Невыдуманные истории из жизни губернского города

В Красноярске появился очередной Остап Бендер в женском обличии, который в одночасье лишил 70-летнего старика собственного жилья, однако непрофессионализм правоохранителей не позволяет реализовать права гражданина, и это уже напоминает даже не театр абсурда, а нелепый фарс…

Я думаю – ученые наврали,
Прокол у них в теории, порез:
Развитие идет не по спирали,
А вкривь и вкось, вразнос, наперерез.
В. С. Высоцкий

Вместо предисловия, или Бендер и теперь живее всех живых

 

«В половине двенадцатого с северо-запада, со стороны деревни Чмаровка, в Старгород вошел молодой человек лет двадцати восьми…».

Более восьмидесяти лет прошло с откровений И. Ильфа и Е. Петрова, а наши реалии по-прежнему, даже не говорят, а кричат о жизненности и актуальности этой темы. А современность героев, их жизненность, их уверенность и расторопность в деле оболванивания и одурачивания местного населения, освоении новых способов отъема денежных знаков заставляет верить в пророческие, почти мистические, способности авторов. Ведь, с учетом даты выхода в свет бессмертных историй о великом комбинаторе, ему уже далеко за сотню лет. А он жив, полон сил и размножается, куда там кролику, и разводит себе подобных, которые, теперь уже не в одиночку, а толпами входят (или въезжают) в губернские или уездные города с одной целью, провозглашенной при первой встрече с Шурой Балагановым:

«Отъем или увод денег варьируется в зависимости от обстоятельств. У меня лично есть четыреста сравнительно честных способов отъема… Дайте мне индивида побогаче…

У меня нет крыльев, но я чту Уголовный кодекс. Это моя слабость».

Время наложило свой отпечаток на нынешних Остапов со товарищи, которые в своей нахрапистости не брезгуют даже пенсионерами. Оно же, изменило методы и нравы госслужащих: увеличив их аппетиты и уменьшив количество мозгов. Хотя, в целом, образы застенчивого ворюги Александра Яковлевича, начальника «Геркулеса» тов. Полыхаева, легко заменяемого набором штемпелей, и его секретарши Серны Михайловны, или, скажем, Скумбриевича, Берлаги да и всех прочих, легко вписываются в любую федеральную или муниципальную контору нашего современного губернского города. А Эллочка-людоедка, исходя из реалий этих контор, доросла, как минимум, до заместителя, а то и руководит конторой, да не одной. Одним словом, Остапу, вооруженному новыми технологиями и в условиях постоянной дебилизации чиновничества, отнимать денежные знаки у обывателей теперь стало проще.

 

Герой нашего времени

 

Итак, очередной новоявленный Остап Бендер красноярского розлива. Каков он? Обо всех судить не буду, ибо их у нас, как на паршивой собаке блох. Но вот один, а вернее, одна: песня, а не Остапша. Она и об ментов ноги вытерла, и об прокурорских, и об судебных приставов. И живет себе за чужой счет, приехав в губернский город из какой-то глухой не то гадиловки, не то задрищенки. Присвоила себе чужую квартиру, а когда этим присвоением начала заниматься милиция, рассказала ей сказку, поверить в которую может только полный идиот, но в которую поверили и милицейские, да, во всяком случае, поначалу и прокурорские. Так что, судите сами об умственных способностях и тех и других.

Помните сказку, как построила себе лиса домик ледяной, а заяц – домик лубяной. Пришла весна, ледяной домик растаял, лиса выгнала зайца из дома и заняла его. Ни собака, ни медведь, ни козел не смогли помочь бедному зайцу, лишь Петушок Золотой Гребешок справился с воровкой и выгнал ее из заячьего домика.

В нашей истории пока не известен лишь Петушок Золотой Гребешок, поскольку он еще не появился и не помог выгнать лихоимку. Вот и живет себе Остапша, поживает да добра за чужой счет наживает. Ну а дворняжка, косолапый и козел на нашей сцене уже появились, в первом акте свои роли уже исполнили, причем крайне посредственно, что, впрочем, не вызывает удивления. Ведь это правоохранители – милицейские, прокурорские да приставские. И пусть они сами, между собою, разберутся «кто есть who», пусть определят, кто из них козел, а кто дворняжка и мишка.

А лису нашу зовут Митрофанова Лариса Александровна. В губернском граде появилась она сравнительно недавно, зарегистрирована по-прежнему в какой-то мухосранке, хотя и успела за чужой счет обзавестись городской недвижимостью. Но поскольку недвижимость эта приобретена ею способом, мягко выражаясь сомнительным, а, точнее, криминальным, она пока в этой недвижимости не проживает, на всякий случай прячется, изображая из себя бедную поломойку из краевого глазного центра, которой старшая медицинская сестра по доброте душевной и, видимо, за небольшое вознаграждение разрешила ночевать в дневном отделении.

 

…что нам стоит дом построить

 

Началась эта история так: некий Коврижкин Александр Иванович, в силу жизненных коллизий, к 70 годам остался без жилья, из-за развода. Знаете, как бывает: седина в бороду, бес в ребро. Не ввязываясь в разделы совместно приватизированного жилья, имущества, Александр Иванович, понимая, что ему нужно обустроить свою жизнь, решил продать принадлежащий ему гараж, а на вырученные деньги купить себе хотя бы комнату. О принятом решении он переговорил с сестрой – Бородиной Зинаидой Ивановной, у которой как раз квартировала наша лисонька. Последняя, услышав рассказ Александра Ивановича, вмиг поняла, как на этом можно денег срубить, и сообщила, что работает риэлтером в крупной фирме и берется все устроить – продать гараж, подобрать квартиру, приобрести ее и оформить документы.

Дед от внезапно привалившего счастья «поплыл». Удача сама идет в руки: крутая риэлтерша, да еще живет у родной сестры – своя в доску, все сделает, и мучиться не надо и можно не бояться, что обдурят, да и недорого возьмет. И сестра ее положительно характеризует. Одним словом, клюнул: выдал лисоньке доверенности на право продажи гаража, приобретения для него квартиры, одновременно открыл сберегательную книжку, на которую зачислялись его зарплата и пенсия. А деньгами с книжки пользовалась опять-таки патрикеевна – мол, за справки надо платить, чиновников надо подмазывать, сборы разные и т. д. А заодно, по просьбе лисы, он отдал ей и паспорт, и пенсионное удостоверение, и документы на гараж и все прочие, какие были. Чем уж она его взяла – не знаю. По виду, ей красная цена в базарный день – пятачок за пучок. Да, видно, деда точно бес попутал.

Надо сказать, что продажей гаража мадам риэлтер не занималась. Его в ноябре 2008 года купила родственница Бородиной и Коврижкина, которая, узнав о продаже, приняла решение купить гараж, который ее устраивал и по месту, и по цене.

Митрофанова вместе с Коврижкиным лишь поприсутствовала на осмотре гаража и рассказала, что деньги за него нужно отдать срочно, т. к. есть хороший вариант с квартирой. Получив деньги, Митрофанова отдала покупателю документы на гараж, не принимая никаких мер к регистрации сделки, хотя и обещала это.

Видимо, к этому времени, у лисы Ларисы окончательно созрел план, в соответствии с которым она в одночасье становилась владелицей недвижимости без каких-либо затрат со своей стороны. Она начала регулярно с Коврижкиным посещать якобы продающиеся квартиры, оплачивать каким-то агентствам авансы по 30 000 рублей. Скорее всего, варианты были мифическими, как и агентства, а авансы лисичка платила сама себе. Наконец в декабре 2008 года, приехав к Бородиной, мадам сообщила, что приобрела квартиру для Коврижкина, но нужно доплатить еще 30 тысяч рублей. Брат с сестрой собрали последнее, в том числе и оставленное на похороны, и рассчитались с проходимкой. Они тогда еще не знали, что она аферистка и просто кинула двух стариков на деньги и на квартиру. Они еще ни о чем не догадывались.

 

Грузите апельсины бочками

 

Окрыленный Александр Иванович в январе 2009 года въехал в свою, как он считал, квартиру, по адресу: ул. 7-я Полярная, 23-1. В приподнятом настроении он сменил дверь, поставив металлическую, взял кредит и приобрел мебель. Радостный и возбужденный, он как-то не задумывался, почему Митрофанова не отдает ему документы на квартиру. В феврале, намереваясь зарегистрироваться по месту жительства, дабы получать там пенсию, он вдруг с удивлением узнал, что для регистрации ему требуется письменное заявление собственника квартиры – Митрофановой Ларисы Александровны. Да-да, мадам проходимка квартирку-то на свое имя оформила, оплатив ее покупку деньгами кинутого ею пенсионера. Правда, она великодушно разрешила Александру Ивановичу – мол, живи дед в ней, пока кони не кинешь, пользуйся моей добротой.

Вот так, незатейливо новоявленная мухосранская поломойка, приехавшая покорять губернский град, кинула дедушку, обзаведясь за его счет собственной недвижимостью.

Говорят, тамошние аборигены страшно гордятся своею землячкой, выбившейся в люди, доросшей от поломойки до санитарки в глазном центре, прихватившей себе жилье «на халяву», поставившей на место разных сующих нос в чужие дела. Вот, мол, настоящая хозяйка жизни, рыкнула на Ментов — и они сразу в будку; топнула ногой на прокурорских — и те молчок, сосут себе лапу в берлоге, тихо так, в тряпочку; показала фигу приставам, и те от испуга блеют, что им велят, и не суются, куда не велено.

Расстроенный Коврижкин и в одиночку, и с юристом многократно ездил к Митрофановой, которая, к этому времени проживала в арендованной квартире уже на Взлетке, дабы попытаться договориться с нею, вернуть украденное, по-хорошему. Но, как и в сказке, лиса твердила одно: «Как выскочу, как выпрыгну, полетят клочки по закоулочкам».

В результате пенсионеру пришлось обращаться за защитой своих прав в милицию и в суд. И вот тут началось самое интересное.

 

Театр абсурда, или… Поле чудес в стране дураков

 

Приехав в Пермь, после трагедии в «Хромой лошади», премьер-министр на пресс-конференции много говорил о глупости, беспринципности, непрофессионализме и коррумпированности российского чиновничества, как федерального, так муниципального. Не отдельно взятых индивидуумов из прослойки, как в школе эту общность именовали, а именно класса, который, бездумно и непрофессионально властвуя на территориях страны, уже превратился в главную угрозу для ее безопасности. Конечно, у Владимира Владимировича информация в масштабах страны, а глупость и взяткоемкость этих особей уже и его достали. Тем не менее, не в обиду ему, смею утверждать: а наши-то перлы поидиотистее да поизгалявистее иных прочих будут. Таких, может, и не везде найдешь, а уж их изыски, их похабство, ленивость и тупость, может быть, и вообще на чемпионство какое потянут.

«Не счесть алмазов в каменных пещерах, не счесть жемчужин в море полуденном», как, впрочем, разного рода бездельников, балбесов и непрофессионалов (если не сказать проще) в структурах, защищающих наши права, жизнь из-за которых порою превращается даже не в театр, а в нелепый фарс.

 

Первый акт нашего фарса — милицейский

 

16 марта 2009 года КУСП № 7666 было зарегистрировано заявление нашего пенсионера в УВД по Советскому району г. Красноярска. 18 июля 2009 года оперуполномоченный ОБЭП, некий З. А. Рубашко вынес по этому заявлению постановление об отказе в возбуждении уголовного дела. Уже две этих даты – 16 марта и 18 июля — достаточно объективно свидетельствуют о том, что опер Рубашко с законом не дружит. Или плюет на него. В своем постановлении он указывает, что рассмотрел заявление «в порядке ст. 144 УПК РФ». Но данная статья устанавливает срок для принятия решения по заявлению – 3 суток, который может быть продлен до 10 суток и, в исключительных случаях, – до 1 месяца. В нашем же случае – всего 4 месяца, и это никого не озаботило. Притом, что все описанные им действия легко исполнимы именно в три дня, даже если у него таких заявлений – пачка. Не буду подробно анализировать все нелогичности, нестыковки и надуманности опера, вписанные им в постановление, остановлюсь лишь на одной, которая абсолютно доказывает, что он ничего не сделал для того, чтобы разобраться с заявлением и вынести законное, а не выгодное и удобное ему, постановление.

Вот как выглядят обстоятельства дела, изложенные в заявлении и подтверждаемые свидетелями: Митрофанова, продав гараж, на вырученные от продажи деньги, купила для Коврижкина квартиру, которую зарегистрировала как свою собственность, присвоив чужое имущество, т.е. совершив деяние, предусмотренное ст. 159 УК РФ. Все остальное: ложь Митрофановой, представление в суд фальшивок и «левых» свидетелей – доказательство умысла на хищение чужого имущества. И это понятно любому студенту юрфака.

А вот что сочинил оперуполномоченный: «В ходе проверки установлено, что по устной договоренности между гр. Митрофановой Л. А. и гр. Коврижкиным А. И, купленная жилплощадь последнему, после его смерти, перейдет гр. Митрофановой Л. А. На основании этой договоренности гр. Митрофанова Л. А. оформила купленную жилплощадь гр. Коврижкину А. И. на свое имя, но никаких притязаний на данную жилплощадь не имеет…».

Имея более чем двадцатилетний опыт и стаж оперативной работы, никак не могу понять, как он это умудрился установить, и какое эта чушь имеет отношение к праву? Все причастные к сделке, кроме Митрофановой, отрицают такую договоренность. Действующее гражданское законодательство для подобного рода сделок предусматривает только письменную форму, в силу чего принять на веру и заявить этот идиотизм установленным фактом в постановлении мог только абсолютно безграмотный человек. Само по себе наличие заявления Коврижкина исключает факт какой-либо договоренности, на которую ссылается Митрофанова. Допускаю, что у опера З. А. Рубашко за плечами только заборостроительный или канавокопательный техникум и что гражданское право для него тоже самое, что для питекантропа высшая математика. Верю, что логику в его «университетах» не преподавали, и он с нею не знаком в принципе. Но ведь эту чушь проверяли руководители УВД и согласились с ним. Притом, что он в тексте, уже следующим своим перлом полностью дезавуирует и вывод об отсутствии притязаний Митрофановой на жилплощадь, которая обещает не вернуть ее Коврижкину, а продать, а деньги вернуть. Простите, оперуполномоченный Штанишко, а зачем продавать квартиру, которая приобреталась по поручению Коврижкина для него и за его деньги, терять на это время, тратить средства. А не проще ли просто переоформить ее в регистрационной палате на законного владельца? Или Митрофанова пообещала Штаниш… простите, Рубашко, что продаст ее подороже, а наваренное с ним поделит? Но тогда она и его кинула.

Об абсурдности установленных опером фактов свидетельствует и судебный процесс, проходивший в федеральном суде Советского района, который спустя 5 дней, после утверждения Рубашкинского бреда, рассмотрев исковое заявление, взыскал с Митрофановой и 600 тысяч рублей, и проценты за пользование чужими средствами. Опер знал о процессе, мог и должен был интересоваться его ходом, представляемыми в суд документами. А в суде Митрофанова долг не признала, указав, что деньги на приобретение себе квартиры заняла у иного лица. Суд установил, что Митрофанова лжет, после чего она представила суду расписку, якобы написанную Коврижкиным о том, что он получил от Митрофановой все деньги. Когда же истец заявил ходатайство о проведении почерковедческой экспертизы расписки, уже приобщенной к делу, Митрофанова и ее представитель, понимая, что экспертиза подтвердит, что расписка фальшивая, быстренько признали иск. Так что, и вывод опера об отсутствии у Митрофановой каких-либо притязаний на квартиру – из области его фантазий или заинтересованности. Или глупости?

Отсюда вывод: опер З. А. Рубашко не знаком с гражданским и уголовно-процессуальным законодательством. Не знаком он и с уголовным законодательством. Потому что Митрофанова со своим представителем, представив суду фальшивую расписку, совершили, помимо предусмотренного ст. 159 УК РФ и деяние, предусмотренное ст. 303 УК РФ. А для него все это – гражданско-правовые отношения.

Кому нужен такой опер? Какой от него прок и какая польза для добропорядочных граждан? Чего он так о проходимке печется? Разве что, Митрофанова ему дала? Однако тогда у него, кроме мозгов, еще и вкуса нет.

Но сменим декорации.

 

Акт второй — прокурорский

 

Прокуратура Советского района с бредом опера поначалу было согласилась и на заявление о его незаконности и необоснованности сообщила, что оснований для отмены постановления нет. В нем все законно, все правильно, поскольку де Митрофанова долг признала и обязалась его постепенно погасить. Потом она, правда, одумалась, отменила первый перл опера и направила его на дополнительную проверку. Опер, продержав материал почти 4 месяца, дополнил его текст галиматьей, согласно которой Митрофанова просто владеет квартирой, на которую не претендует, а заодно указал, что заявление Коврижкина частично подтвердилось, в силу чего он, так и быть, прощает заявителя и не будет привлекать его к уголовной ответственности за заведомо ложный донос.

Отмена этого постановления случилась только после обращения Коврижкина в прокуратуру края. Последняя, передав жалобу прокурору города, видимо, попеняла ему на нелепости, которыми изобилует отказной незамеченные районным оком. В результате городская прокуратура приподняла веки районному «государеву оку» (как Вию) и помогла рассмотреть всю нелепость и абсурдность Рубашкинского опуса.

Кстати, отмена прокурором постановления, оказывается, ничего не значит, поскольку вот и декабрь проходит, а отдел милиции № 5 (бывшее УВД по Советскому району) никого не вызывает, ничего не уточняет, а лишь подшивает заявления Коврижкина в отказной состряпанный своим малограмотным сотрудником. Одним словом, плевали милиционеры и на прокуроров, с их отменами постановлений, да и на закон тоже.

А прокурорские опять не видят ни нарушения сроков рассмотрения заявления, ни сроков его пересмотра, ни нарушения прав нашего потерпевшего.

Между тем, наш фарс еще не окончен.

 

Акт третий – судебно-приставский

 

7 августа 2009 года судебный акт, согласно которому с Митрофановой в пользу Коврижкина должно быть взыскано почти 640 тысяч рублей, вступил в законную силу. 11 августа был выдан исполнительный лист, а 25 августа судебный пристав-исполнитель Владимирова Е. А. возбудила исполнительное производство.

Говорят, затратив немало сил, судебный пристав-исполнитель отыскала лису-должницу, которая, к этому времени уже съехала с квартиры, которую арендовала на Взлетке. Кстати, не самый дешевый район для больничной поломойки, которая приставу плакалась, что зарабатывает всего пару тысяч рублей в месяц (разве что есть еще левый заработок). Нашли ее как раз в краевом глазном центре, в котором она мыла полы. Она там, в очередной раз найдя добрую душу в лице старшей медсестры, за небольшую плату пристроилась жить в дневном стационаре. Хотя, по слухам, плата составляла те же 2 тыс. рублей, которые якобы она и зарабатывала.

Так вот, приставу бедная лисичка сообщила, что у нее ничего нет, что платить ей нечем, а вот квартирку, на ее имя зарегистрированную и уворованную у потерпевшего, забрать у нее нельзя, поскольку у нее это единственное жилье, на которое не может быть обращено взыскание. При этом она, правда, пообещала исполнять решение суда и перечислять взыскателю 50 % своего заработка – 1 тыс. рублей ежемесячно.

Судя по всему, у пристава сомнений в ее словах не возникло, и она оставила лису в покое.

Да и действительно, какие могут быть сомнения. Ну, зарабатывает должница 2 тыс. рублей, из которых половину обещает отдавать взыскателю. А на оставшуюся тысячу будет жить и коммунальные платежи вносить. Вот только, опять же по слухам, живет она не в захваченной у беспомощного пенсионера квартире, а в арендуемой и, опять же по слухам, на Взлетке.

И не обратила внимания судебный пристав на расписку, которую Митрофанова написала в милиции и в которой клятвенно пообещала квартиру продать, а деньги вернуть взыскателю. И не заметила она, что в той расписке ею указано и место ее регистрации, и место проживания – не в Красноярске, а в родном мухосранске. Так что, соврамши, есть где проходимке голову прислонить в случае изъятия неправедно нажитого и передачи потерпевшему.

А действительно, зачем судебному приставу-исполнителю думать?

Слушайте, господа борцы за справедливость, правоохранители вы наши незабвенные и неуемные в совершенствовании методов защиты наших прав, а может быть, пора прекратить, наконец, издеваться над 70-летним человеком, обещая ему возврат украденных денег через всего лишь 50 лет! Может быть, вы все-таки начнете исполнять свой долг так, как требует присяга, закон, наконец, а не какая-то проходимка, которая обо всех вас уже не один раз ноги вытерла?

 

Послесловие

 

Не скрою, во время изучения материалов, связанных с этой историей, мы были уверены, что найдем в них следы коррупции, тем более что все наши персонажи служат в наиболее коррумпированных, исходя из социальных опросов, ведомствах. Но, увы, не нашли. И знаете, почему? Все очень просто. И собака, и медведь, и козел ведь глубоко уверены, что жалованье, положенное им за служение, они отрабатывают уже тем, что донесли свои, простите, задницы до кабинета и уложили, кто на стул, кто в кресло. А вот за все прочее доплачивать надо, а доплачивать должен тот, кому чего-то от них надо. Ну а поскольку вряд ли найдется кто-то, кто будет оплачивать непроходимую глупость, то наши персонажи просто ничего не делают и не хотят делать. Нет, правда, платить за то, что оперуполномоченный составит отказной, который к закону имеет такое же отношение, как черт к ладану? Или надеется, что эти нелепости никто не заметит? Извините, нонсенс.

Так что, вероятнее всего, все это следствие лени и глупости разного рода служивых. И наплевательского отношения к людям – налогоплательщикам, между прочим, которые этот зверинец за свой счет содержат.

А лиса наша – не дура. Ее товарка – Алиса давным-давно сформулировала железный принцип и спела: «Покуда столько лодырей вокруг, удачу мы не выпустим из рук». А потом, вместе с Базилио, добавила: «На дурака не нужен нож, ему в три короба наврешь и делай с ним, что хошь».

Вот она и рассказывает (читай — врет) и правоохранителям, и за ними надзирающим, и решения суда исполняющим. А те – верят. Так кто они? Угадайте с трех раз.

Ну и в завершение. Хочется надеяться, что пожилому человеку наконец помогут, защитят его права, вернут ему похищенное проходимкой. А ее привлекут к ответственности. В клетке такая лиса смотреться будет лучше, да и для окружающих это будет гораздо безопаснее.

А заодно, может, их превосходительства присмотрятся к специалистам типа Штанишко, подвизающимся в их ведомствах, и подумают, а стоит ли их присутствием в правоохранительных, да и иных структурах дискредитировать государство, тратить на них средства налогоплательщиков, фактически, выбрасывая деньги на ветер, создавать дополнительные поводы для нападок на ведомства, и так не слишком уважаемые обществом, из-за слишком большого поголовья оных в этих структурах.

Или подумают и сбросятся на новый памятник в центре города. Представляете, великий комбинатор, во главе последователей, вверх, к славе. А вместо пьедестала – тушки правоохранителей из разных ведомств в виде лестницы, которых топчут комбинаторы. Остап, в отличие от того, который сейчас стоит в центре, будет узнаваемый. Проходя мимо него, дети не будут спрашивать, кто это. А услышав, что это тот, про которого говорили «и теперь живее всех живых», «… жил, … жив, … будет жить», уверенно заявлять, что это Горец – Дункан Макклауд – бессмертный же.

А Остап себе такой памятник заслужил.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.