Из истории общественного призрения в России и Красноярском крае

Несколько позже появился и первый в России институт, ответственный за благотворительность и общественное призрение. Им стала русская православная церковь.

Богадельни от Петра Великого

При Петре Великом, реформировавшем все сферы жизни, включая религию, было запрещено даже подавать милостыню. Императорским указом 1720 года офицеры и нижние чины, которые «оказывались неспособными к службе за ранами, увечьями или старостью», определялись на жительство в монастыри и богадельни. Кроме того, военным инвалидам назначалось пожизненное содержание в соответствии с гарнизонными окладами. Поскольку инвалидов набралось очень много, государь вскоре «секвестрировал» выплаты, сохранив их только за теми, кто действительно поселился в монастырях и богадельнях. К примеру, печально известный следственный изолятор «Матросская тишина» был построен для больных и увечных матросов.

Екатерина Великая, стараясь также внести свою лепту в дело благотворительности державы, определила «впредь инвалидов в монастыри не высылать, а водворять на жительство в особо указанные города». Инвалиды получали жалованье по строго определенным окладам и позже входили в инвалидные роты и команды при гарнизонных батальонах. При Екатерине II была реабилитирована частная благотворительность, а в 1775 году появились учреждения общественного призрения — прообраз советских отделов социального обеспечения (собесов). По сути это были первые организации императорской России, «на особых основаниях управляемые» и не имевшие подчинения какому-либо министерству.

Августейшая благотворительность

В начале XIX века в нашем Отечестве существовала уникальная в мире сеть общественных институтов и организаций, которые были призваны осуществлять милосердие в форме конкретной помощи.

Приюты, больницы, странноприимные дома, монастырские гостиницы, богадельни, общественные комитеты занимались оказанием материальной и иной помощи бедным, сиротам, престарелым, калекам и инвалидам.

В 1813 года по частной инициативе коллежского советника Пезаровиуса в Санкт-Петербурге стала выходить ежедневная газета «Русский инвалид», причем чистый доход от печатания казенных объявлений шел исключительно на помощь инвалидам, солдатским вдовам и сиротам.

Как отмечали современники, «мысль Пезаровиуса встретила горячее сочувствие в императрице Марии Федоровне, и после каждой победы русских войск государыня стала присылать в пользу инвалидов по 8 – 10 тысяч рублей». Августейшая благотворительность послужила толчком в создании комитета для призрения заслуженных воинов, так называемого Александровского комитета о раненых. Инвалидный капитал этой организации в 1892 году составлял огромную сумму — свыше 21 миллиона рублей! Деньги шли на выдачу пенсий раненым и их семействам, а также единовременных пособий, на уплату за воспитание детей, содержание богаделен и инвалидных домов.

Первый инвалидный дом в России на ограниченное число призреваемых лиц был учрежден в Санкт-Петербурге еще по ходатайству Павла I, когда он был наследником престола. Поначалу инвалидными домами в старой России назывались военные богадельни для призрения раненых, болезненных и престарелых воинов, а также их семейств. Всего на конец XIX века имелось двенадцать военных богаделен, в том числе караульные домики для инвалидов на Бородинском и Куликовом поле.

Дом в Николаевке, один на всю губернию…

В Красноярске о создании инвалидного дома впервые заговорили в феврале 1916 года на страницах журнала «Вестник Приенисейского края», издаваемом Красноярским отделом Сибирского общества помощи больным и раненым воинам, пострадавшим от войны. Первая мировая была в самом разгаре, губернский центр принимал многочисленные ее жертвы, и редактор журнала Дмитрий Лаппо будоражил общественность: «Конечно, большинство увечных возвратятся к семьям. Но немало будет тех, для кого семейная жизнь окажется невозможной. Для них должен быть образован «Дом инвалидов» — один на всю губернию».

Пожалуй, уже тогда сибиряки пришли к выводу, что находиться здесь должны не только увечные бойцы: «По мере уменьшения числа жертв великой войны с годами вакансии в «Дом инвалидов» могут заполняться инвалидами мирной жизни». Помимо Музея великой войны при инвалидном доме предполагалось создать учебные мастерские, где бы можно было получить профессиональные навыки сообразно образованию и состоянию здоровья. Под заведение, рассчитанное на 100 человек, отводилось специальное место в Николаевской слободе с площадями под сад и огород. Любопытно, что бюджет инвалидного учреждения должен был строиться не только за счет субсидий города, земств и пособий казны. Источником финансирования становилась также плата за отдельные койки. Красноярский журналист без всяких на то оговорок уже строил радужные планы: каких-то пять лет, и в губернском центре появится новая структура по ведомству общественного призрения. Все изменили крутые события революции и Гражданской войны…

«Стала оперяться моя кооперация»…

Долгое время советское государство делало вид, что инвалидов в стране рабочих и крестьян как бы и не существует: не очень-то вписывались в картину всеобщего коммунистического равенства те люди, которые в силу обстоятельств уже изначально были обделены. И все-таки именно в 20-е годы прошлого века инвалиды сумели объединиться.

Оказывается, еще до появления ВОС и ВОГ в стране существовала мощная организация инвалидов, в члены которой принимались инвалиды независимо от характера заболевания. Называлась она так — Всероссийское производственно-потребительское объединение инвалидов (ВИКО). Основное назначение ВИКО — трудоустройство инвалидов, создание собственных артелей и цехов для надомных производств. Популярная в то время кооперация инвалидов создавала прочную материально-техническую базу: собственное строительство жилья, а также детских садов, санаториев, домов отдыха, клубов, спортивных сооружений. Вот удивятся болельщики «Спартака», узнав, что именно ВИКО стала соучредителем прославленного спортивного общества!

Долгие годы советские инвалиды трудились в условиях, которые способствовали развитию подлинной кооперации, оставаясь островком рыночной экономики при полновластии государственной монополии. Артели инвалидов, созданные на собственные средства, находились на полном хозяйственном расчете. На все нужды, в том числе и развитие производства, приходилось зарабатывать самим: ни одной бюджетной копейки инвалидам не перепало. Да они и не просили, абсолютно сами, без помощи государства обеспечивая своих работников пособиями и пенсиями. Инвалидные предприятия действовали по всей стране. Производственный диапазон был очень широк: от изготовления бочкотары до товаров народного потребления и присутствия на рынке услуг.

В 1960 году хозяйство инвалидов вполне можно было приравнять к солидному ведомству: множество предприятий, домов культуры, собственные санатории и дома отдыха. Все имущество было заработано самими инвалидами и являлось их собственностью. К сожалению, во времена Никиты Хрущева артели инвалидов были полностью ликвидированы, а их имущество в одночасье стало «общенародным». Кроме того, государство «приватизировало» свыше 100 специализированных школ, где инвалиды обучались десяткам различных профессий и становились востребованными обществом.

Заполучив инвалидные предприятия, власти поставили их в те же условия, в которых находилась вся социалистическая промышленность: план от достигнутого, работа в ночную смену, а то и сверхурочно. Ясно, что при таких жестких условиях рабочие-инвалиды были выдавлены с предприятий, которые создавались на их же деньги, их же трудом…

Словно сказочная птица Феникс

После перерыва, вынужденно затянувшегося на многие годы, Всероссийское общество инвалидов, как птица Феникс, возродилось вновь. В июле 1988 года в Красноярске состоялась учредительная конференция краевой организации ВОИ. Как писала в своем отчете газета «Красноярский рабочий», в зале Дома техники НТО собрались около двухсот человек, представлявших 83 тысячи инвалидов, живущих в нашем крае.

Первые итоги проделанной работы новая общественная организация, наделенная социальным статусом, подводила уже через год. Инвалиды, получив поддержку государства, строили планы на будущее. К примеру, большие надежды руководство краевого ВОИ, возглавляемого Владимиром Тарасенко, связывало с производственной деятельностью. Комплекс специализированных предприятий, созданных на базе местной промышленности, рассматривался как важнейшее направление в работе молодой организации. Производственные кооперативы действовали в Ачинске, Дивногорске, Норильске, Красноярске, выпуская товары народного потребления. Вставали на ноги, стабильно зарабатывали деньги такие производственные кооперативы, как «Переплетчик», зарегистрированный в Центральном районе Красноярска.

В мае 1996 года состоялась II отчетно-выборная конференция краевой организации ВОИ. Трудный период рыночных преобразований в истории нашей страны сказался и на кооперативном движении инвалидов. За пять лет в крае было создано 81 предприятие, в то же время 35 кооперативов закрылись. На 1 января 1996 года функционировало 58 производств, где трудилось около 2 тысяч человек, в том числе 843 инвалида.

За это же время в собственность краевого правления ВОИ были переданы безвозмездно такие государственные предприятия, как, например, Красноярская фабрика бытовых товаров, фабрика по производству пианино «Енисей», Березовская мебельная фабрика. Бирилюсская, Большемуртинская, Каратузская районные, Боготольская и Лесосибирская городские администрации передали инвалидам предприятия бытового обслуживания.

Администрация края, отделение Пенсионного фонда и власти Красноярска выделили средства для приобретения пяти автобусов, в том числе двух из них — для инвалидов-колясочников.

В 1995 году произошло и другое знаменательное событие — прорыв информационный блокады, в которой на протяжении десятилетий находились инвалиды региона. В качестве приложения к еженедельнику «Красноярские профсоюзы» стала выходить газета «Милосердие» — издание краевой организации ВОИ. Инвалид 1-й группы из Красноярска Юрий Кулешов в канун Нового, 1996 года, выступая на ее страницах, писал: «Я человек без ноги, у меня болят руки, но очень хочется жить, двигаться, работать». А председатель Уярской районной организации ВОИ Арсентий Царюк строил планы по созданию собственной производственной базы и выражал надежду, что в районе наконец-то появится специализированный магазин с товарами для инвалидов.

Не хлебом единым жив человек. Как писала газета «Милосердие», на II Всероссийском фестивале творчества инвалидов завершившемся в 1995 году, народный хор инвалидов из Зеленогорска под руководством хормейстера Ирины Файзулиной изумил взыскательное жюри исполнением церковных песнопений. А гимн державы «Славься, великая Русь» Михаила Глинки прозвучал настолько величественно, что вызвал заслуженную овацию концертного зала в Нижнем Новгороде.

В 2004 году эстафету выпуска издания для инвалидов подхватила «Версия в Красноярске». Регулярное приложение, которое начало выходить под ее «крылом», стало называться по-другому — «Милосердие и надежда». Сильные духом люди вновь получили свою трибуну, где они могли говорить с читателем о выстраданных победах и радостях.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.