Королевство кривых зеркал, или Свита делает короля

Короля играет свита. Если король может проигнорировать законы, то свита свои благоглупости камуфлирует, переводя стрелки на «врагов»: внешних и внутренних, направляя на них злобу и недовольство подвластного народа. На вопрос: «Кто виноват?» следует ответ: «Враги». В любых событиях свита изыскивает то чеченский, то американский, то китайский, то иной «след». Одурачиваемый народ в образе врага должен видеть источник своих бед. Лишь немногие понимают, что «источник бед народных» — именно свита короля. Эти немногие видят в мнимых «врагах» силу, возможную помочь народу.

А тем временем, если нет законов против казнокрадства, значит, нет и клептократии (системного воровства государственных ресурсов). Нет законов против спекуляции — нет спекулянтов. Нет законов против мафии — нет и мафии (сращивания преступности с властью). Но именно эти явления расползлись метастазами и ликвидируют государственность…

В кольце приспособленцев

Свита мимикрирует и не меняется. К примеру, «силовиков» в бюджете не устраивает их доля. Как заткнуть рты оппонентам? Разыгрывается шоу с инспирируемыми конфликтами «на земле, в небесах и на море», которые подаются королю как результат недостатка средств. Это рядовое событие, но к нему подтягивают короля, побуждая его чисто по аппаратным вопросам «светиться» перед страной. На аппаратных делах кормится огромная армия чиновников, поэтому выступление короля — значимое событие, гарантирующее им дополнительные отчисления. Телевидение — не столько развлечение или зрелище, но и средство политического манипулирования. Телевизор, как бы его не приручали медиа-чиновники, фиксирует правду жизни «между строк»: в то время как обнищавший и задуренный народ лазит по помойкам, подбирая объедки, король берет под защиту казнокрадов — такое не остается незамеченным.

Однако, к сожалению, короли сами не интересуются и не учитывают уроки истории. Их окружает плотное кольцо приспособленцев, которые грубо искажают информацию для короля о реальности. Свиту устраивают такие условия политической игры, где они с лихвой обеспечивают себя материальностью. В свое время Наполеон подтянул в помощники писцов, конюхов, мелких торговцев, верой и правдой служивших ему, и превратил их в герцогов, князей, графов. Тогда то золотые пчёлы на черном бархате стали новой эмблемой империи.

Но прошло время, и нуворишами были уничтожены все демократические завоевания революции, ликвидированы республика и сами демократы. Под воздействием «свиты из народа» Бонапарт сохранил распределение собственности, укрупняя и взращивая ее. Но к концу его правления вся политика и законодательство Франции отвечали только интересам новых собственников. Новые собственники сослали его сначала на Эльбу, а потом ещё дальше, на остров св. Елены, чтобы он их больше не причёсывал. Такая незавидная судьба ожидает любого императора, кто позволит свите бесконтрольные вольности. Оказывается, оздоровительная ротация кадров на предмет наличия этического потенциала любой свиты, необходима во все времена. Заинтересовано в этом большинство, сами короли и народы.

Свита видит своё будущее лишь вне королевства, формируя за границей «запасные аэродромы», пряча бизнес, капиталы и обучая там своих детей. Свита не живёт культурными ценностями народа, так как сегодня является прислугой зарубежного капитала и тащит средства за кордон. Заставляет их это делать страх перед своим народом, гневу которого в переходные периоды нет ни препон, ни застав. История повторяется, и такое уже бывало не раз. Банковская система сегодня бьёт все рекорды по количеству вывоза денежных масс в западные закрома.

Временный резерв элиты

Ключевая проблема всех королевских свит — самоопределение. Находясь по разным сторонам осей экономического пространства, правого поля и социального вектора с народом, они все же являются с ним частью одного материального поля, но различного и враждебного друг другу набора ценностей. Причины лежат на поверхности: конкуренция на общем поле деятельности, восприятие народа как соперника и чуждой силы со значительной культурной дистанцией, страх консолидации оппонентов при угрозе утраты инструментов их нейтрализации; опасения социальной стихийности, не ограниченной рамками правосознания. Но главное — страх открытого конфликта свиты с народом как с чуждым миром, имеющим другие внутрисоциальные ценности. Если что случается, свита первая апеллирует к королю: защити нас от народного гнева, наведи порядок, хотя доводит социум до крайностей не король, а именно свита. Чтобы это скрыть, свита маскирует самоопределение, прикрывает его пустой болтовней и демагогией. Единственное условие, почему свита пока может быть спокойна, — социальная инфантильность и безразличность народа к своей судьбе. Народ задурен, залит водкой и забит проблемами элементарного выживания.

Пассивность основной части народных масс объясняется постоянно действующей во всех СМИ дезориентацией и отсутствием видимой альтернативы разлагающемуся болоту. Они не оказывают и пока не окажут никакого сопротивления или поддержки любым «нововведениям» — хоть плохим, хоть хорошим. Так как элита королевства видит это безразличие как свой результат, то считает это временным резервом, где и проявляется фактор полной независимости клана элитной бюрократии от любых законодательных актов.

По факту они вне правового поля, а законы существуют для низших, поэтому свита их и пишет. Но процессы социальной и государственной деградации не могут быть бесконечными, и, как подтверждает история, активно действующих элитных индивидов не спасают никакие богатства. Материальное поле реальности с народом как видом у них одно, а в сущности они чуждые по мировоззрению индивиды.

Псевдосила свиты — разделяй и властвуй — в переходных моментах становится её самым уязвимым фактором. Когда чуждые обществу интересы индивидов угрожают всему виду, тогда они сметаются стихией разделенных масс. Это многократно подтвержденный социальный закон развития цивилизации. Закон выравнивания материальных потенциалов работает независимо от эпохи и уровня развития. Полагать, что он не сработает в нашем случае, — верх наивности, так как более 90 % граждан уже находятся в пограничном состоянии психики, т. е. ещё не явные больные, но уже и не являются здоровыми.

По чужому коридору

Но посмотрим на ситуацию без гнева и пристрастия. Королевство — пространство политической непредсказуемости. Доктрины своей внешней самостоятельной политики, которую должна была выработать свита, нет. Своей концепции общенациональной безопасности нет. Долговременной идеолого-политической ориентации нет. И даже внятной конфигурации набора лиц политического театра как партнеров длительных политических диалогов тоже нет. Ничего своего стратегического нет, поэтому свита, растаскивая государственную казну, наивно думает, что она независима и самостоятельна. На самом деле свита движется по чужому коридору заранее приготовленных для неё закордонных условностей, а там свои хозяева.

Количество реальной финансовой элиты в мире строго регламентировано самой элитой, поэтому лишних или склонных к мародерству бизнесменов туда никто не впустит, но двери для наворованного откроют. «Финансовые воротилы» королевства являются только исполнителями по вывозу материальных ресурсов за рубеж, а далее настоящими хозяевами включится свой механизм просеивания персон. Если королевская свита не захотела и не смогла стать хозяевами у себя дома, создав все условия для невозможности и невыгодности любых отечественных производств, то за бугром никто не позволит подобное. Чужой вредитель на своём поле приносит только вред.

Но королевство не может ждать самоопределения вечно. Если король сам не определился, его определил дядя Сэм, через свиту того же короля. Надлежит признать это спокойно, потому как именно свита делает короля, выстраивает ему внешние условия, готовит сценарии, декорации и актёров политического театра, чем и подталкивает к выгодным только для себя решениям. Дядя Сэм (лукаво или всерьез — вопрос отдельный) заявил: «Не желаю больше терпеть рядом неуправляемую неопределенность». И определил химическое, бактериологическое, ядерное и иное оснащение королевства.

Король осознал, что определение извне — есть полное подчинение и расчленение страны, противники которой жаждут реванша-определенности. Король не может отвести от себя упрек — время самоопределения упущено. Королевство в сложном цейтноте форс-мажорного реагирования на чужие инициативы. Короля втянули в операции эскалации сил, увязанных с терминами: «миротворчество», «поддержание мира», «установление мира», «принуждение к миру». Боевые наставления и уставы королевства ориентируют на «принуждение к миру», что и было продемонстрировано в Грузии.

Часть свиты считает, что ради «отказа от имперскости» можно разодрать страну на куски. Тогда ответственность короля делится на региональных князьков, получивших полномочия мини-королей. Во многих регионах бывшие краевые и областные управления уже переименовали в министерства. Это делается совсем не потому, что правящий люд удовлетворяет властные амбиции. Это разделение с расчётом «насовсем». Иллюзии из серии «помечтать о лучшем исходе» сегодня неуместны. Ещё живы пенсионеры, кто считал рынок и продажу госпредприятий в 90-х временным безумием, которое завтра должно закончиться, а сегодня всем видно, что текущие процессы разрушения и деградации только набирают силу.

Временный консенсус

Другая часть надеется на призрачную социальную стабилизацию. Стабилизировать общество экономическими успехами — дело безнадежное, так как все ресурсы, сколько бы их не было, умышленно уводятся за кордон. Усилиями свиты рублевая зона стала абсолютно непривлекательна, так как свита объявила государство «самым неэффективным собственником».

Объявляя о неэффективности государства, чиновники даже не осознают, что заявляют о своей личной неэффективности и профнепригодности. «Консенсусный образ будущего» отсутствует, и сам не появится, стабилизировать социум идеологически не получится, так как своей государственной идеологии тоже нет. Вновь навязываемый отупляющий религиозный вариант ещё опаснее и неминуемо приведёт к новым кровопролитиям. Напряжение по этому поводу уже ощутимо нарастает. В массах осталась только отработанная за много веков реакция на образ врага. Но это рискованно из-за возможной неуправляемой активации сегментов разделенного народа, на фоне бесконтрольности свит. Однако при правильном использовании «образ врага» — инструмент эффективный. Возникает парадокс: у свиты внутри себя посекторно есть временный консенсус, а в массах его нет, потому как никто не собирается соединять специально разделенное.

Социально значимая интеллектуальная элита (совесть нации) уже вымерла, новую никто не воспитывает, а если вдруг появятся современные прототипы «Минина с Пожарским», их могут устранить обиженные снайперы, сокращённые и подрабатывающие в наёмниках. Поэтому думающие и понимающие люди свои головы сегодня публично не высовывают — для чего и во имя кого? Народу же нужно только «хлеба и зрелищ».

Пока советские граждане строили у себя социализм, весь мир стал социально ориентированным. Все социалистические установки реализованы в преуспевающих капстранах в виде обязательного обеспечения неимущих. Большим капиталистам ни к чему непредсказуемая «социалка» под носом, поэтому они с лихвой выделяют всё необходимое неимущим слоям. Никакая классовая борьба, оказывается, никого не интересует. В мире сегодня такой уровень перепроизводства всех видов товаров, что позволяет не только создать достаточные условия для сносной жизни всем социальным прослойкам во всем мире, но и вызвать общий экономический кризис. Уже нет смысла изобретать велосипеды, все виды производства придуманы и доведены до относительного совершенства и без нашего участия. Как не пыжился советский автопром, а наши машины останутся в истории позорной копией от нормальных автомобилей.

Искусственные заборы и личные поля

У короля, в силу соответствующего качества свиты, серьезных политических целей нет, имеют место быть лишь цели игровые. Сведя воедино тексты и подтексты, множество заявлений, предложений и документов, можно с высокой долей вероятности заключить, что реальность подменяется политическими игровыми боями с внедрением в информационное пространство виртуальных угроз.

Свита виртуозно вводит в заблуждение не только народ, но в первую очередь и короля. А в это время искусственно обостряются отношения между республиками СНГ с блокированием интеграционных процессов, заключены тупиковые союзы с партиями непонятного толка, короля принуждают охладеть к Китаю, что автоматически втягивает страну в разногласия с Пекином. Военно-экономические меры вовне влекут изоляцию королевства и прекращение интеграции с Белоруссией, возрастание таможенных и тарифных барьеров с единственной страной, сохранившей и укрепившей социалистический социальный уклад.

Короли-то между собой давно договорились о сотрудничестве братских народов, такая интеграция необходима, но дело не сдвинулось ввиду того, что белорусская свита понятия не имеет, что такое «откаты», а наши без «откатов» вообще ничего не делают. Свита выдерживает стратегию «невмешательства государства в дела экономики» и в отношении других партнеров по СНГ, выстраивая искусственные ведомственные заборы для государств, а себе обеспечивает личные кормовые поля. Госслужба сегодня выявляется по факту не служением народу, а частными бизнес-проектами свиты.

Экспортно-импортные ограничения выжимают королевство с завоеванных мировых рынков; обостряется раскол свиты по прежней ориентации «западники-почвенники», ослабляя шансы социальной консолидации; нагнетаются и усугубляются религиозные конфликты, расколы и региональный сепаратизм; ухудшается и без того никакое экономическое положение, региональные и федеральные конфликты интересов. Свита печется о «юридическом договоре, учитывающим интересы российской безопасности», хотя ясно — гарантией безопасности являются пока только тяжелые ракеты с разделяющимися ядерными боеголовками, подлежащие ликвидации по этому же договору.

Налицо признаки очередного вхождения в чужую игру. В какое бы русло не вошла река жизни, выбор реальных возможностей невелик. Ни в каком, устроенном по лекалам свиты, мире королевству не предусмотрено достойного места. Административная вакханалия перерастает в открытый маразм и на ответственных совещаниях вместо социальных психологов и профессиональных аналитиков чаще присутствуют полпреды иноземного мировоззрения. Особый цинизм в том, что страна обложена, как раненый зверь, а свита её убеждает, что рабство — это традиционное наследство и великое благо. Теперь либо страна своевременно поймет, что останется госсубъектом лишь отстояв своё культурное мировоззрение и роль в мире, либо её просто не будет, а на её просторах разберутся с хламом оставшегося наследства холодные, рациональные, чужие и по-современному жестокие люди.

Стратегическая ошибка советской элиты

На глазах исчезают былые мифы и иллюзии, за которыми не последовало поиска новых моделей, новых союзов, новых способов движений в сложном мире. Дают о себе знать застарелые социальные язвы, которые прежде прикрывались пси-пластырем. То, что происходит сейчас, эхо 60-х. Тезис «Знания — работа не памяти, а мысли» Андропов переиначил: «Поскольку партия — ум, честь и совесть, то надлежит лишь исполнять её решения, не отвлекаясь и не увлекаясь ерундой». Не увлекались и не отвлекались. Хотя еще классик заметил: «В России от крестьянина до генерала мыслят глобально».

Шеф тайной полиции подхода классика не разделял, поэтому работу мысли подменили работой памяти, которая, пройдя обработку индивидуальной агитации и тоталитарной пропаганды, отсекала сознание от реальности, формируя поведение, требуемое политическим режимом. В своей диссертации Андропов поддержал Лунца и Снежневского, отцов-основателей т. н. «вялотекущей шизофрении», что позволило «объярлычивать» соответствующим меддиагнозом абсолютно нормальных лиц, высказывающих мысли и идеи, расходящиеся с общепринятыми.

Таким образом, социальные, экономические и политические противоречия и напряжения объяснялись расщеплением сознания, которое лишь фокусировало реальные недоработки в обществе. Это позволяло ничего не реформировать, не менять, а реальную науку не развивать. Это и есть главная стратегическая ошибка бывшей советской свиты и причина полного провала социалистической державы. При отсутствии здравого научного подхода проигрывает любая система.

Через 140 психотюрем был нейтрализован активный генофонд нации. Политическая философия грубой силы взяла верх над здравомыслием.

В конце жизненного пути Андропов считал, что задача главы государства сводится, грубо говоря, к «построению» либо народа («патронов не жалеть»), либо свит («депривации, СПФИ, скрининг»), к которым он относил неприкасаемых, синекуру, генералитет, элиту и номенклатуру, правящих балом на празднике жизни. Они — властные сверчки, бьющиеся за хлебные шестки. Выше шесток — богаче сверчок. Андропов сам был светилом душеведения и отчетливо понимал, что вельможных чиновников опьяняет безмерная власть над подчиненными (в т. ч. и над зависимыми женщинами), возможность любых злоупотреблений в расходовании бюджетных средств при неспособности управлять народнохозяйственным производством и финансовым оборотом. До него в оперативном обороте спецподразделений были обсервации и карантин. Андропов ввел депривацию, СПФИ, скрининг, которые с его гибелью широкого распространения не получили.

Карабас-Барабас и куклы-марионетки

Нынешние всходы Смирнова-Казначеева — его посевы, позволяющие бескровно и безболезненно определять клептократизм, а также пригодность, подготовленность и работоспособность. Неиспользование ресурса «построения» свит превращается в повсеместный произвол. Скрининг статусных лиц сегодня, здесь и сейчас сверхактуален.

Необходимо создать строго-культурную среду для развития и реализации каждого, но если свита поражена вирусами инстинкта обогащения, государство обязано организовать своевременную диагностику и помочь излечиться, повысив этический иммунитет, что значит остаться разумными и не допускать ущемления интересов общества.

Король несет личную ответственность за здоровье своих подданных. Чем больше возможностей — соблазнов, тем выше должен быть этический потенциал свиты и культура самосознания. В свое время, после поражения в Крымской войне, последовала отмена крепостного права, что привело к развязке кризиса. Несмотря на жесточайшее противостояние свит всех уровней реформе, страна «сохранила лицо» и начала выздоравливать.

Влиятельная неправительственная федерация американских ученых (ФАУ), включающая в себя нобелевских лауреатов, с 1945 г. — постоянный консультант президента США, в докладе о новой ядерной доктрине предложила новые цели ракетам с ядерными боезарядами. На территории королевства таких объектов менее полутора десятка. В свое время ФАУ предлагала свои услуги по разработке доктрины перестройки. Для целеполаганий необходимо доскональное знание положения в стране, а для формирования средств реализации — надлежащая нормативная правовая база. Тогда королевство от услуг ФАУ отказалось.

Во-первых, кому хочется обнажать то, что без особой в том нужды никто никогда никому не обнажает? Так поступают не только нормальные люди, но и нормальные государства.

Во-вторых, «прорабы перестройки» за счет приглашающей стороны прошли ускоренную подготовку в США со стажировкой в Европе («чье кушаю, того и слушаю»). Им дали НАТО-вские наработки в режиме полного доверия. А полное доверие — привилегия своих, либо чужих, но настолько повязанных, что превосходят своих по раболепству и подлости.

Если бы речь шла о политиках, то куда ни шло: у них нет ни друзей, ни врагов, есть лишь интересы. Если интересы требуют, друг становится врагом, а враг — другом. Но перепрофилировали-то экономистов, а в экономике «дружба — дружбой, а табачок врозь».

Участь королевства была решена не в Беловежской Пуще, а когда дядя Сэм натаскивал королевских «прорабов», как им делать не просто деньги, а больш-и-и-и-е деньги. Они вернулись в королевство к своим папуасам не Миклухо-Маклаями, а Соловьями-разбойниками. Наученные «демократическому свисту», разграбили и продолжают грабить простодушных папуасов. Посев дяди Сэма упал на подготовленно-благодатную для этого почву.

Из врага дядя Сэм стал душеприказчиком, от которого «не нужен ракетно-ядерный щит». Морпехов спецназа дяди Сэма отныне «не интересуют» как объекты политического и военного руководства, так и военные объекты воздушного, морского и наземного базирования. Они нейтрализуют лишь: 3 НПЗ, 3 меткомбината, «Норильникель», 2 алюминиевых завода, 3 ГРЭС.

Ведь стратегическая разведка дяди Сэма израсходовала некие суммы на «известные королю цели», дана отмашка не трогать дела и тела тех, кому заплачено, и тех, кто в «долях». Тогда как «борьба за демократию» подразумевает подавление либо уничтожение ПВО различными средствами с одновременными ударами по центрам политического и военного руководства. Затем разрушаются военные, промышленные и прочие инфраструктуры.

После окончательного подавления сопротивления и полной деморализации противника ему предлагается Карабас-Барабас с полным набором правящих свит из кукол-марионеток.

…Театр абсурда в королевстве кривых зеркал будет продолжаться до тех пор, пока критическое число статусных зрителей не поймёт, что из пассивных наблюдателей массовой трагикомедии они давно превратились в активных исполнителей.

*скрининг означает «просеивание».

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.