Спешите спасти планету, или Кому и зачем нужно экологическое образование

Недавно был отмечен 15-летний юбилей Общественного комитета экологического движения края. Опыт этой организации не имеет аналогов в России. Его в своей книге «Преодоление» обобщил зам. председателя Общественного комитета экологического движения края, автор книги Теодор Фёдорович Шевченко.

На презентации издания, которая проходила в краевой научной библиотеке, прозвучало предложение собрать подписи присутствующих в зале и направить запрос в краевые министерства культуры и образования для того, чтобы переиздать книгу массовым тиражом, и чтобы она была в каждой школе, библиотеке и вузе края. Это же пожелание высказывали и читатели нашей газеты. Однако этого не случилось. Слово – автору Теодору Шевченко.

Страсти «У озера»

Какой там массовый тираж! И те экземпляры, что остались после раздачи книги экологам, в библиотеки и учреждения, остались невостребованными. Ни Главным управлением образования города Красноярска, ни министерством культуры края, ни книжными магазинами.

Сразу после публикации я презентовал «Преодоление» директору школы № 86 Марине Михайловне Малышевой. Будучи редактором газеты «Экология Красноярья», я неоднократно писал об этом школьном коллективе, где было образцово поставлено экологическое образование по модели профессора Тарасова «Экология и диалектика». К тому времени на эту модель перешли сотни школ России. И каждый переход означал качественные преобразования учебного процесса. Он потребовал от педагогов полной отдачи, освоения новых дисциплин, создания собственных методик. Во главу угла ставилось развитие личности ребенка, становление его как гражданина Отечества, более того, – жителя планеты Земля. Воспитывался не примитивный потребитель природных благ, а ее рачительный хозяин.

И все это я воочию узрел в стенах школы № 86. Младшие классы – это шефство над родниками, походы в лес, новый предмет «Окружающие миры». Старшие – это увлекательные эколого-экономические игры. Знаете, что больше всего меня поразило? Это школьные перемены. Обычно что происходит? Раздается звонок — и из классов несутся, словно сорвавшиеся с цепи, оравы подростков с блуждающими взорами. А тут я видел обращенные ко мне спокойные доброжелательные улыбки, желание пояснить изображенное на многочисленных стендах, украшавших стены коридоров, показать и прокомментировать подшивку своей школьной газеты. Словом, разительный контраст с тем, что сейчас нам показывают в телесериале «Школа». А какие страсти кипели на эколого-экономических играх! Мне пришлось побывать на одной из них. Называлась она «У озера». Четыре конкурирующих фирмы со своими президентами, бухгалтерами планировали воздвигнуть у озера свои предприятия. И за сорок пять минут урока требовалось взвесить все «за» и «против» такого вторжения в природу. Споры продолжались и во время перемены.

Словом, я был очарован тогда (а это было более десяти лет назад) всем увиденным и, конечно, в первую очередь хотел узнать оценку книги из уст Марины Михайловны.

Услышал немало лестных слов, а самое главное, что книга необходима для каждого учителя-эколога. И вдруг заключение:

— Но, к сожалению, использовать у себя в школе мы ее не можем.

— Почему?

— У нас сейчас нет экологического образования. Учитель-эколог уволился.

— Но ведь вы столько сделали по модели профессора Тарасова!

— Видите ли, экология – не обязательный предмет. Никто не запрещает его вести. Но для этого нужны учебники и другие траты. И не каждый родитель на них пойдет…

Этот довод, почему в школах гаснет экологическое образование, слово в слово повторила и зам. начальника Главного управления образования города Красноярска Ирина Васильевна Лютикова.

А вот что сказала на презентации книги «Преодоление» в краевой научной библиотеке учитель-эколог школы № 76 краевого центра Валентина Константиновна Павлова: «Больше всего меня беспокоят слухи о том, что власти собираются вообще убрать из школьной программы курс экологии с региональным аспектом. Я выпустила уже три поколения учеников, которые досконально знают о том, что произойдет, если построить Богучанскую ГЭС не по отметке 185 метров, а 208. У меня такое ощущение: зачем временщикам экологически грамотная молодежь? Для них главное — выкачивать недра края».

Видимо, не случайно, когда в январе 2007 года местные «зеленые» вместе с представителями комитета «Ангара-185» из Усть-Илимска устроили митинг протеста в центре Красноярска, против них выступила колонна молодежного крыла партии «Единая Россия». Что требовали «зеленые»? Чтобы проект строительства Богучанской ГЭС прошел государственную экспертизу. Теперешнее строительство ведется с грубейшим нарушением закона. Колонна студентов кричала в ответ: «Не отбирайте у нас рабочие места!» Каковы могут быть рабочие места, мы видим на примере Саяно-Шушенской ГЭС. Мне запомнилось начало документального фильма «Бунт Енисея», показанного по центральному телевидению. Идет перекрытие великой реки. В нее сбрасывается огромный камень, на котором начертано: «Мы покорим тебя, Енисей!». А за кадром комментарий, видимо, гидроэнергетика: «Природу не надо покорять. Она свое возьмет». Так приходит понимание. К сожалению, запоздалое.

В единой связке

За время правления Лебедя, а затем Хлопонина, тех самых временщиков, о которых говорила Павлова, было потеряно многое из тех наработок, которые пришлись на время губернаторства В. М. Зубова. Именно тогда по поручению администрации края была разработана комплексная программа непрерывного экологического образования: детсад, школа, вуз и послевузовское воспитание. Создан координационный научно-методический совет края, который подготовил «Положение о краевом конкурсе проектов по экологическому образованию». Десятки педагогов края приняли участие в семинарах «Функционирование и развитие экосистем», которые проводили сотрудники Международного университета города Москвы. В Красноярске стали привычными городские турниры по экологии, где свои знания демонстрировали команды школьников от каждого района. А студенты отличались на краевых олимпиадах по экологии. Действовала международная детская эколого-экономическая экспедиция «Чистая вода. Устойчивое развитие». Больше всего заявок на участие в работе региональной научной конференции студентов и молодых ученых «Экология Южной Сибири – 2000 год» обычно поступало из Красноярска. Проводились краевые смотры-конкурсы работы библиотек по экологическому образованию. В этот процесс были вовлечены даже музеи. Можно упомянуть и научно-практическую конференцию «Экологическое образование для устойчивого развития Сибири», проведенную администрацией края совместно с межрегиональной ассоциацией «Сибирское соглашение», а также немало других акций.

Не стояло в стороне от этой работы и Главное управлении народного образования края. Совместно с Министерством образования России оно провело в Красноярске 1-ю Всероссийскую научно-практическую конференцию «Экология и культура». Вот что заявила по этому поводу член оргкомитета конференции, начальник отдела Главного управления народного образования края В. Цивилева: «Экологические проблемы, конечно, имеют глобальный характер и затрагивают все человечество. Но именно в нашей стране они становятся особо угрожающими. Главная тому причина – вызревшая у нас за долгие годы и, к сожалению, бесстыдно процветающая в условиях сегодняшнего дня тотальная экологическая безответственность. И эта безответственность будет воспроизводиться и в будущем даже в том случае, если наступит улучшение общей социально-экономической ситуации в стране, появится и заработает совершенное экологическое законодательство. Она будет воспроизводиться до тех пор, пока не начнет реально, целенаправленно и эффективно действовать целостная система экологического образования. Ее функционирование, направленное на формирование экологической ответственности и у маленьких, и у взрослых граждан нашей страны, должно постепенно, шаг за шагом, вывести общество из состояния экологического варварства. К сожалению, на разработку и развертывание подобной системы нам отпущено мало времени».

О том, что процесс формирования экологического мировоззрения трудоемок и длителен, неоднократно говорила в своих газетных публикациях вышеупомянутая И. В. Лютикова. Тогда она была методистом гороно Красноярска. Одна из ее статей так и называлась «Спешите спасти планету». В 1998 году, став уже главным специалистом Управления образования Красноярска, она отрапортовала, что в учебные планы 63 процентов школ краевого центра введены учебные предметы экологического профиля.

Почему же сегодня та же Лютикова столь спокойно воспринимает сообщение, что из школ увольняются учителя-экологи?

Объективности ради, следует сказать, что ситуация в стране существенно изменилась. Приказало долго жить Минприроды, которое в 1994 году совместно с Минобразования приняло постановление «Об экологическом образовании обучающихся в образовательных учреждениях Российской Федерации». Теперь природоохранники под крышей Ростехнадзора, которому, как говорится, экологическое образование до лампочки. Исчез и краевой экологический фонд, который давал мощную подпитку для создания наглядных пособий, издания учебников, разработки методик, создания «живых уголков», проведения конкурсов, конференций и т.д. Наконец, до сих пор не принят федеральный закон о непрерывном экологическом образовании. В США подобный закон был подписан президентом в 1990 году. Он предусматривает награждение учителей за высокие достижения в экологическом обучении, стимулирование творческой инициативы на местном уровне.

Все так, но все же главным препятствием в экологическом обучении, на мой взгляд, стало то, что его роль и значение до сих пор толком не осознаны обществом. Конечно, можно сетовать на тех, кто стоит у руля краевой власти, в то время как их семьи находятся далеко от загазованного Красноярска. Но давайте полистаем многостраничную резолюцию публичных слушаний по вопросу «Основные направления экологической политики в Красноярском крае на 2009-2011 годы». В ней нет даже упоминания об экологическом образовании! А ведь составляли ее те, чьи дети и внуки живут на красноярской земле. А для директоров школ экологическое образование означает лишнюю обузу. Этакую новинку, которая вышла из моды.

В борьбе с драконом Когай

В конце 90-х годов в Вершинорыбинской средней школе Партизанского района успешно действовал экологический кружок «Наша культура». Часть проектов кружковцы выполнили без специального финансирования. Но постепенно они обретали спонсоров в лице руководителей местных предприятий, сельсовета, администрации района. А японский экологический институт оказал школе техническую и методическую помощь. Вот куда сумели достучаться сибиряки из сельской глубинки!

Видимо, не случайно откликнулись именно японцы. Уж они-то знают истинную цену экологическому образованию. Борьбу с драконом Когай, что дословно означает рукотворное нарушение природы, жители Страны восходящего солнца начали еще в конце ХIХ века. Но в середине 60-х годов прошлого столетия, в период бурного развития индустрии, в Японии из учебных программ была вычеркнута экология. В это время были введены в строй гигантские промышленные комплексы. Национальным девизом стало «Большое – прекрасно!» Но с этим не согласились школьные учителя. Они открывали детям глаза на то, какой ценой был достигнут невероятно высокий экономический рост. Подвергли острой критике как правительство, так и местные власти. Последние решили бороться с загазованностью атмосферы городов установкой в каждой классной комнате очистителей воздуха, физической закалкой учащихся. В 1968 году во многих школах Японии преподавался курс «Загрязнение окружающей среды в префектуре Куматото и болезнь «минимата»». Вывод следовал такой: «Ни при каких обстоятельствах гуманизм не должен приноситься в жертву погоне за прибылью». Этот вывод педагогов предвосхитил множество решений судебных органов по делам о загрязнении окружающей среды.

С таким экологическим багажом японская система образования вошла в стадию сбалансированного развития (с середины 70-х годов по настоящее время). Начиная с 1975 года, процессы экологизации образования были закреплены коренным пересмотром программ средней и высшей школы. Министерством просвещения ежегодно издается сборник трудов «Экологическое обучение на университетском уровне». Элементы экологического образования включаются в учебные программы не только естественнонаучных и социальных предметов, но и таких, как физическое воспитание, домохозяйство, этика, музыка, родной и иностранные языки. Экологическое образование стало комплексной дисциплиной, объединяющей различные аспекты других учебных предметов. Оно помогает не только осознать важность нормального функционирования системы «природа – общество», но и понять ценность жизни и здоровья, а через это разбудить в сознании учащихся глубокое уважение к социально-насыщенному существованию человека.

Спад или развитие?

Хотел было ограничиться вышесказанным, но решил показать статью председателю координационного совета по экологическому образованию краевого центра, директору школы № 121 Светлане Вячеславовне Чипуре. И вдруг услышал неожиданное:

— Да, при губернаторе Зубове было сделано немало, но ведь с тех пор мы не стоим на месте. Мы растем! Раньше проводили по одной-две экологические экспедиции, а теперь — по 16-17! По итогам поездок ребята пишут научные работы, завоевывают первые-вторые места в Обнинске, Москве, Новосибирске… Можно сказать, мы звездим! А сколько мероприятий проводим в Дни защиты от экологической опасности! В заповеднике «Столбы» чистим Лалетинскую тропу, мастерим скворечники…

— Но все это разовые акты, а речь идет о массовом, школьном образовании…

— Никто не собирается убирать экологию из школьной программы. С 5-го по 8 классы дети изучают предмет «Природа и экология Красноярского края». Он преподается в рамках национально-регионального компонента.

— Получается, нет повода для критического запала. Так ли это? – вновь обращаюсь к В. К. Павловой.

— Не совсем так. В рамках национально-регионального компонента на преподавание предмета отпущено всего 17 часов. На весь учебный год. Уроки ведут учителя либо биологии, либо химии. Я не преподаю экологию уже третий год. Да и в других школах специалисты-экологи оказались невостребованными.

— По сравнению с былыми наработками наблюдается явный спад, — подтвердила и зам. директора по научной и методической работе Красноярского межшкольного учебного комбината № 1 Лариса Игоревна Филимонова. — Ни в одной школе края нет системного подхода к преподаванию экологии. Давно не действует краевой координационный совет по экологическому образованию. Из обязательного предмета экология превратилась в дополнительную нагрузку. Так что и отношение к ней соответственное…

Следующее мнение услышал в красноярской университетской гимназии «Универс» № 1.

— «Природа и экология Красноярского края» — курс хороший, — заметила учитель биологии Татьяна Сергеевна Денисова. – Я его веду у пятиклашек. Но этого явно недостаточно. На следующий год планирую преподавать в девятых классах курс «Занимательная экология». Я всегда говорю ребятам: «От ваших отцов и дедов вам досталась грязная планета, и вам предстоит ее восстанавливать…». Эта мысль должна пронизывать весь учебный процесс. Об этом говорят учителя истории, химии. И дети не равнодушны. Они живо откликаются на проблемы экологии. Когда я показывала им фильм «Хоум», что в переводе означает «Дом», о том, что происходит с нашей планетой, одна девочка даже заплакала. Знаете, дети всерьез обсуждают проблемы конца света…

Итоговой точкой этого разночтения стали строки из госдоклада «О состоянии и охране окружающей среды в Красноярском крае за 2008 год»: «К сожалению, система экологического воспитания и образования в крае законодательно не утверждена. Работа по формированию экологического сознания населения не носит массового характера. Отсутствуют мероприятия по развитию системы экологического воспитания и координация работ в целом по краю. Недостаточно используются потенциальные возможности населения, общественных экологических организаций, промышленных предприятий, сферы бизнеса».

Цена экологического невежества

Так что нет ничего удивительного в том, что отдача от такой мелкой вспашки на ниве экологического просвещения весьма и весьма невелика. Тут и «антизеленые» студенческие колонны, и печальное лидерство края в России по количеству выброшенной в воздух отравы, и состояние Енисея, из которого не только нельзя пить, но и купаться…

По компетентному мнению руководителя Международного научного центра исследований экстремальных состояний организма профессора Р. Г. Хлебопроса, Красноярск достоин занесения в Книгу рекордов Гиннеса: в черте миллионного города расположено одно из крупнейших в мире предприятий алюминиевой промышленности. В Европе и Америке подобные производства строят с максимальной мощностью в 200 тысяч тонн. Красноярский гигант скоро достигнет отметки в миллион тонн. Подсчитано, что с увеличением выпуска металла выбросы ядовитых веществ растут в геометрической прогрессии. Тем более что хозяин завода — олигарх Дерипаска — не спешит переводить электролизное производство на современные технологии. И делает это с молчаливого согласия депутатов Красноярского горсовета, одним из которых, кстати, является и сама М. М. Малышева.

Не так давно «Красноярский рабочий» опубликовал леденящие душу факты того, во что превратились земли отделения совхоза «Солонцы», которое находится под факелом КрАЗа. Здесь запрещено выращивать овощи, косить сено. Деревня Песчанка давно подлежит сносу. Но после того, как ее приняли в состав Красноярска, наладили регулярное автобусное движение, Песчанка стала…активно застраиваться дачниками! На что же обрекают себя и своих детей владельцы дорогущих коттеджей?

Итак, японцы, имеющие самую высокую продолжительность жизни, пошли на 50-кратное сокращение производство алюминия. В 1983 году в Стране восходящего солнца закрыли завод производительностью в 177 тысяч тонн металла, оборудованный электролизерами с обожженными анодами и передовой технологией очистки газов. А зачем вредное производство, если в далекой Сибири наращивают выпуск алюминия? После таких фактов остается только заплакать, как сделала девочка после просмотра фильма «Хоум».

В 1971 году знаменитый Римский клуб выпустил книгу «Пределы роста» — исследование причин и долговременных последствий роста промышленного капитала и загрязнения окружающей среды. В 2002 году в США и в 2005-м в Италии были обнародованы повторные издания. Теперь они дополнены девятью сценариями развития. У всех у них катастрофические последствия. Уже к концу нынешнего века будут исчерпаны природные ресурсы по многим направлениям, и экономический рост должен остановиться. В реальном мире все лимитировано: вес Земли, объем атмосферы, воды. Но общество потребления привыкло жить иллюзиями, что привычный уклад жизни будет продолжаться бесконечно. Между тем человечество достигло максимально возможного уровня потребления энергии, максимально возможного уровня потребления продовольствия, максимально возможного уровня потребления пресной воды и т.д. Разница между сценариями будущего только в количестве жертв – несколько миллиардов человек или сотни миллионов.

Но как ни мрачны прогнозы, действительность (особенно российская) ужаснее. Уже сейчас автомобильные пробки закупоривают улицы, уже сейчас города превращаются в дымные кострища, сжигающие человеческий материал. О чем свидетельствует все тот же госдоклад о состоянии окружающей среды края в 2008 году. Итак, на протяжении 2003-2008 годов наблюдается рост заболеваемости красноярцев экологически обусловленными болезнями. Наибольший прирост по болезням системы кровообращения – 78,2 процента (!), новообразований – 11,6 процента. Самое страшное заключается в следующем: заболеваемость детей аналогичными болезными в 3-4 раза выше общего показателя. Цитирую: «Снижение рождаемости и рост смертности привел к тому, что население считается демографически старым, относится к регрессивному типу, поскольку доля детского населения до 14 лет практически в два раза ниже доли населения в возрасте до 50 лет и выше». К этому остается добавить, что в 1997 году это соотношение было практически на одном уровне. Разительные перемены всего за 11 лет! Но если и дальше будет сохраняться подобная тенденция, сколько сибиряков-красноярцев останется к концу нынешнего столетия? А сколько россиян? По свидетельству доктора медицинских наук, завлабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Бориса Ревича, загрязненная экология дает около 10 процентов дополнительной смертности. В целом по стране это 40 тысяч человек в год. Целый город.

***

По свидетельству доктора медицинских наук, завлабораторией Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Бориса Ревича, загрязненная экология дает около 10 процентов дополнительной смертности. В целом по стране это 40 тысяч человек в год. Целый город.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.