Юрий Ананян: «Артист без новых ролей — как букет, который стоит долгое время в вазе…»

 

В завершение XXXIII сезона Красноярский театр оперы и балет приготовил своим зрителям подарок — премьеру комического балета Петера Гертеля «Уж замуж невтерпеж, или Тщетная предосторожность», которая состоится 28‑го, 29‑го, 30 июня и 1 июля.

Его сюжет легок и остроумен: пара влюбленных, Лиза и Колен, виртуозно обхитрив меркантильную матушку Марцелину, соединяются в счастливом браке.

Хореограф-постановщик балета — художественный руководитель балета, заслуженный артист России Марк Перетокин. По его замыслу, в спектакле много остроумных, озорных и смешных сцен. Их появлению способствует и интрига балета: в первых двух спектаклях партию Марцелины исполнит солист театра Бориса Эйфмана заслуженный артист России Юрий Ананян, которого называют прирожденным комедиантом.

— Юрий, Вы работаете в театре, который отличает новаторский хореографический язык постановок. Однако балет «Уж замуж невтерпеж, или Тщетная предосторожность» является классическим. Что Вас привлекало в этом спектакле?

— Это действительно классический балет, но моя роль — матушки Марцелины — интересна тем, что она актерская. Она дает возможность в рамках классического танца фантазировать и экспериментировать так же, как мы это делаем в современных пластических танцах. Так что никаких границ между стилями и эпохами не существует.

К тому же, я никогда не любил танцевать одно и то же. По моему мнению, чтобы безупречно исполнять классику, необходимо попробовать «на себе» и другие стили. Я не раз встречал ребят, прекрасных исполнителей классических балетов, которые, потанцевав модерн, стали более раскрепощенными, уверенными, и, как следствие, их исполнительский уровень стал значительно выше.

— Почему Вы согласились станцевать женскую роль — матушки Марцелины?

— Я всегда танцевал только мужские партии, а когда мне позвонил художественный руководитель балета Марк Перетокин и предложил исполнить матушку Марцелину, то я не стал отказываться. Еще в Ереванском хореографическом училище, где я учился, Марцелину танцевал один из наших педагогов, и я был в восторге от того, как можно мастерски сыграть эту женскую роль. Она позволяет открыть что‑то новое в себе и для себя. Это дополнительные возможности для раскрытия собственного потенциала, и я подумал: «Я почему бы и нет? Я смогу!». К тому же, артист без новых ролей — как букет, который стоит долгое время в вазе… Он просто чахнет.

— Как по‑Вашему, кто сегодня ходит «на балет»?

— Ответить однозначно на этот вопрос просто невозможно. Но могу с уверенностью сказать, что на балет ходили и будут ходить. Главное, не останавливаться на достигнутом — ставить новые интересные спектакли, приглашать новых балетмейстеров… Надо не бояться удивлять зрителей!

— Есть ли в балетном мире свои предрассудки и суеверия? Например, у моряков считается, что женщина на корабле — к беде…

— Безусловно, у балетных есть свои предрассудки. Кто‑то хранит свои тапочки, кто‑то слоников или еще что‑то, кто‑то перед спектаклем молчит. Я, наоборот, перед спектаклем общаюсь с коллегами по сцене, разогреваюсь. Максимум, если чувствую, что тяжело выходить на сцену, то перекрещусь да скажу: «Господи, помоги» — и на сцену. Я уверен, когда человек живет с Богом в душе, то ему легче.

 

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.