Продолжая традиции

Второй красноярский фестиваль «Парад звезд в оперном» начал свою работу премьерой оперы Гаэтано Доницетти «Любовный напиток».

25‑го, 26‑го и 27 февраля красноярцам представили адаптированную к нашей сцене версию оперы великого итальянского композитора, ставшую в 1996 году лауреатом во всех номинациях Санкт-Петербургской премии «Золотой софит». Впервые в истории театра для постановки оперного сочинения были привлечены как режиссер, так и музыкальный руководитель спектакля. И это дало свои очевидные плоды.

Режиссером выступил представитель петербургской театральной школы Александр Петров. Он был автором первой красноярской версии бессмертной вердиевской «Травиаты», которая долго шла с большим успехом. Новая работа Александра Васильевича обещает продолжить эту традицию. Во всяком случае, по реакции публики можно было судить, что постановка аудитории понравилась.

Действительно, за последние несколько лет это первая комическая опера, поставленная грамотно, согласно канонам оперы buffa, а главное — по партитуре, ибо нигде на протяжении оперы не возникает конфликта между логикой композиторской мысли и режиссерской трактовкой. Даже притом, что, следуя современным тенденциям, режиссер Александр Петров переносит действие в начало XX века и наделяет персонажей вполне жизненными профессиями.

Главный герой Неморино становится велосипедным мастером, предмет его страстных воздыханий ветреная красавица Адина — библиотекарем, Джанетта Паста — телеграфисткой, ловкий доктор-шарлатан Дулькамара нарекается модным словом «коммивояжер», а сержант Белькоре возглавляет в версии А. Петрова моторизованный взвод. Последнее служит поводом вывести на сцену настоящий мотоцикл. Его появление вызывает оживление публики, которая, впрочем, вскоре ощущает неприятный запах выхлопных газов. Однако этот факт ничуть не снижает впечатления, поскольку постановка Петрова — живая, задорная, поставленная по всем канонам комической оперы, где игра, действие, сценическое движение служат отражением запутанной интриги с резкими поворотами сюжета, замысловатыми перипетиями и ожидаемо-неожиданной развязкой.

Сцена оформлена просто, с помощью довольно легких конструкций, обозначающих будку велосипедного мастера, здание кафе, салон фотографии, церковь. Один раз в течение вечера эти конструкции передвигаются по сцене, создавая ощущение поездки Адины и Неморино.

Множество сценических элементов многофункциональны. Назовем хотя бы простынь, которую стирает и вывешивает сушиться в самом начале оперы беременная горожанка. Постельная принадлежность в первом действии служит передаче комической ситуации (ею Адина, желающая утихомирить Неморино и посмеяться над Белькоре, обматывает разбушевавшихся соперников) или символизирует будущее платье невесты. Во втором — простынь остроумно используется Белькоре, расписывающим перед главным героем прелести воинской службы, в качестве занавеса (как это сделал А. Соколов) или элемента наряда маркитанки (в интерпретации О. Алексеева).

Каждый персонаж имеет четко очерченный рисунок роли. Причем это касается не только главных героев, но и артистов хора, которые представляют собирательный образ жителей итальянской провинции. Мельчайшие детали поведения хористов, представляющих образы парикмахера и его жены, фотографа-ловеласа, аптекаря, спортсмена и других обитателей небольшого городка, продуманы режиссером до мельчайших деталей и четко реализованы на сцене. Все это сочетается с грамотной вокальной работой хора, которая продемонстрирована в «Любовном напитке» благодаря трудам хормейстера Дмитрия Ходоша. Хор отличает и блестящая артикуляция, что немаловажно в новой постановке, осуществленной на русском языке. И здесь, пожалуй, настало время сказать о самом неоднозначном моменте режиссерской версии А. Петрова.

Сокращая три действия оперы Доницетти до двух, авторы петербургско-красноярской постановки решили отказаться и не только от ряда музыкальных сцен, но и некоторых речитативов, заменив их разговорными диалогами. Согласно указаниям программки, они написаны А. Петровым. Возможно, в стремлении сохранить аутентичность итальянской речи режиссер использует слова типа «бабы», «дура», не всегда адекватно воспринимаемые с оперной сцены. Речевое начало вызывает явную ассоциацию с опереттой, вызывая поначалу недоумение публики. Но особенно явно «чуждость» речи в «Любовном напитке» ощущается тогда, когда звучат сцены с авторскими речитативами — гибкими, отражающими интонацию слова, тесно «спаянными» в музыкальном плане с вокальными номерами.

И все же при всем этом красноярскую постановку нельзя назвать опереттой, поскольку, при всем уважении рецензента к этому жанру, главным отличием подлинной оперы является уровень вокальной школы, к которому шедевр Доницетти предъявляет строгие требования. В этом отношении радует, что, за редким исключением, солисты красноярского театра справляются со сложными вокальными задачами, поставленными итальянским мастером бельканто.

Прекрасны в партии Адины О. Гордеева и В. Баранова, удивительно гармоничен в образе Дулькамары В. Осипов, разных Белькоре представляют А. Соколов и О. Алексеев. Правда, порой артистам приходится петь в не самых удобных сценических условиях. Так, Адина и Неморино исполняют свой дуэт в 1‑м действии, изображая езду на велосипедах, вследствие чего кто‑нибудь из солистов периодически перестает крутить педали. В сцене Адины и Белькоре некой «проверкой на координацию» становится бубен, и отнюдь не всем певцам удается выдерживать ритмический рисунок, воплощая режиссерскую задумку.

 

Вместе с тем следует отметить, что в лирических сценах слушателю дают насладиться красивейшими мелодиями оперы Доницетти. Действие словно бы останавливается, и режиссер фокусирует наше внимание на ариозо главного героя в 1‑м действии, ариозо-признании Адины во 2‑м действии и, конечно же, самом знаменитом номере опере — романсе Неморино. И здесь в очередной раз хочется высказать слова искренней признательности Евгению Бражнику, который не просто дирижировал первой премьерой, но выступил в роли музыкального руководителя постановки. Благодаря его работе оркестр звучит великолепно!

Гибкость фразировки, тонкость динамических нюансов, слаженная игра оркестровых групп становятся великолепной поддержкой вокальной части партитуры. Важен и темпоритм, который маэстро задал с самого первого такта премьеры. Остается только надеяться, что прекрасное начало фестиваля найдет не менее достойное продолжение, и на протяжении двух месяцев нас ждет еще немало ярких и радостных встреч с оперными шедеврами мировой классики.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.