В погоне за ангарскими журавлями

В последнее время вокруг реализуемых на территории края экономических проектов поднимается много шума. Население засыпают обещаниями многомиллиардных инвестиций и скорого наступления всеобщего благоденствия. Немало сказано о главном возобновляемом богатстве края — его лесной кладовой, комплексном использовании древесного сырья и особенно о полном наборе природоохранных технологий. Но, прежде чем принимать громкие слова ораторов на веру, необходимо тщательно взвесить предъявленные аргументы.

Ведомственные уроды,

названные «лесопромышленными комплексами», получили негативную оценку. Закладка первого камня в основание Богучанского лесопромышленного комплекса, которое состоялось в октябре нынешнего года, краевой прессой названо «началом новой эры в освоении лесных богатств края и всей России». Как говорится, свежо предание, да верится с трудом! Чем, в принципе, отличается Богучанский лесокомплекс от Братского или Усть-Илимского? Выпуск все той же целлюлозы, пиломатериалов происходит примерно в одинаковых объёмах. Во всех трех отсечено производство бумаги — этого хлеба культуры. В Братском и Усть-Илимском лесоперерабатывающих комбинатах изначально намечалось ввести гидролизно-дрожжевые заводы. Но до них так дело и не дошло. Очевидно, лесохимия не вписывалась в отраслевые рамки Минлеспрома (как, впрочем, и Минмедпрома). Так что миллионы тонн вредных стоков прямым ходом пошли в Ангару. Такой серьёзный просчет, к сожалению, никого не научил. В Богучанском варианте даже не ведётся разговора о гидролизном производстве, выпуске кормовых дрожжей, спиртов, фурфурола и другой продукции. Им уготовано место в водах страдалицы-Ангары. В материалах Всесоюзной конференции «Развитие производительных сил Сибири и задачи ускорения научно-технического прогресса», состоявшейся в 1985 году, ведомственные уроды, названные «лесопромышленными комплексами», получили негативную оценку. Да и о какой комплексности можно было вести речь, если тогда на химическую переработку в Сибири использовалось всего 2 процента заготавливаемой древесины (а сейчас и того меньше). Миллионы кубометров щепы, опилок, порубочных остатков сгорало в кострищах, сгнивало на производственных площадках или топилось в водоёмах…

Непрерывная цепь, превращенная в звенья

Продукция одной отрасли служила полуфабрикатом для другой. Этому соответствовал лишь единственный лесохимический комплекс на правобережье краевого центра. В выступлении академика А.С. Исаева на той далёкой конференции были четко обозначены основные принципы создания лесопромышленного комплекса. Это не только единство лесосырьевой базы, исходного сырья, его комплексной переработки, восстановления лесных угодий, но и соблюдение рациональной технологической последовательности. То есть продукция одной отрасли служит полуфабрикатом для другой. Данным критериям соответствует лишь единственный лесохимический комплекс, который действовал даже в пору послевоенных совнархозов на Правобережье краевого центра. Здесь сложилась непрерывная цепь тесно связанных между собой предприятий. Она начиналась заводами лесопиления и деревообработки. От них щепа и опилки шли на Красноярский биохимический, Канский и Хакасский гидролизные заводы. Выработанный там метиловый спирт направлялся на Красноярский завод синтетического каучука. А он, в свою очередь, обеспечивал необходимым сырьем заводы — шинный и резинотехнических изделий. Другой поток древесины направлялся в варочные котлы Красноярского целлюлозно-бумажного комбината, предназначенного для выпуска вискозной и кордной целлюлозы. Её дальнейший путь — на шёлковый комбинат и завод химволокна. Круг замыкался в радиусе двух-трех километров, полностью исключая дальние перевозки сырья и полуфабрикатов. С воцарением министерского правления постепенно из технологической цепочки исчезли важные производственные потоки. Остались лишь разрозненные звенья. Один только Красноярский ДОК сжигал в топках своей котельной до 150 тысяч кубометров древесных отходов. А в это время гидролизный завод искал опилки в Лесосибирске и Кемеровской области. Кстати, когда гидролизный входил в состав ЦБК и принимал от него щёлок, то выращивал до 2880 тонн дрожжей в сутки! После окончательного распада комплекса щёлок пошёл в Енисей.

Вредоносность полузамкнутого цикла

Если у края действительно появилось своё правительство, а не набор чиновников, идущих на поводу у бизнеса, то нужно озаботиться возрождением былого. Казалось бы, ведомственный идиотизм должен стать достоянием истории и из прежних просчетов нужно сделать выводы? Ничуть не бывало! Как уже отмечалось, пуск БоЛПК планируется без гидролизного производства. Аналогичная картина и в Лесосибирском ЛПК. Говоря об экологических составляющих проекта целлюлозного комбината в Енисейском районе («Экономическое обозрение», декабрь, 2007 года), министр природных ресурсов и лесного комплекса края Андрей Гнездилов отметил: «На заводе будут применяться самые современные технологии, в том числе полузамкнутый цикл очистки. Естественно, мы не можем тешить себя надеждой, что настолько серьёзное предприятие не нанесет окружающей среде никакого ущерба. Но мы можем предусмотреть компенсационные мероприятия, которые минимизируют это воздействие: качественно проработать проекты очистных сооружений, правильно сориентировать предприятия относительно «розы ветров» с учетом последних исследований Росгидромета и т. д. Мы активно вмешиваемся в этот процесс, хотя, строго говоря, у региональных властей нет таких полномочий. Это компетенция федеральных органов. Стоки, сбросы, санитарно-защитные зоны — всё это анализируется еще и независимой Экологической палатой, в которую входят множество экологических организаций, серьезные учёные…». Всё вышесказанное, мягко говоря, иначе, чем благими пожеланиями не назовешь. Если стоки без гидролизной ловушки пойдут в реку, то тут никакие «розы ветров» не помогут. И причём тут Общественная экологическая палата? Разве она располагает специальными лабораториями по изучению конкретных стоков и сбросов? Что касается федеральных природоохранных органов, то их позиция ясна: говорить то, что угодно начальству. Вот что заявил заместитель руководителя Енисейского управления Ростехнадзора Игорь Варфоломеев в статье, опубликованной в газете «АИФ на Енисее» (№ 43) в связи с намечаемым пуском Богучанского лесопромышленного комплекса: «Развитие таких высокотехнологичных производств, направленных на использование природных ресурсов, окружающей среде наносит минимальный вред. При проектировании предприятий предусматривается комплекс современных европейских технологий производства целлюлозы с максимально возможным замкнутым циклом водопользования, современными методами очистки сточных вод и газовых выбросов, которые отвечают требованиям российского законодательства по охране окружающей среды». Что касается «максимально возможного замкнутого цикла водопользования», то в данном случае высокопоставленный чиновник, как говорится, врёт и не краснеет. Ибо полузамкнутый цикл очистки (о котором сказал министр природных ресурсов края) и есть полузамкнутый, а не максимально возможный. А вот к принципиально новым технологическим процессам, что должны найти применение в целлюлозно-бумажной промышленности, участники конференции в 1985 году отнесли замкнутый цикл водопользования. «Научная и проектная разработка, — отмечал в своём выступлении представитель Сибгипробума Минлесбумпрома СССР Н. Н. Атаманчуков, — проверка и отработка на Селенгинском ЦКК, Байкальском ЦБК и других предприятиях отрасли систем замкнутого водопользования явится основой создания таких систем на новых предприятиях». …Как видим, в нашей капиталистической действительности замкнутые системы оказались невостребованными. Да и чего ради тому же Внешторгбанку заботиться о чистоте ангарских и енисейских вод? Банк интересует будущая прибыль и только. А об остальном у банкиров голова не болит. Об остальном, если им дорога природа, должны печься сами красноярцы. Если у края действительно появилось своё правительство, а не набор чиновников, идущих на поводу у бизнеса, в первую очередь нужно озаботиться возрождением былого лесохимического комплекса, эффективности которого, кстати, могли бы позавидовать даже финны или японцы. И вместо того, чтобы гоняться за ангарскими журавлями, давно следует взяться за восстановление связей между смежными предприятиями правобережья краевого центра. Провести реконструкцию Красноярского ЦБК. Восстановить в Богучанском ЛПК очень важное и необходимое звено — гидролизный завод, который является главным утилизатором лесохимических комплексов. Только тогда БоЛПК можно будет с полным основанием считать КОМПЛЕКСОМ.

От редакции: В следующем номере мы продолжим эту тему. Приглашаем к разговору всех заинтересованных лиц.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.