«Альма-матер» стратегического назначения

В прошлом году Туринский профессиональный лицей № 91 отметил 25-летие. За эти годы из его стен вышли более 14 тысяч специалистов — чуть меньше, чем численность всех жителей нынешней Эвенкии. Всё время бессменным директором этого учебного заведения, столь значимого не только для страны и края, но, в первую очередь для Эвенкии, является заслуженный учитель Российской Федерации Владимир Константинович ДРЕСВЯНСКИЙ.

Сохранить традиции, вернуть уклад

— Владимир Константинович, четверть века прошло с начала учебного процесса, жизнь доказала: вы нужны и востребованы.

— 25 лет пролетели, как один миг. Как и во всяком деле, без проблем не обходится. И не все нам под силу решать самим. Наше училище имеет федеральный статус, и министерство образования нас активно поддерживает, чего, к сожалению, не скажешь о власти на местах. А ведь и бывший, и настоящий президент неоднократно говорили о том, что федеральная организация, находящаяся на конкретной территории, без поддержки муниципалов не может обойтись, она не выдержит, рухнет…

— Но ведь вы, кроме всего прочего, еще и социально ответственное учебное заведение…

— Эта ответственность распространяется, прежде всего, на коренные народы, а их у нас обучается около 70 %. К сожалению, со временем утрачивается традиционный вид деятельности эвенков. И наша задача — не дать погибнуть исконному укладу жизни. А значит, в первую очередь, надо возрождать оленеводство. Бывший губернатор Борис Золотарев передал училищу 200 голов оленей, которые находятся в Суринде. С директором Виктором Гаюльским мы договорились о том, что его хозяйство будет ухаживать за нашими животными. А мы, в свою очередь, должны создать базу для их содержания. И вроде всё складывалось удачно. Нам собирались передать старые изгороди, находящиеся в совхозе «Нидымский». Однако радость оказалась преждевременной — изгороди старые и нуждаются в капитальном ремонте, а средств на него нет. Зимой понадобятся «Бураны». И если проблему с санями, гвоздями, топорами и молотками мы в состоянии решить сами, то на строительство базы, несмотря на то, что у нас там имеется и заготовленный брус, и свой транспорт, средства всё равно понадобятся…

— Но ведь вложенные средства окупятся сторицей, и со временем это может приносить существенный доход. Да к тому же и молодежь будет делом занята.

— У эвенков существует такое выражение: «Есть олень — есть эвенк». Олень — это ведь безотходное производство, которое кормило, обеспечивало всем необходимым на протяжении столетий. Однако сегодня практически невозможно найти среди эвенков специалиста по выделке камуса. Сделать кумалан — тоже проблема. Сейчас их изготавливают люди, кто жил в 50 — 60 — е годы, когда ещё живы были наши старики, которые их обучали. Сейчас этот процесс усовершенствован, а значит, всё придётся начинать заново, по-новому. Вот с камусом только проблема…

— Но ведь Эвенкия добывает много оленей, куда же девается камус?

— Основные его поставщики — северные поселки Чиринда, Эконда, Ессей. Мы бы могли там его закупать, но средств на это нет, и поэтому весь мех уходит в Якутию. Я бы, конечно, мог что-то организовать, но министерство средств на эти цели не выделяет, а от местных властей слышу одно: вы — федерал. Никак не можем продвинуться мы в этом вопросе, но ведь эвенки, которые живут на территории муниципального образования, — они-то наши!

Аккредитация прошла на «ура»

— Есть и еще одна глобальная проблема…

— Это — отсутствие собственного здания. 25 лет мы просуществовали, не имея своего помещения. А ведь это — культура, качество подготовки и полный набор, который прилагается к образованию по данной профессии. И вновь это ругательное слово — «федерал». Хотя когда-то местные власти начинали строить здание, кстати, одновременно со спецшколой. Только вот последнюю возвели и торжественно открыли. Руководитель регионального исполкома «Единой России», побывавший на открытии, заявил: «Как я рад, что мы построили спецшколу таких размеров и такой комфортности!». Безусловно, школа нужна, но не в таких масштабах…Я тогда не выдержал, написал в политсовет «ЕР»: чем школу для умственно отсталых строить, лучше бы побеспокоились о рабочих руках на завтрашний день…

— Это повод для беспокойства?

— Ещё какой! В развитии Эвенкии вскоре могут начаться большие проблемы. Понадобятся рабочие руки и, в первую очередь, в нефтегазовой промышленности. Депутат Алексей Нечепуренко обеспечил нас оборудованием для лабораторий в наших филиалах Байкита и Ванавары. Он высказал своё предположение перевести училище на местный бюджет. Руководитель агентства по профессиональному образованию Ольга Никитина, не зная наших условий, тогда четко заявила: больше 30 миллионов рублей не дам. Естественно, у меня всякое желание отпадает переходить на местное финансирование, ведь сейчас у нас ежегодный прирост финансирования в пределах 20 – 30 миллионов, а значит, есть возможность обновлять и приобретать новое оборудование…

— Недавно у вас прошла аккредитация. Причем с первого раза и по всем основным специальностям. Не секрет, что даже городские учебные заведения испытывают здесь немало трудностей, как вам это удалось?

— Да, здесь мы оказались впереди многих, аккредитация прошла на «ура». Свою роль сыграли многие факторы. И наша структура, и учебный процесс, который успешно реализуется. Надо отдать должное председателю комиссии по контролю и лицензированию агентства образования края Т. Н. Назаровой: она вникла в каждую деталь, лично побывала во всех лабораториях и кабинетах, посмотрела автодром, стоянку автотранспорта. Первоначально цель её поездки была ознакомительной, аккредитация намечалась на следующий год. Однако всё случилось раньше, мы не ожидали такого поворота событий и были приятно удивлены. Мы предъявили шесть профессий, по которым ведём обучение постоянно, и все шесть с первого же раза защитили. Даже Владимир Шишмарев был шокирован, ведь, скажем, в городе проходит 2 – 3 профессии, а то и вообще одна. Многие директоры спрашивают: что ты такого сверхъестественного там сделал?

— И что же?

— Во-первых, оборудование и техника у нас регулярно обновляются. Например, сейчас к 136 компьютерам, которые у нас есть, мы закупили ещё 22. Это — самые последние, мощные, современные модели. Приобрели 12 ноутбуков, все мои работники должны ездить в командировку с современной техникой, а не с бумагами… Ещё 20 закупим для кабинета информатики. Но всё равно и техника, и оборудование обновлены только наполовину, то есть ещё обновлять и обновлять… Сейчас у нас лицензия продлена до 2012 года.

Чтоб оленеводство возродить

— А сегодня вы обучаете коренные народности традиционным видам занятий?

— В 80-е годы мы готовили оленеводов, сразу давали им навыки управления «Бураном», обучали их работе с рацией. Мы учили шить унтайки, головные уборы, всевозможные украшения — кумаланы, солнышки и т. д. В то время было распоряжение окрисполкома и управления сельского хозяйства, согласно которому совхозы некондиционную пушнину передавали нам. Тогда, естественно, к нам приходили многие, просили изделия на сувениры, подарки… Кстати, я никогда не экономил на бисере, покупал только чехословацкий… Он, конечно, намного дороже, но он не линяет и в украшениях лучше смотрится, и изделия дольше сохраняются. До сих пор пользуемся тем запасом. Шили головные уборы, делали заготовки для унтаек. Мастером тогда работала Мария Николаевна Бети. А потом грянула перестройка, и камуса уже нет, и средства на его закупку отсутствуют. Тогда нам местные власти помогали — бывший председатель окрисполкома В. Чепалов, первый секретарь окружкома партии В. Увачан, а после него А. Якимов.

— Сколько выпусков было по традиционным видам промысла?

— По этой специальности мы готовили до 1994 года. Было около десяти выпусков и 2 – 3 выпуска оленеводов.

— А потом оленеводство пришло в упадок…

— Мы на суглане, дабы заинтересовать людей, даже приняли закон — платить по 10 рублей за каждого оленя.

— На ваш взгляд, надо ли возрождать традиционные виды деятельности эвенков?

— Тут и разговора быть не может быть! Мечталось так: вот начнём готовить оленеводов, построим рядом маленькое общежитие для девчонок, введём специальность «Хозяйка усадьбы», станут создаваться семьи. Я со своей стороны брал обязательство передать им 10 оленей, а муниципальный район должен был выделить место возле реки, где есть пастбища. Построить домик, рядом пусть ставят чум и первые год-два надо помогать им с продуктами питания. Выживет семья, втянется, полюбит своих оленей, вот и будет возрождение оленеводства…

— Вы обращались с этим к депутатам?

— Прежде, я думаю, надо разработать перспективный план развития района, где должны обязательно присутствовать статьи расходов на эти мероприятия. Стоит задуматься, а с какими рабочими руками мы войдём в завтра? Людям коренной национальности без поддержки сейчас практически выкарабкаться невозможно.

— Сколько на этот проект необходимо средств?

— В конце прошлого года замглавы по социальным вопросам, образованию, здравоохранению Л. Гаюльская делала запрос о перспективах нашего развития. Мы составили обоснование затрат. На реализацию всего задуманного нам понадобится около 2,5 миллиона рублей.

— Знаю, в Рособразовании вы на особом счету…

— Да, это так. В прошлом году, например, Федерация выделила нам 74 миллиона рублей, еще около 15 млн удалось получить дополнительно да сами 12 миллионов заработали. На этот год нам выделили 102 миллиона. А всё потому, что от нас есть отдача, вот руководство нас и поддерживает.

— На чем училищу удаётся зарабатывать?

— Мы, во-первых, оказываем помощь в перевозке грузов, выполняем сварочные работы, сами обеспечиваем себя овощами, мясом, рыбой. Это удешевляет наше питание. Готовим водителей всех категорий, лодочников, буранистов…

Удалённость — не помеха

— А сколько сегодня специальностей у вас существует?

— Мы можем готовить специалистов по 32 специальностям.

— То есть готовите тех специалистов, в которых нуждается район?

— Совершенно верно, чтобы не было засилья каких-то одних профессий. Тем не менее у нас имеется переизбыток экономистов, бухгалтеров. Зато в прошлом году 63 человека наших учащихся поступило на экономический факультет в вуз. Это радует.

— С какими вузами вы сотрудничаете?

— Очень плотно с Красноярским агроуниверситетом. Сначала мы открыли среднее профессиональное по специальности «охотоведение», а затем и высшее. Сейчас на реке Манка строим базу — столовую, общежитие. Готовили и егерей-охотников. Там имеется ледник, гараж, пилорама. На базе филиала в Ванаваре работает пединститут. Кстати, дополнительно на базе Байкитского филиала готовим помбуров и вышкомонтажников, в Тунгусско-Чунском — лаборанта химанализа нефти и газа. Но и на этом пути могут возникнуть трудности.

— Какого плана?

— Вышло предписание Министерства образования РФ о том, чтобы закрыть представительства и филиалы, не обеспеченные площадями. Одна из целей моей поездки в Москву в том и состоит, чтобы обсудить этот вопрос с руководством Рособразования и просить его дополнить данный документ и всё-таки сделать исключение для Эвенкии. Это ведь не только центр России, это ещё и огромная удалённость от «большой земли». Наши ученики, как правило, не в состоянии выезжать на учёбу.

Опережая время

— И всё-таки ваше училище идет в ногу со временем…

— Да, мы готовим специалистов для работы на буровых. Раньше тех же помбуров выпускало Черногорское училище — одно из сильнейших. Сегодня оно приказало долго жить. По заявке «Роснефти» мы готовим помбуров, тех, кто уже работал на буровых, мы готовим 6 месяцев и выдаём свидетельство, а с производственной практикой — один год и один день и выдаём диплом. Но ни «Газпром», ни «Роснефть» сокращений не планируют. Если мы готовим рабочих — должны быть уверены, что они будут работать. А те, кто постарше, получат наши верительные грамоты — рекомендательные письма. Они смогут поступить в Томске, где есть колледж. Завтрашний день Эвенкия в этом случае может ждать не страшась…

— Тут-то ваши кадры и нужны…

— Везде они нужны. Вот в сварщики у нас плохо идут, а ведь эта такая живая специальность! Они в любом деле нужны, а мы через 3 года даже группу не смогли полностью набрать. Когда такое случается, приходится объединять с какой-то другой специальностью. Обычно выпускали по 18 – 20 человек, но в Туре я вижу 4 – 5 человек. Порой как-то даже обидно становится: готовили-готовили, а я их как-то при деле и не вижу. Сам себя успокаиваю: а почему их должен здесь видеть? Сколько их в Красноярске на стройке работает! Это я через какое время узнаю. Хотя и говорю ребятам: не теряйте связь с училищем, давайте знать, где вы.

— Самая большая ваша мечта?

— Построить здание. Трудно доказывать, что наш край бедный. Я уже три года надоедаю, говорил и с губернатором, и с депутатом Заксобрания края В. Нечаевым…

— И всё же главное, чтобы вас услышали местные власти.

— Очень бы хотелось, чтобы власти на местах стали нас признавать, ведь без их помощи, поддержки, не обязательно финансовой, нам не обойтись. В крае училищ, подобных нашему, всего семь. Они имеют стратегическое значение и готовят специалистов не только для Эвенкии, края, но и для России в целом.

Поделиться с друзьями

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс

Опубликовано в    Автор:
Рубрики: Красноярская версия | Ключевые слова: | Написать комментарий

Ответить

Обязательные поля помечены *


Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.