лошади, Сига

Под вечер у большой реки,
Ушли как только рыбаки,
Сошлись Гусь, Лошадь, рыба Сиг.
Светился радостью их лик:
Крепил союз десятый год.
Кто верен дружбе — их поймет.
Встречались, чтобы поболтать,
Дела по ходу порешать.
— Что нового в подводном царстве,
И все ли ладно в государстве? —
Спросила Лошадь у Сига, —
Не портят воду берега?
На заданный вопрос тот сник
Печаль сменила радость вмиг.
— Для рыб — не лучшая пора, —
Ответил Сиг, — забот гора.
Из строя вышли очистные,
Плывут помои городские.
Словами их не описать.
Нам тяжело в реке дышать.
Собрались люди стоить ГЭС,
Уйдет под воду хлам и лес.
Безрадостная перспектива.
Людская глупость — рыбам диво!
— А как дела твои, Лошадка?
Сдается мне, живешь несладко:
Уставший взгляд и похудела,
И, вижу, грива поседела.
— Все правильно заметил Сиг.
На гриву просится парик.
Дела идут тоже неладно.
Нет Лошадей, живущих праздно.
Хозяину одна забота —
Моя без отдыха работа.
Чтоб меньше спала,
Меньше ела,
Беспрекословно в рот смотрела.
Не жизнь, а крепостное право.
Как дальше жить — не знаю, право.
— Мне тоже очень нелегко,
Хотя летаю высоко, —
Вздохнул протяжно дикий Гусь.
— Весь день от пули я кружусь.
На воду невозможно сесть.
Стремятся люди меня съесть.
В воде масла, бензин, солярка,
Как радуга, сверкает ярко.
Приходит мысль — на Марс лететь,
Но страшно: вдруг там люди есть.
Опять стрельба, погоня, экология.
Что здесь, что там — одна трилогия.
С людьми консенсус не найти,
Идут они по грешному пути.
Надеются, простит их Бог,
Когда с ним вступят в диалог.
Такое в голове затменье,
Не помогает Божие учение…
Поговорили, душу отвели
И в этом облегчение нашли.
Мораль:
Из басни извлеки урок:
Любить природу — это долг.
Она — не вечная забава
И не помойная канава.

Пчела и Муравей

Однажды вечером Пчела
Домой едва-едва брела.
Навстречу шел ей Муравей.
— Тебя рад видеть, — сказал ей. —
Как отдыхается, Пчела?
И как здоровье и дела?
— Ответ один — тяжка мне старость,
И пенсия совсем не в радость.
На хлеб и воду лишь хватает,
А мед желудок забывает.
Я не могу купить лекарство.
Не жизнь, а так — одно мытарство.
Иной раз внуки налетят,
И каждый только тому рад,
Когда им пенсию отдам,
Иначе поднимают гам.
Медаль недавно вот украли…
За труд тяжелый мне вручали,
Печаль мне на душу нагнали —
Простила их. Того не знали,
Как мне награда дорога.
Иного сделать не могла:
Они и я — одна ведь кровь,
Не угасает к ним любовь.
Одно желаю, Муравей,
Чтоб смерть взяла меня скорей.
А что расскажешь про себя,
Жизнь, может, легче у тебя?
— Ну, что сказать тебе, Пчела…
По правде, жизнь мне не мила.
У олигарха я тружусь.
Не знает срама этот гусь.
Как личность — нравственный урод,
Зарплату не всегда дает.
Детей мне не на что учить.
Не знаю, как в дальнейшем жить.
Иду сейчас на забастовку,
Хотя и знаю, что без толку.
Не обойдется там без драки,
Разгонят нас менты-собаки.
Меня все знают, что не трус,
Но чужд дубинок, газа вкус.
Оставить не могу друзей, —
Вздохнул протяжно Муравей.
— Прощай, несчастная Пчела,
Зовут меня друзья, дела.
Мораль:
Неправовое государство
Таит в себе всегда коварство.
Неравенство, несправедливость,
Жестокость, аморальность, дикость.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | 1 комментарий

Один комментарий

  1. Как говорится много шума и …ничего поэтому другие подрастающие коррупционеры думают дескать «вон они чё … и ничего, а я что хуже рыжего…»
    пока существуют системные условия роста бес-порядка он и растёт, а общество разлагается т.к. не действует его иммунная система распознавания образов принятия и исполнения соответствующего решения.

    Когда мы заведём обязательную как предсменный медосмотр для водителей или лётчиков процедуру ВИП -сознания для всех ответработников распоряжающихся общественными и государствеными ресурсами, то получим автоматическую систему распознавания образов …и далее принятия и исполнения соответствующего решения.

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.