Коварные формулы мастеровых счастья, или Информационно-психологические технологии манипулирования сознанием

Мы коллективно заглатывали одну приманку за другой, пока нас не подвели к крючку и не вытянули на разделочную палубу…

В 80‑е годы ХХ века самый популярный сатирик СССР Аркадий Райкин в своей интермедии сказал фразу: «Дурят народ, дурят». О том, кто дурит, как дурит и для чего дурит народ, он много не рассказывал. Сегодня, когда уже тошно от телевизионной лжи разного рода руководителей, обмана и мошенничества в бизнесе, торговле, медицине, во всех уровнях власти, попробуем с помощью работ авторитетных ученых разобраться в технологиях и механизмах массового обмана, манипулирования общественным мнением.

Самая плодовитая интрига

О технологии манипулирования сознанием под названием «Обещание счастья» очень популярно рассказано в книге П. С. Таранова «Методы 100 % Победы». Автор говорит, что все люди стремятся к счастью. «Чего только со счастьем ни делают! Его желают, гарантируют, предлагают. О нем взывают, его просят… Популярная певица Алла Пугачева, обращаясь к судьбе, прямо формулирует свое главное требование: «Дай счастья мне!». Неудивительно, всякое обещание счастья или упоминание о нем в нашем присутствии приводит нас в хорошее расположение. Людей, которые обещают нас осчастливить, мы, вопреки любым отрезвляющим доводам разума, принимаем с какой‑то наркотической предрасположенностью.

На «обещание счастья» можно «взять» даже того, кто во всем давно разуверился и у кого на другие манипуляции уже выработался стойкий защитный иммунитет. Интрига «счастья» при всей её невыразительности по плодам самая обильная. Счастье удобно тем, что позволяет «водить за нос» кого хочешь. Формулы всех «мастеровых счастья» одинаковы и похожи друг на друга. Все пламенные «осчастливливатели» ГАРАНТИРУЮТ счастье. Правда, в обмен. Они всегда требуют, чтоб мы все и всегда что‑то давали: многим ли, будущему ли — без разницы, лишь бы была жертвенность — отдавание себя, да ещё целиком.

Проанализируйте сами лозунги обещания счастья, выдвигаемые политиками в разные периоды, и что потом происходило при их реализации.

Лозунги 1917 года

«Мир — народам!», «Хлеб — голодным!», «Землю — крестьянам!», «Фабрики и заводы — рабочим!», «Власть — Советам!», «Свобода, равенство, братство!»

Реализуя эти ожидания счастья, был принят декрет от 10 ноября 1917 года «Об уничтожении сословий и гражданских чинов». Вместо дворянства, купечества, промышленников, офицеров царского времени были сформированы три отряда новых управляющих: 1) партийная номенклатура –30 тысяч человек; 2) государственно-советская номенклатура — 3 миллиона человек; 3) хозяйственная номенклатура — 15 миллионов человек. Весь процесс зарождения, деятельности и перерождения новой советской элиты описан в книге Михаила Восленского «Номенклатура — господствующий класс СССР».

Номенклатура создала три уклада в плановой социалистической экономике: 1) рабовладельческий экономический уклад (ГУЛАГ, Норильлаг, Бамлаг и т. д.); 2) феодально-крепостнический экономический уклад (колхозное крестьянство, без паспортов, без денежной оплаты труда, когда практически весь урожай отбирался для поставки государству); 3) государственно-монополистический капитализм в промышленности на транспорте. Все эти уклады описаны в книгах и статьях академика Игоря Шафаревича «Социализм как явление мировой истории», «Из-под глыб». Он сказал: «Социалистический идеал, тот основной комплекс идей, который многие тысячелетия лежит в основе социалистической идеологии, может быть теперь нами сформулирован: равенство, уничтожение иерархии; уничтожение частной собственности; уничтожение религии; уничтожение семьи». Хлебнули счастья полной чашей.

Много противоречий было в социалистическом СССР, но были и громадные социальные завоевания, которые люди начали ощущать в 80‑е годы ХХ века. Но тут пришли новые певцы о народном счастье.

Лозунг 1991 года

«Демократия и свобода!» Людям надоело словоблудие о перестройке. Отсутствие правды о многих исторических событиях, отсутствие объяснения того, почему побежденные немцы и японцы живут гораздо лучше победителей, заставило слушать очередных мастеровых, предлагающих счастье. После обещанного счастья разрушился СССР, его мощная, взаимосвязанная, управляемая из единого центра экономика рухнула в одночасье, вместе с развалом государства, резко увеличилось влияние криминала в экономике и социальной жизни. Но тут начались новые песни о счастье.

Лозунг после 1993 года

«Приватизация: на каждый ваучер — по две «Волги»!» Общенародная собственность, создаваемая и защищаемая потом и кровью нескольких поколений (с надеждой, что дети и внуки будут жить счастливо), с молчаливого согласия общества была присвоена частнокапиталистическим способом. Воровство, коррупция начали расцветать пышным цветом вместе с криминальными разборками. С развалом экономики, дефицитом бюджета руководство страны выпрашивало кредиты МВФ, идя на любые невыгодные условия. Нам, как неразумным детям, дали большую группу американских специалистов во главе с Джеффри Саксом, которые подготовили для нас свыше 1500 законов РФ, постановлений правительства РФ, указов президента РФ.

О том, что руководство страны разместило группу американских «спецов» в здании ЦК КПСС, а ныне Администрации Президента РФ, в Москве на Старой площади, 4, отдав им целый этаж, рассказывает и сам Джеффри Сакс, и известный политолог Сергей Кургинян.

Разработанные американскими «доброжелателями» документы до сих пор системно разрушают экономику, здравоохранение, образование, промышленность, сельское хозяйство, а многомиллионная армия государственных и муниципальных служащих их усердно реализует, понимая их абсурдность и вредность для народов России. Вечно пьяный, сумасбродный и больной гарант Конституции, развалив все и вся, развязав войну на Кавказе, опять заставил народ желать счастья.

Лозунг 2000 года

«Укрепим властную вертикаль — не дадим развалить Федерацию!» Создав 7 федеральных округов с полномочными представителями Президента РФ, заменив выборность губернаторов их назначением, очередной, назначенный преемник создал с помощью Налогового кодекса РФ финансовую вертикаль, когда из собранных на территории налогов 3 % оставляются муниципалитету, 25 % отдаются в распоряжение субъекта РФ, а 72 % уходят в Москву. Об этой модели колониального финансового насоса много писали академик Дмитрий Львов и доктор экономических наук Сергей Глазьев.

Собранные налоги возвращаются только к тем просителям, кто «отпилит» до 50 % предоставляемой суммы в карман федерального, регионального или муниципального чиновника. Вместе с провозглашенной либерально-рыночной моделью экономики (когда чиновнику запрещено вмешиваться в экономику, создавать новые предприятия или развивать убыточные) финансовая вертикаль оставляет чиновнику только функцию делить то, что попадает в одну из трех кормушек. А это и есть объективная причина развития коррупции, системного кризиса в России. Опять ждем счастья.

Лозунг 2010 года

«Модернизация и либерализация экономики. «Программа 2020». Наш третий президент обрисовал картину системного кризиса в России в своей программной статье «Россия — вперед!». Он рассказал, что доставшиеся от социализма промышленность, сельское хозяйство, транспортная, жилищно-коммунальная инфраструктура физически изношены и морально устарели, коррупция разъела государственное управление, а сознание людей извращено. Тупик. Нужна модернизация и дальнейшая либерализация экономики — вот тогда выйдем из кризиса за счет инноваций, нанотехнологий, реформ в образовании, во власти, в армии, милиции и т. д. В общем, обещал счастье, если сохраним курс на дальнейшее разорение России.

Все просто объясняет по этому поводу Виктор Ефимов в работе «Концептуальная власть. Просто о сложных механизмах разорения России». Ведь когда банковский бизнес стал отдельным видом бизнеса, он отделился от государства, и его процент за кредит был главным разрушителем промышленности, сельского хозяйства, науки, армии, образования и т. д.

Ведь 500 % годовых за кредит на пополнение оборотных средств был в несколько раз выше рентабельности предприятия промышленности (средняя рентабельность — 15 %), сельского хозяйства (рентабельность 3‑4 %). И сегодня банковский процент за кредит в 15‑20 % годовых определяет инфляцию, потому что этот банковский процент предприятия вводят в себестоимость продукции и услуг, которые дорожают на глазах при относительно постоянных доходах большинства населения, которые и питают, и кормят банковскую систему, пополняя ряды бедных и нищих.

Даже мелкий и средний бизнес стал «стричься» государством за счет изымания 34 % из фонда оплаты труда предприятия, так что финансовая нагрузка на МСБ увеличилась (по расчетам объединения предпринимателей «ОПОРА России») в 2,4 раза.

Ничего не меняя, сохраняя курс на либеральную модель экономики, когда государство грабит, его чиновники воруют, олигархи хищнически разоряют и распродают по бросовым ценам природные ресурсы, банки способствуют разорению и банкротству предприятий, пополняя растущую армию бедных и нищих, невозможно выйти из системного кризиса, нельзя ничего модернизировать. Опять хочется счастья. И тут появляется новый лозунг.

Лозунг 2011 года

«Все в народный фронт!» Как сказал Сергей Кургинян во время своих выступлений в Красноярске, около 90 % россиян выступают против десталинизации (а значит, ждут «хозяина», «крепкую руку», которая покарает врагов народа, которые будут скоро найдены, названы и покараны).

Немного теории о манипулировании нашим сознанием.

С. Г. Кара-Мурза в своей книге «Краткий курс манипуляции сознанием» описывает то, что с нами произошло. Возьмем из его книги небольшую выдержку, которая объясняет суть происшедшего:

«…примем как факт: некая влиятельная и организованная часть человечества (в которую приняты и кое‑кто из наших земляков) каким‑то образом добилась, чтобы наше общество в целом, почти 300 миллионов человек, не считая «союзников», активно действовало по программе, приносящей огромные выгоды этой группе и огромный урон нам самим. Сегодня, когда важный этап этой программы завершен и результат налицо, это можно принять действительно как факт и больше на нем не останавливаться. Потери и приобретения известны и очевидны, они подсчитаны и обнародованы в мировых бухгалтерских книгах, буквально написаны на роже счастливых политиков.

Что бы там ни говорили крепкие задним умом скептики, если считать, что мы — народ (то есть единое тело с надличностным разумом), то пора признать, что наша народная мудрость почему‑то дала осечку. Мы коллективно заглатывали одну приманку за другой, пока нас не подвели к крючку и не вытянули на разделочную палубу. Правда, и сегодня есть такие, которые, уже лежа на этой палубе, кричат: «Я этого хотел и не могу поступиться принципами! Да здравствует товарищ Чубайс!». Но это — тонкие натуры, их особенно жалко.

Истощение бытия, угасание рода

Так вот, давайте разберем, что это была за приманка, как ее готовили и с какими словами ею помахивали у нас перед носом. Потому что то, что с нами сделали, называется скучным термином «манипуляция общественным сознанием». По своим масштабам, затратам, продолжительности и результатам эта программа манипуляции не имеет аналогов в истории. В ходе ее подготовки и выполнения сделано огромное количество находок и даже открытий, накоплено новое важное знание о человеке и обществе, об информации и языке, об экономике и экологии.

Прежде чем начать решающие действия в СССР, были поставлены «острые» (часто исключительно кровавые) эксперименты над многими народами и получено ценное знание по этнографии и антропологии. Мир изменился не только из‑за краха СССР. Сама невидимая деятельность по манипуляции общественным сознанием множества народов земли изменила облик мира и затронула практически каждого жителя планеты. И особенно культурный слой человечества, читателя и телезрителя.

Успех манипуляции сознанием народов СССР, и прежде всего русского народа (по словам Даллеса, «самого непокорного народа»), опасно вскружил голову политикам-победителям и их экспертам. Сегодня пресса полна торжествующими воплями о принципиальной возможности полного контроля над поведением человека, причем с очень небольшими затратами.

С другой стороны, множество тех, кто посчитали себя жертвами манипуляции, впали в уныние и уверовали в какое‑то тайное оружие, разработанное КГБ или ЦРУ (или совместно), в какие‑то психотропные средства, с помощью которых коварные политики «зомбируют» людей. Ясно, что вера в мистическую силу противника парализует волю к сопротивлению. Так что «создание» этой веры (путем слухов, статей, «обличений» и «признаний») — само по себе есть важное средство манипуляции общественным сознанием.

Люди, независимо от их идеологии и политических пристрастий, делятся на два типа. Одни считают, что, в принципе, человек — это большой ребенок, и манипуляция его сознанием (разумеется, ради его собственного блага) просвещенным и мудрым правителем — не только допустимое, но и предпочтительное, «прогрессивное» средство. Например, многие специалисты и философы утверждают, что переход от принуждения, тем более с применением насилия, к манипуляции сознанием — огромный шаг в развитии человечества.

Другие считают, что свобода воли человека, предполагающая обладание незамутненным разумом и позволяющая делать ответственный выбор (пусть и ошибочный) — огромная ценность. Эта категория людей отвергает законность и моральное оправдание манипуляции сознанием. И даже считает физическое насилие менее разрушительным (если и не для индивидуума, то для рода человеческого), чем «зомбирование», роботизация людей.

Эти две позиции определяются ценностями, идеалами человека. Значит, спорить о том, какая из этих позиций правильнее и лучше, бесполезно. Это все равно, что спорить, что важнее: душа или тело. Рационально и даже логично можно рассуждать о том, какие последствия для общества и личности повлечет за собой превращение той или иной идеальной позиции в политическую доктрину. Влияет ли на жизнь человека воплощение этой доктрины в жизнь линейно, или это влияние имеет критические пороговые уровни. То есть, допустима ли «манипуляция в разумных пределах», или признание ее как оправданного средства управления означает перескок в качественно иное общество.

Поэтому в книге, которая предлагается читателю всего лишь как основа, матрица для диалога, мы постараемся избежать обвинений и оценки идеалов. Будем говорить о делах: их можно и нужно оценивать с позиций совести, поскольку они затрагивают жизнь людей. Но и скрывать свои установки бесполезно и даже вредно: это же не агитпроп. Вербовать в свою веру не нужно, гораздо важнее создать очаг диалога в нашем расколотом обществе. Поэтому предпочитаю предупредить, что книга написана с позиций неприятия манипуляции и общественным, и личным сознанием. Я уверен, что на этом пути, который, конечно же, обеспечивает удобства и комфорт, человека ждет беда. Истощение бытия и угасание всего рода человеческого, включая касту жрецов, сидящих у пульта манипулирующей машины.

Наша задача — выпрыгнуть

О какой же манипуляции пойдет речь? В принципе, можно программировать поведение человека и путем непосредственного внешнего воздействия на его биологические структуры и процессы. Например, вживив электроды в мозг и стимулируя или блокируя те или иные управляющие поведением центры. При некоторой технической изощренности можно даже не вживлять электроды, а воздействовать на высшую нервную систему человека на расстоянии — с помощью физических полей или химических средств.

Массовое применение и в прошлом, и сейчас имеет воздействие на поведение человека с помощью грубого хирургического вмешательства в его организм. В США долгое время широко использовалась лоботомия — хирургическое удаление некоторых центров в лобной части головного мозга, после чего беспокойный человек утрачивает мятежный дух и становится всем довольным (кто‑то наверняка смотрел фильм М. Формана «Пролетая над гнездом кукушки»).

В этой статье мы не будем обсуждать ни применение электродов в «коррекции» поведения, ни лоботомию, ни воздействие психотропными лучами или газами. Все это, по нашим меркам, является преступным вмешательством в организм человека и, надо надеяться, в ближайшие годы открыто и в массовом масштабе использоваться не будет. Конечно, надо держать ухо востро. Энтузиастов с тоталитарным мышлением хватает под любым знаменем, даже самым что ни на есть демократическим.

Вот декларация одного такого демократа — Н. Амосова (1992 г.): «Исправление генов зародышевых клеток в соединении с искусственным оплодотворением даст новое направление старой науке — евгенике — улучшению человеческого рода. Изменится настороженное отношение общественности к радикальным воздействиям на природу человека, включая и принудительное (по суду) лечение электродами злостных преступников… Но здесь мы уже попадаем в сферу утопий: какой человек и какое общество имеют право жить на земле».

Это откровение отражает общее и тайное желание элиты (хотя бы и «просвещенной») — иметь народ или население, которые вели бы себя во всех сферах жизни именно так, как выгодно, удобно и приятно именно ей, элите. Н. Амосов — кумир влиятельной части нашего культурного слоя. Согласно опросам, он совсем недавно занимал в среде интеллигенции третье место в списке живых духовных лидеров (после Солженицына и Лихачева).

Но мы, повторяю, не будем говорить ни о планах «улучшения человеческого рода» и лечении по суду электродами, ни о психотропных лучах, а поговорим о простой и реально существующей вещи, которая стала частью нашей жизни в культуре и вообще в окружающей среде, — о манипуляции сознанием и поведением человека с помощью законных, явных и осязаемых средств. Поговорим о той технологии, которую используют, согласно своим служебным обязанностям и за небольшую зарплату, сотни тысяч профессиональных работников, независимо от их личной нравственности, идеологии и художественных вкусов. Это — та технология, которая проникает в каждый дом и от которой человек не может укрыться. Но он может изучить ее инструменты и приемы, а значит, создать свои «индивидуальные средства защиты».

Если же знание об инструментах и приемах манипуляции сознанием станет доступным для достаточно большого числа людей, то возможны и совместные акции сопротивления или поначалу акции защиты против манипуляции. Конечно, манипуляторы будут изобретать новые инструменты и новые приемы. Но это уже будет нелегкая и дорогостоящая борьба, а не подавление безоружного и беззащитного населения. Причем это будет борьба ничтожного меньшинства (хотя и обладающего деньгами и организацией) против огромной массы творчески мыслящих, изобретательных людей. Сам переход к борьбе будет означать важный поворот в судьбе нашего народа, а может быть, и всего человечества.

В этой возможной борьбе нам выпало особое место. На нас вся современная технология манипуляции сознанием обрушена, как обвал, с гротескными и кричащими результатами. Это, конечно, вызвало шок, но в то же время создало и важнейшее условие для попытки осмысления, а затем — сопротивления.

В других частях мира обволакивание человека «культурой манипуляции» было медленным, постепенным. Там не было шока и таких страданий, как у нас. Там возникло привыкание без всякой надежды на резкие, творческие попытки освобождения. Лягушка, брошенная в кипяток, выпрыгивает, хотя и с травмами. Лягушка, погруженная в теплую воду, с наслаждением плавает в кастрюле. Она не замечает, что кастрюлю поставили на огонь, и вода становится все теплее. Она так и наслаждается, пока не сварится.

Наша задача — выпрыгнуть и помочь тем, кто наслаждается.

Что такое манипуляция сознанием?

Человек — существо социальное. Как говорил Аристотель, только боги и звери могут жить вне общества. Индивидуум — это абстракция, идеальное представление об изолированном человеке, которое сложилось в XVII веке на Западе. На практике миф об индивидууме неосуществим, человек возникает и существует только во взаимодействии с другими людьми и под их влиянием. Ребенок, воспитанный дикими животными (такие случаи известны и изучены), не становится красавцем Маугли. Он — не человек и выжить не может. Не становится человеком даже ребенок, изолированный матерью от других людей.

Значит, заложенная в нас биологически программа поведения недостаточна для того, чтобы мы были людьми. Она дополняется программой, записанной в знаках культуры. И эта программа — коллективное произведение. Значит, наше поведение всегда находится под воздействием других людей, и защитить себя от этого воздействия каким‑то жестким барьером мы в принципе не можем. Какой же вид воздействия на наше поведение мы определим как манипуляцию?

Ясно, что само это слово имеет отрицательную окраску. Им мы обозначаем то воздействие, которым недовольны, которое побудило нас сделать такие поступки, что мы оказались в проигрыше, а то и в дураках. С другой стороны, не всякое воздействие, подчиняясь которому вы оказались в убытке, вы назовете манипуляцией. Если в темном переулке вам приставили нож к животу и шепнули: «Деньги и часы, быстро», — ваше поведение очень эффективно программируется. Но обозвать незнакомца манипулятором в голову не приходит. Какой же смысл мы вкладываем в это понятие?

Само слово «манипуляция» имеет корнем латинское слово «manus» — рука. В словарях оно толкуется как обращение с объектами с определенными целями. Имеется в виду, что для таких действий требуется ловкость и сноровка. Отсюда и переносное значение слова — ловкое обращение с людьми как с объектами, вещами. Оксфордский словарь английского языка трактует манипуляцию как «акт влияния на людей или управления ими с ловкостью, особенно с пренебрежительным подтекстом, как скрытое управление или обработка». Изданный в 1969 г. в Нью-Йорке «Современный словарь социологии» определяет манипуляцию как «вид применения власти, при котором обладающий ею влияет на поведение других, не раскрывая характер поведения, которое он от них ожидает».

Таким образом, термин «манипуляция» есть метафора: ловкость рук в обращении с вещами перенесена в ней на ловкое управление людьми (и, конечно, уже не руками). Сначала этим словом обозначали фокусников, работающих без сложных приспособлений, руками («фокусник-манипулятор»). Искусство их основано на свойствах человеческого восприятия и внимания — на знании психологии человека. Своих эффектов фокусник-манипулятор добивается, используя психологические стереотипы зрителей, отвлекая, перемещая и концентрируя их внимание, действуя на воображение — создавая иллюзии восприятия. Если артист владеет мастерством, то заметить манипуляцию очень трудно, хотя дошлые скептики смотрят во все глаза.

Именно когда все эти принципы вошли в технологию управления поведением людей, возникла метафора манипуляции в ее современном смысле как программирование мнений и устремлений масс, их настроений и даже психического состояния с целью обеспечить такое их поведение, которое нужно тем, кто владеет средствами манипуляции.

Если выписать те определения, которые дают авторитетные зарубежные исследователи явления манипуляции (наши‑то пока что ходят в подмастерьях, хотя на практике молодцы), то можно выделить главные, родовые признаки манипуляции.

Во-первых, это — вид духовного, психологического воздействия, а не физическое насилие или угроза насилия. Во-вторых, это — скрытое воздействие, факт которого не должен быть замечен объектом манипуляции. Еще более тщательно скрывается главная цель — так, чтобы даже разоблачение самого факта попытки манипуляции не привело к выяснению дальних намерений. Поэтому сокрытие, утаивание информации — обязательный признак. В-третьих, манипуляция — это воздействие, которое требует значительного мастерства и знаний. Поскольку манипуляция общественным сознанием стала технологией, появились профессиональные работники, владеющие этой технологией. Возникла система подготовки кадров, научные учреждения, научная и научно-популярная литература. Правда, Нобелевской премии в явном виде в этой области пока что не учредили (хотя некоторые лауреаты Нобелевской премии мира или по литературе должны были бы идти по разряду выдающихся манипуляторов сознанием).

Манипуляция — это часть технологии власти, а не воздействие на поведение друга или партнера. Влюбленная женщина может вести очень тонкую игру, чтобы разбудить ответные чувства, — воздействует на психику и поведение покорившего ее воображение мужчины. Если она умна и терпелива, то до определенного момента она проводит свои маневры скрытно, и намерения ее «жертва» не обнаруживает. Это — ритуал любовных отношений, конкретный образ которого предписан каждой культурой. Если речь идет об искренней любви, мы не назовем это манипуляцией. Иное дело — если хитрая бабенка решила окрутить простофилю. Беда в том, что различить эти два случая непросто.

Не включаем мы в понятие манипуляции и этикет — воздействие на поведение окружающих с помощью иносказаний и умолчаний, языка знаков, понимаемых только в данной культуре. Если человек понимает знак, то смысл обращения ему ясен, и намерения того, кто «воздействует на его поведение», для него секрета не составляют. Когда человек обращается к другому утонченно вежливо, он, конечно, стремится повлиять на поведение партнера в свою пользу. Но это — не манипуляция, поскольку здесь не скрываются ни факт воздействия, ни намерения. Без этикета и условностей, связанных с обманом, жить в обществе невозможно. Но, применяя правила этикета, мы вовсе не обращаемся с человеком как с вещью, мы его уважаем как личность. Этот вид «нас возвышающего обмана» мы в понятие манипуляции не включаем.

Да и вообще, простой обман, будучи одним из приемов манипуляции, сам по себе составить манипулятивное воздействие не может. Лисица, выманивая сыр у Вороны, даже не может быть названа обманщицей. Она же не говорит ей: брось, мол, мне сыр, а я тебе брошу сырокопченой колбасы. Она просит ее спеть. Манипуляция, как пишут ученые, «не только побуждает человека делать то, чего желают другие, она заставляет его хотеть это сделать».

Отсюда становится ясной довольно неприятная сторона дела. Всякая манипуляция сознанием есть взаимодействие. Только если человек под воздействием полученных сигналов перестраивает свои воззрения, мнения, настроения, цели и начинает действовать по новой программе — манипуляция состоялась. А если он усомнился, уперся, защитил свою духовную программу, он жертвой не становится. Манипуляция — это не насилие, а соблазн. Каждому человеку даны свобода духа и свобода воли. Значит, он нагружен ответственностью — устоять, не впасть в соблазн. Один из надежных признаков того, что в какой‑то момент осуществляется большая программа манипуляции сознанием, состоит в том, что люди вдруг перестают внимать разумным доводам — они как будто желают быть одураченными.

Для обсуждения нашей темы главную трудность создает та сторона манипуляции сознанием, которую мы обозначили как «скрытность», да еще при наличии мастерства и ловкости. Профессиональные манипуляторы, как и фокусники, своих секретов не раскрывают и в свои творческие лаборатории посторонних не допускают. Даже их мемуары, в которых они хвастаются достижениями в этой части, призваны скорее напустить туману, чем просветить и предупредить потомков.

Первое (и, вероятно, главное) условие успешной манипуляции заключается в том, что в подавляющем большинстве случаев подавляющее большинство граждан не желает тратить ни душевных и умственных сил, ни времени на то, чтобы просто усомниться в сообщениях. Во многом это происходит потому, что пассивно окунуться в поток информации гораздо легче, чем критически перерабатывать каждый сигнал.

Оружие информационного поражения

Вам, дорогие читатели, предоставляется еще одна возможность критически отнестись ко всему, что сейчас происходит, прочитав известный документ известного человека. Сейчас возникли тенденции говорить, что этот документ фальшивка, оружие советских спецслужб, но, к сожалению, он практически полностью реализован.

Аллен Даллес (1893-1969) — работал в Центральном разведывательном управлении США (ЦРУ) с момента его создания в 1947 году. В 1942‑1945 гг. руководил политразведкой в Европе. Директор ЦРУ в 1953‑1961 годах. Один из организаторов разведывательной и шпионско-диверсионной деятельности против СССР и других соцстран, идеолог «холодной войны».
А. Даллес, «Размышления о реализации американской послевоенной доктрины против СССР», 1945 г.: «Окончится война, все как‑то утрясется, устроится. И мы бросим все, что имеем, — все золото, всю материальную мощь на оболванивание и одурачивание людей! Человеческий мозг, сознание людей способны к изменению. Посеяв хаос, мы незаметно подменим их ценности на фальшивые и заставим их в эти фальшивые ценности верить. Как? Мы найдем своих единомышленников, своих союзников в самой России. Эпизод за эпизодом будет разыгрываться грандиозная по своему масштабу трагедия гибели самого непокорного на земле народа, окончательного, необратимого угасания его самосознания. Из литературы и искусства, например, мы постепенно вытравим их социальную сущность, отучим художников, отобьем у них охоту заниматься изображением… исследованием, что ли, тех процессов, которые происходят в глубинах народных масс. Литература, театры, кино — все будет изображать и прославлять самые низменные человеческие чувства. Мы будем всячески поддерживать и поднимать так называемых художников, которые станут насаждать и вдалбливать в человеческое сознание культ секса, насилия, садизма, предательства — словом, всякой безнравственности. В управлении государством мы создадим хаос и неразбериху. Мы будем незаметно, но активно и постоянно способствовать самодурству чиновников, взяточников, беспринципности. Бюрократизм и волокита будут возводиться в добродетель. Честность и порядочность будут осмеиваться и никому не станут нужны, превратятся в пережиток прошлого. Хамство и наглость, ложь и обман, пьянство и наркомания, животный страх друг перед другом и беззастенчивость, предательство, национализм и вражду народов, прежде всего вражду и ненависть к русскому народу — все это мы будем ловко и незаметно культивировать, все это расцветёт махровым цветом.
И лишь немногие, очень немногие будут догадываться или даже понимать, что происходит. Но таких людей мы поставим в беспомощное положение, превратим в посмешище, найдем способ их оболгать и объявить отбросами общества. Будем вырывать духовные корни, опошлять и уничтожать основы народной нравственности. Мы будем расшатывать, таким образом, поколение за поколением. Будем браться за людей с детских, юношеских лет, главную ставку всегда будем делать на молодежь, станем разлагать, развращать, растлевать ее. Мы сделаем из них циников, пошляков, космополитов.
Вот так мы это и сделаем».

После этого были директивы Совета Национальной Безопасности США, уставы и наставления для подразделений, ведущих психологические операции. На сознание русского народа, имеющего менталитет «долготерпеливого», который отметил еще прусский полководец, что «русские долго запрягают, но быстро ездят», специально обрушили информационно-психологическую технологию «выученной беспомощности». Она была разработана немецкими психологами и успешно применялась политтехнологами.

«В такой период ослабления национального сознания процесс накопления раздражений, предшествующий взрыву, растягивается. Но вряд ли можно сомневаться, что взрыв произойдет. Трудно себе представить, чтобы его можно было предотвратить. А от наших усилий может зависеть только то, как он будет направлен: на разрушение государства, окончательно воспринятого народом как «ложное», изменившее своей цели, или на его воссоздание и укрепление», — заявил академик Игорь Шафаревич в своей работе «Есть ли у России будущее?».

Можно с уверенностью сказать, что сегодня вместо оружия массового поражения против нас всех применяется оружие информационного поражения. Это и технологии в СМИ — «Убийство смысла», «Формирование выученной беспомощности», «Нациобилдинг» — строительство новой нации в России, воспитание тех, кто забыл свою культуру, язык, осмеивает свое великое прошлое в угоду заокеанским хозяевам. Поражающие факторы информационно-психологического оружия даже сильнее ядерного или бактериологического. Знать об этом — уже означает быть во многом защищенным от информационного оружия.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | 1 комментарий

Один комментарий

  1. Нужно доработать закон об информационной безопасности ….
    запретить ( посмотрите кто финансирует — тот дурак или враг народа — эти дурилки — страшилки -смешилки дебилизирующие россиян через СМИ

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.