Королевство кривых зеркал, или возврат в адекват

Опубликован проект Концепции законодательства о юридических лицах РФ, разработанный по  поручению Президента РФ, по сути — обоснование упразднить организационно-правовую форму государственных корпораций, лишающее их специального статуса и особых привилегий, связанных с титулом государства. Напомним: с 2000 года скроили семь госкорпораций (ВЭБ, «Ростехнологии», «Роснано», АСВ, Фонд содействия реформированию ЖКХ, «Росатом» и «Олимпстрой»), намеревались скроить столько же.

В режиме капитализма просчеты и ошибки частных лиц вынужденно оплачивает всё общество

К. Маркс

«Эффективное» перераспределение

Создание этих «некоммерческих организаций» и наделение их огромными кусками госимущества было одним из стержней экономической политики докризисных лет. Расчёт был на возрождение «крепких хозяйственников», как в советские годы, когда активной и талантливой личности давался в руки госресурс, а польза от этого была всем.

Сегодня другие реалии: когда на голову валятся мешки с нефтедолларами, а для этого никаких усилий не требуется, возникает иллюзия о своей исключительности. Иллюзия, по сути, наркотическая, так как вызвана регулярным пользованием нефтяной иглы. Ничего на своей территории не надо организовывать: денег и так море, еду и шмотки электорату завезём, такие вот мы стратеги…

Но «экономические зубры» так и не смогли взрастить рассаду действующих отечественных предприятий и приумножить капитал. Фанфары стихли, иллюзии растаяли, а ресурсы растащены и распилены. Отсюда полшага до глубокомысленных рассуждений о крепости/хрупкости властного тандема и о том, что думает экс-президент о «наезде» действующего на свои детища.

Но не будем делать и полушага: в данном случае можно обойтись и без намёков «на то, чего не ведает никто». Рассудим проще. Приводятся ли в проекте какие-то новые аргументы против ГК? Нет. Уже прежде, когда госкорпорации под громкие фанфары пропаганды одна за другой сходили со стапелей, всё уже говорилось: эти юрлица, будучи формально некоммерческими, «создаются преимущественно или даже исключительно для осуществления предпринимательской деятельности». Кроме того, иные из них «имеют властные полномочия, принадлежащие федеральным органам государственной власти». И  всё прочее в том же ключе писали добрые люди (в частности, «Эксперт»).

Власть тогда проигнорировала критику, поскольку видела более сильные доводы за госкорпорации. Речь шла об освобождении от административных отягощений и снятии излишних согласований, затягивающих процессы. Примерно таких: ключевые направления работы государства в экономике в силу многих соображений полезно обособить и вывести из стандартных схем подчинения правительству (а значит, и из стандартной борьбы лоббистов), снабдив их средствами с заведомым избытком. Но это сработало бы лишь тогда, когда процесс идёт, а лишние процедуры мешают.

Предполагалось, что частная инициатива сработает гораздо эффективнее, чем громоздкая государственная машина. Что-то так и не появилось у нас новых Демидовых и Строгановых. Да, в общем-то, дело до создания новых производств так и не дошло, речь велась только об «эффективном» перераспределении средств за сырьё и брошенные на продажу заводы.

Демагогия вместо созидания

Теперь же, когда финансовый избыток исчез (у ГК начали изымать щедро дарованные деньги), вопросы внутривластного взаимодействия стали более значимыми, чем в тучные годы изобилия. Доводы «за ГК» не просто потускнели, а обнаружились по факту резко отрицательными. Частная инициатива действительно сработала гораздо эффективней, но только в свою — частную сторону, а государству в это время было даже затруднительно «вмешиваться в дела формирования новой экономики».

Результат долго не заставил себя ждать, и на очередной встрече в Давосе в середине февраля этого года В. Путин заявил мировой экономической элите, что необходимо либо списать, либо реструктурировать долги ГК РФ, которые наделали их частные руководители. Российские «экономические субъекты» набрали столько долгов за рубежом, что уже не они зависят от кредиторов, а те от них. Он, в частности, так и сказал: «Бизнесу необходимо списание безнадежных долгов и «плохих» активов… механизм списания должен быть эффективным и соответствовать реалиям сегодняшнего дня…». Далее: «Правительства США и стран ЕС уже, кстати, списывают безнадёжные долги своих «столпов экономики». Почему бы им не включить в эти списки и наши компании?». На любой взгляд — это абсурд.

Своему государству было прописано «невмешательство в дела экономики», а всем окружающим — «списывать долги». Окружающим, как известно, ни к чему «в чужом пиру похмелье».

Далее последуют логические отставки «столпов экономики», так как сами структуры снова будут передаваться в суровое лоно государственного управления. Кто-то из «экономических гениев» начнет возмущаться, даже протестовать и говорить, что это верхние власть не поделили, а мы крайние… Но в основном числе все и всё понимают, поэтому тихо уйдут и посидят в сторонке, пока их снова не позовут на «подвиги ратные».

Ранее промышленные гиганты сами приносили доход в бюджет, когда работали в единой системе государственных интересов, сегодня только проедают, а регенерации с прибавлением рабочих мест не происходит. Подходы не те: созидательность после разрушения государства осталась лишь безупречной демагогией на словах, а дела, особенно в регионах, совсем заглохли.

Не подчинение Центру — по указанию Центра

Согласованности между Центром и регионами сегодня нет и вот почему: наверху по инерции продолжают думать (или делают такой вид), что народ, как и в советские времена, будет упорно «созидать». Только не учитывают, что социалистическая идеология, которая раньше работала в умах и двигала народом, умышленно и с гиканьем уничтожена сначала именно сверху.

Народу же навязали идеологию частных предпринимателей через ваучеры (авторы которых, видимо, тоже скоро будут сброшены историей с «экономических олимпов»), вот все вынужденно и предпринимают, кто что может. Но менталитет народа остался прежним — социалистическим, и всё, что творится в стране, воспринимается большинством как затянувшееся помешательство, которое скоро должно закончиться.

Из истории известно, что после войн, смут, и спадов восстановиться русское государство могло, только лишь объединившись именно под единым государственным флагом. Ни одна реформа, опирающаяся на инстинкт обогащения частных лиц, не заканчивалась успешно, они все трагические. Печально, что даже собственная история никого и ничему не учит.

«Невмешательство государства в дела экономики», так часто повторяемая ключевая фраза экс-президента, завершает свою коварную работу, поскольку является результирующим и трагически-раскатистым эхом от проигранной по всем фронтам холодной фазы Второй мировой войны.

Мы наблюдаем высший пилотаж воздействия псиоружия победителей на проигравшие королевства. Война приобрела информационный и экономический характер, поэтому-то в регионах и выполняется лишь процентов десять от всех распоряжений из Центра. Глубинка таким способом обороняется, движимая инстинктом самосохранения. А чего исполнять-то — «невмешательство государства в дела экономики?!». Без проблем. Но жить-то охота всем, поэтому регионы копошатся в своём, «по-тихому» не высовываясь под королевские патологии.

Каждый вынужденно пытается выстроить свою региональную экономику и выстоять ровно настолько, насколько понимает, что в раздробленном состоянии выжить уже невозможно. Требуется какая-то единость идей, реальных смыслов, а затем и объединение материальных усилий.

В истории «королевства» ещё не было такой децентрализации и неподчинения Центру по указанию самого Центра. Каждый субъект «взял себе столько полномочий и суверенитета, сколько смог унести». Помните? Процесс разделения и разбрасывания регионов никто ещё и не думал останавливать. Вот они и несут: каждый — своё и подальше от Центра, который не только дистанцировался от организационной работы, но и мрачно так объявил о своем «невмешательстве в дела экономики».

Именно на это и рассчитывал дядя Сэм. Центр живет своей жизнью, получая деньги не из работающих регионов, а с продаж углеродного сырья. Регионы — своей. Государство скукожилось, а количество свит по сравнению с экс-политическим режимом увеличилось в три раза.

Аксиому перечёркивают…

Управляющий аппарат, сидя на нефтяной игле, мутировал, превратился в паразитарные инвазии, испражнениями свит вызывая глубокие мутации в социуме. У каждого региона своя свита, а мелкие трутни горазды на плутни. Сейчас по большому счету и финансируются даже не регионы, а добывающие сырьё предприятия, размещённые в этих регионах. Предприятие чихнуло: какой-нибудь хилый брокер (дословно — разрушитель) на Западе передвинул ценовую фишку — регион слёг. Хотя такого не должно быть, но у нас так, потому что мы находимся в состоянии побеждённого и разрушенного королевства. Самые стабильные получатели госресурса — пенсионеры. Рабочая семья чаще питается хлебом не с зарплаты работающих, а пока в ней есть ещё живой пенсионер. Доперестраивались.

Всё говорит за то, что раздутая сфера применения спорной придумки с ГК должна будет сократиться, уже вне зависимости от прочности управляющего тандема. Ну а днём позже раздалась новость, колеблющая устои, на основании того же скромного намерения по одёжке протягивать ножки.

Первый вице-премьер заявил в интервью телеканалу Bloomberg, что правительство решило дистанцироваться от проблемы международных долгов российских ГК. По словам чиновника, задолжавшим компаниям не следует надеяться на помощь казны, но «все долги должны быть выплачены, все договорённости соблюдены». И далее: «Правительство может и не возражать против того, чтобы зарубежные компании получали доли в таких компаниях, как «Русал», если это будет лучшим способом возвращения долга». Как мудро и сурово сказано!

При всей подчёркнутой осторожности формулировки (слова «может» и «не возражать» никак не равнозначны словам «не будет возражать»!) процитированная фраза поистине революционна. Это ведь даже не отказ от первоначального плана борьбы с кризисом: в конце концов правительство уже довольно давно заморозило сгоряча данное обещание помочь всему завязшему в долгах крупняку. Из отложенных на эти цели полуста миллиардов долларов не роздано и трети. Это тихий, не акцентированный отход от всей стратегии развития, которую избрали государственники.

Начиная как минимум с 2003 года, становилось аксиомой, что стержнем «экономического развития России» были, есть и будут гигантские компании, государственные по титулу собственности или, что немногим хуже, «по менталитету», и что в эти компании никакого хода иностранцам дано не будет. И вот аксиому тихонечко перечёркивают: ход, возможно, будет.

Логику такого решения понять нетрудно. Выбор-то невелик: либо так, как вице-премьер «экса» заявил «Блумбергу», либо очередная национализация всей крупной промышленности, а потом – печатный станок. Страх перед инфляцией, так часто иррациональный, сыграл правильную роль. Повторимся: ничего принципиально нового пока не произошло. Да оно и не могло происходить сиюминутно: быстро наступают только разновидности ада, которые, видимо тоже, не за горами.

Правовое поле с бурьяном беспредела

Сказанное не означает, что устаревшим аксиомам и теоремам найдена адекватная замена. За сказанным вообще может не быть плана действий. Последуют сенсационные новости. Они будут вокруг проблемы «Центр — регионы». Централизация, в результате которой в Центре концентрируется две трети консолидированного бюджета, была плодом тучных времён, как и госкорпорации.

Именно изобилие денег делало доводы против такой системы неубедительными для власти. Но кризис – вещь конкретная: он происходит в разных местах очень по-разному и сурово снижает жизнеспособность социума. Финансовые источники регионов провалились сильнее федеральных, так как действующих производств, работающих на внутренний вал, нет, а потому Центр вынужден будет (да уже и начал)  активно закачивать полученные за нефть деньги в субъекты. Но делать это надо быстро и точно.

Первому Центр разучился, а второго не умеет даже теоретически, так как отказался от управления в делах экономики. Вскоре мы услышим слова о снижении доли Центра в общем пироге, о росте полномочий регионов по распоряжению попавшими к ним деньгами. Возможно, Центр объявит развязывание зашнурованных процедур формирования полномочий региональных властей. Сначала и там будут только слова. Но когда-то надо и начинать.

И вот вопрос: а есть ли в регионах команды, способные не просто грамотно распределить поступившие средства, но ещё и приумножить их, то есть выполнить-таки то, что уже давно декларируется для усохшей промышленности. Развивать отечественное сельское хозяйство, например, или наукоемкие производства, обеспечивая граждан не азиатской, а отечественной бытовой аппаратурой? Ведь в регионах практически ничего своего уже нет. Всё распродали, надеясь, что «рынок всё отрегулирует». Привлекли к распродажам отечественных и иностранных боссов.

«Землю — в рынок, тогда она зацветет». Не получилось. Чтобы заработало что-то своё, необходимо выработать пусть пока и сумасбродные, но свои идеи, а не заимствовать чужие. Ничего и не заработало. Во-первых, нужны не приватизационные рвачи с полтинниками вместо глаз, а грамотные и взвешенные управленцы, которых ещё нужно воспитать. Во-вторых, это длительный процесс, который должен протекать в стабильном правовом поле, а не под «присмотром» откровенных бандитов, ментов, непонятно каких «крыш», которых, как и бандитов, устраивают рейдерские переделы. Правовое поле повсеместно поросло бурьяном беспредела.

По факту жизнь уже заставляет создавать не лозунговые «благоприятные условия для современной экономики без участия государства», а реальные производства, работающие на внутренний рынок страны. «Само по себе», ничто, нигде и никогда не создавалось. В первую очередь всё, что связано с пищевой и легкой промышленностью, потому как при обрушении западного нефтегазового рынка города-мегаполисы и просто города, в которых раньше работали заводы и фабрики, будут голодать, так как три четверти продовольствия завозится в страну из-за рубежа. Рассчитывать на китайско-азиатских «мичуринцев» по выращиванию помидоров с огурцами не следует: перетравят население химикатами, так как им важен товарный вид и количество, а не химический состав продукта. После ухода китайских друзей на новые площади на местах их бывших теплиц годами не растёт даже сорняк: земля отравлена (прогресс химических технологий).

Своих сельхозпроизводителей в регионах кот наплакал, а тех, кто ещё «стоит», добивает ситуация, когда у себя же дома невозможно сбыть мясо и молоко даже по прошлогодней себестоимости. Внутренний рынок завален импортными продуктами. В стране работают только товаропроводящие сети, товаропроизводящих как не было, так и нет. Оставшиеся стада бурёнок пускают под нож: в псевдоэкономических и квазиполитических реалиях их невыгодно выращивать.

Хороший прошлогодний урожай зерновых обернулся для хозяйств убытками, так как и лежащее в закромах зерно требует немалых расходов. «Доживёмся до юкки: ни своего хлеба, ни муки». Рыночные перекупщики рвут на себя, а государство в лице бывшего «экса» «выбрало тактику невмешательства в дела экономики».

В плотном кольце дилетантов

С этого места и начинается самое интересное. Что олицетворяет государство в регионе? Мировоззрение его главы, качество свиты и его ближайшего окружения. Если кругом плотное кольцо дилетантов и подхалимов, искажающих реальную картинку, рапортующих вопреки действительности, что «всё хорошо», то власти по факту нет.

Эффективной власть сегодня может быть только с командой аналитиков, которые лгать не будут: не могут, не умеют, не хотят и не должны. Бывают и сегодня такие люди, которые вообще не умеют врать даже сами себе и в мелочах, что является важным качеством для появления в его голове достоверных мыслеформ. Хотя они такие же, как и все, человеки с присущими для всех частностями. Потому аналитиков следует различать.

Если аналитик долгое время сыт, обеспечен структурой, его кормящей, ни в чем не нуждается и лично его ничто не волнует, то это уже зажиревший кот, который как аналитик дисквалифицируется. Предстоит серьезнейшая кадровая работа профессионалов. На федеральный Центр, продолжающий выдерживать тактику «невмешательства в дела экономики», рассчитывать не следует, надеяться нужно только на свои фактические региональные возможности. Конечно, архисложно перестроить своих помощников на конструктивную работу и получение реального продукта в регионе: ведь если долгое время каналы поступления кормовых ресурсов никак не были связаны с каким-либо производством, то это расхолаживает и отучает думать. Поможет уже сложившееся в глубине сознания представление, что сегодня в регионах потребуется воссоздание не сырьевых для Запада, а сначала пищевых производств для себя.

Каждый регион будет вынужден переориентироваться на снижение, а затем, при полном уходе источников финансирования извне — на собственный «подножный корм». Это на самом деле глобальные процессы и слезать с нефтяной иглы всё же придётся. Скорее всего, даже не слезать, а «спрыгивать» в объятия реальности, пока не скинули. Понятно, что «ломки» будут и напряжение социальных процессов до бунтов вполне возможны, важно к этому подготовиться и предпринять упреждающие шаги.

В каждом регионе эти шаги будут своими, исходя из реальных условий и качества управляющего состава. Если в регионах ещё остались мыслящие руководители, кому небезразлична их собственная жизнь и судьба детей с внуками, то уже сегодня необходимо формировать антикризисно-хозяйственный актив.

Время военных аналитиков

Россия всегда выходила из кризисов и социальных катастроф по одному сценарию: мобилизация экономики и народа, укрепления централизованной власти на основе идеологии созидания. Пока не будет сформулирована такая Идеология разума, опирающаяся на безусловные объединительные факторы, никакие экономические механизмы не спасут. Объединить народы и народности, особенно сегодня, может только культура и реальные знания, а не слепая вера в мифы. Провести ревизию реально действующих хозяйств для покрытия основных нужд региона и начать реально мыслить. Говорить, хоть и горькую, но правду, спокойно избавившись от забалтывающих проблемы свит. Помогут аналитики.

Сегодня нужны специфические аналитики — антикризисные, с околовоенным опытом принятия решений, граничащих с пониманием: если не прав — сам сгинешь, если прав — будешь жить дальше, и с тобой ещё куча народа выживет.

Аналитика — это не столько цифры и умение их видеть, сколько реальное знание и выстраивание логических расчетов: откуда они появляются, каким образом ЭТО происходит и четкий расчет, какими будут цифры завтра и что влияет на их появление или исчезновение.

В степени видения и своевременного влияния на процессы и заключается тонкость аналитических расчетов, да ещё потом нужно будет разжевать эти тонкости принимающим решения лицам. Если первое лицо региона только распределяет мешки с деньгами, чем и решает «глобальные проблемы», будет у него мотив менять своё понимание ситуации в другом направлении? Нет. А если это лицо вообще не привыкло напрягаться в сфере мыследеятельности, то это трагедия для дела.

Практически все самые значимые процессы скрыты, а их зависимости лежат глубоко в тени долгосрочных отношений весьма специфических структур и персон, к ним относящихся. На поверхности лежат только временно показывающиеся материальные факторы, которые и наблюдает рядовой аналитик.

Но абсолютно всеми процессами на земле и вне ее управляет информационная энергетика, которая доступна анализу лишь очень немногим. Дело в том, что важно не просто знать и набраться опыта, но и постоянно поддерживать рабочий ритм во времени. Перерывов на обед или отпусков там практически не бывает.

Если есть такой человек в регионе, то он может создать команду, которая станет активной частью информационного пространства. Такая команда должна будет реально видеть и чувствовать каждое движение, которое, возможно, только через года или десятилетия может проявиться в открытых материальных факторах, на которые тоже, оказывается, можно своевременно влиять (или маскировать внешнее проявление для социума, как это делается сейчас) в стратегических смыслах. Но это уже другая тема для следующего материала, а сегодняшняя публикация «о королевстве кривых зеркал» для регионов, желающих выжить, которым необходимо реально смотреть на происходящее и принять предупредительные шаги.

По примеру совнархозов

Шаги, исходящие из необходимости формирования действующего аналитического подразделения. Каждое министерство и ведомство, имея своих шефов в центре и пользуясь своей структурной логикой, просто не может учитывать особенности жизни всего региона в комплексе, поэтому аналитическое подразделение, являясь органом первого лица региона, будет разрабатывать логику для принятия решений губернатора с учетом всех участников процесса.

Для своевременного учета всех материальных факторов необходима немедленная активизация электронного документооборота, номинально существующего под названием «Электронный Красноярский край». Тот же рынок недвижимости может быть легко упорядочен, например, введением единой базы данных готового и строящегося жилья именно государственными органами управления, так как все процессы оформления процедур все равно происходят в лоне государственных органов управления. За все процессы на своей территории все равно несет персональную ответственность губернатор региона.

Когда материальное и внутриполитическое положение государства усложнено, в силу сложившихся обстоятельств, то из процесса децентрализации необходимо извлекать свою логику. Каждому региону легче будет найти своё оптимальное решение, чем искать единый для всех алгоритм. Такое уже было в истории на примере послевоенных совнархозов.

Разные условия и разные возможности территорий диктуют разные решения, но регионы сегодня могут и должны быть связаны между собой информационными базами, через свои аналитические подразделения, для своевременного учета динамики изменений. Это позволит видеть объективную картину региона и прилегающих территорий в динамике и проводить ежедневную диагностику состояния, по примеру больного в реанимации. Для каждого больного должна быть своя бригада реаниматоров, которая учтёт все нюансы территории.

При введении такого механизма контроля и управления, обязательным шагом должно быть участие профессиональных психологов, так как основная масса граждан сегодня под давлением кризиса, уже находятся в пограничном состоянии психики. Это, в первую очередь, касается управленческого состава, как наиболее загруженных, а в кризисные времена совершенно уместно ввести ежедневный медконтроль и оперативную помощь в поддержании рабочего состояния этического и физического здоровья. Водителей общественного транспорта и пилотов каждое утро проверяют, у них ответственная работа, почему же государственное управление не сочетается с такой же ответственностью с медицинской точки зрения?

Государство просто обязано заботиться о своих служащих. Это весьма логично, ведь в кризисные времена обращать внимание на здоровье и своевременно поправлять его, просто жизненно необходимо. Даже кадровые резервы для всех уровней управления необходимо формировать не только по профессиональным качествам претендентов, но и по состоянию их здоровья с этической и физической точки зрения. Может, именно поэтому у государства ничего не получается и в борьбе с коррупцией, так как все коррупционеры — это, оказывается, просто специфические больные? Если жадность, глупость и безответственность вызываются соответствующими информационными вирусами, поражающими головной мозг, то у нас уже давно бушует эпидемия, поэтому и меры нужно срочно принимать медицинские.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс


Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.